Трансплантация гуманизма

Удивительно, насколько дремуче наше общество, несмотря на доступность
информации. И ярчайшим показателем дремучести являются несколько обросших мифами и легендами тем, одна из которых – трансплантация донорских органов.
Сразу скажу, мне лично тема трансплантации органов близка. В благотворительном фонде «Добро24.ру», пресс-секретарем которого я являюсь, на сегодняшний день открыт сбор
на трансплантацию сердца трехлетнему красноярцу Вите Наймушину. Фонд также помогает Роме Лосеву, которому трансплантацию печени от мамы сделали в прошлом году.

Ольга Абанцева
Пресс-секретарь благотворительного фонда "Добро24.ру"
Витя Наймушин
К тому же, как потенциальный посмертный донор я обеими руками «за»
существующую презумпцию посмертного донорства, обеспеченную
законом «О трансплантации органов органов и (или) тканей человека»
от 1992 года.
Закон РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-I
"О трансплантации органов и (или) тканей человека"


Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Условия и порядок трансплантации органов и (или) тканей человека

Трансплантация органов и (или) тканей от живого донора или трупа может быть применена только в случае, если другие медицинские средства не могут гарантировать сохранения жизни больного (реципиента) либо восстановления его здоровья.

Изъятие органов и (или) тканей у живого донора допустимо только в случае, если его здоровью по заключению консилиума врачей-специалистов не будет причинен значительный вред.

Трансплантация органов и (или) тканей допускается исключительно с согласия живого донора и, как правило, с согласия реципиента.

Органы и (или) ткани человека не могут быть предметом купли-продажи. Купля-продажа органов и (или) тканей человека влечет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Операции по трансплантации органов и (или) тканей реципиентам производятся на основе медицинских показаний в соответствии с общими правилами проведения хирургических операций.

Статья 2. Перечень органов и (или) тканей человека - объектов трансплантации

Объектами трансплантации могут быть сердце, легкое, почка, печень, костный мозг и другие органы и (или) ткани, перечень которых определяется Министерством здравоохранения Российской Федерации совместно с Российской академией медицинских наук.

Действие настоящего Закона не распространяется на органы, их части и ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетку, сперму, яичники, яички или эмбрионы), а также на кровь и ее компоненты.

Статья 3. Ограничение круга живых доноров

Изъятие органов и (или) тканей для трансплантации не допускается у живого донора, не достигшего 18 лет (за исключением случаев пересадки костного мозга) либо признанного в установленном порядке недееспособным.

Изъятие органов и (или) тканей не допускается, если установлено, что они принадлежат лицу, страдающему болезнью, представляющей опасность для жизни и здоровья реципиента. Изъятие органов и (или) тканей для трансплантации у лиц, находящихся в служебной или иной зависимости от реципиента, не допускается.

Принуждение любым лицом живого донора к согласию на изъятие у него органов и (или) тканей влечет уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 4. Учреждения здравоохранения, осуществляющие забор, заготовку и трансплантацию органов и (или) тканей человека

Забор и заготовка органов и (или) тканей человека, а также их трансплантация осуществляются в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Часть вторая утратила силу. - Федеральный закон от 09.02.2007 № 15-ФЗ.

Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих забор и заготовку органов и (или) тканей человека, перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих трансплантацию органов и (или) тканей человека, а также правила осуществления деятельности указанных учреждений утверждаются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения и социального развития, совместно с Российской академией медицинских наук.

Статья 5. Медицинское заключение о необходимости трансплантации органов и (или) тканей человека

Медицинское заключение о необходимости трансплантации органов и (или) тканей человека дается консилиумом врачей соответствующего учреждения здравоохранения в составе лечащего врача, хирурга, анестезиолога, а при необходимости врачей других специальностей на основании инструкции Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Статья 6. Согласие реципиента на трансплантацию органов и (или) тканей человека

Трансплантация органов и (или) тканей человека осуществляется с письменного согласия реципиента. При этом реципиент должен быть предупрежден о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством. Если реципиент не достиг 18 лет либо признан в установленном порядке недееспособным, то такая пересадка осуществляется с письменного согласия его родителей или законного представителя.

Пересадка органов и (или) тканей реципиенту без его согласия либо без согласия его родителей или законного представителя производится в исключительных случаях, когда промедление в проведении соответствующей операции угрожает жизни реципиента, а получить такое согласие невозможно.

Статья 7. Действие международных договоров

Если международным договором, в котором участвует Российская Федерация, установлены иные правила, чем те, которые указаны в настоящем Законе, то действуют правила международного договора.


Раздел II. ИЗЪЯТИЕ ОРГАНОВ И (ИЛИ) ТКАНЕЙ У ТРУПА ДЛЯ ТРАНСПЛАНТАЦИИ

Статья 8. Презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей

Изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту.

Статья 9. Определение момента смерти

Органы и (или) ткани могут быть изъяты у трупа для трансплантации, если имеются бесспорные доказательства факта смерти, зафиксированного консилиумом врачей-специалистов.

Заключение о смерти дается на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), установленной в соответствии с процедурой, утвержденной Министерством здравоохранения Российской Федерации.

В диагностике смерти в случае предполагаемого использования в качестве донора умершего запрещается участие трансплантологов и членов бригад, обеспечивающих работу донорской службы и оплачиваемых ею.

Статья 10. Разрешение на изъятие органов и (или) тканей у трупа

Изъятие органов и (или) тканей у трупа производится с разрешения главного врача учреждения здравоохранения при условии соблюдения требований настоящего Закона.

В том случае, когда требуется проведение судебно-медицинской экспертизы, разрешение на изъятие органов и (или) тканей у трупа должно быть дано также судебно-медицинским экспертом с уведомлением об этом прокурора.


Раздел III. ИЗЪЯТИЕ ОРГАНОВ И (ИЛИ) ТКАНЕЙ У ЖИВОГО ДОНОРА ДЛЯ ТРАНСПЛАНТАЦИИ

Статья 11. Условия изъятия органов и (или) тканей у живого донора

Изъятие органов и (или) тканей у живого донора для их трансплантации может осуществляться только в интересах здоровья реципиента и в случае отсутствия пригодных для трансплантации органов и (или) тканей трупа или альтернативного метода лечения, эффективность которого сопоставима с эффективностью трансплантации органов и (или) тканей.

Изъятие органов и (или) тканей у живого донора для трансплантации реципиенту допускается при соблюдении следующих условий:
  • если донор предупрежден о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством по изъятию органов и (или) тканей;
  • если донор свободно и сознательно в письменной форме выразил согласие на изъятие своих органов и (или) тканей;
  • если донор прошел всестороннее медицинское обследование и имеется заключение консилиума врачей-специалистов о возможности изъятия у него органов и (или) тканей для трансплантации.

Изъятие у живого донора органов допускается, если он находится с реципиентом в генетической связи, за исключением случаев пересадки костного мозга.

Статья 12. Права донора

Донор, изъявивший согласие на пересадку своих органов и (или) тканей, вправе:

  • требовать от учреждения здравоохранения полной информации о возможных осложнениях для его здоровья в связи с предстоящим оперативным вмешательством по изъятию органов и (или) тканей;
  • получать бесплатное лечение, в том числе медикаментозное, в учреждении здравоохранения в связи с проведенной операцией.

Статья 13. Ограничения при пересадке органов и (или) тканей у живого донора

У живого донора может быть изъят для трансплантации парный орган, часть органа или ткань, отсутствие которых не влечет за собой необратимого расстройства здоровья.


Раздел IV. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ УЧРЕЖДЕНИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И ЕГО ПЕРСОНАЛА

Статья 14. Ответственность за разглашение сведений о доноре и реципиенте

Врачам и иным сотрудникам учреждения здравоохранения запрещается разглашать сведения о доноре и реципиенте.

Разглашение таких сведений влечет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Статья 15. Недопустимость продажи органов и (или) тканей человека

Учреждению здравоохранения, которому разрешено проводить операции по забору и заготовке органов и (или) тканей у трупа, запрещается осуществлять их продажу.

Действие настоящего Закона не распространяется на препараты и пересадочные материалы, для приготовления которых использованы тканевые компоненты.

Статья 16. Ответственность учреждения здравоохранения

Если здоровью донора или реципиента причинен вред, связанный с нарушением условий и порядка изъятия органов и (или) тканей либо условий и порядка трансплантации, предусмотренных настоящим Законом, учреждение здравоохранения несет материальную ответственность перед указанными лицами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Президент Российской Федерации Б.ЕЛЬЦИН
Москва, Дом Советов России
22 декабря 1992 года
№ 4180-1






Я также за посмертное донорство детских органов. Мне видится в этом высокое
человеческое предназначение — в возможности после физической смерти даровать жизнь и здоровье другим.
«Мамочки, нас разберут на органы!»
Очередным всплеском общественной дремучести стало сообщение в СМИ о том,
что Конституционный суд России официально признал законность извлечения органов из тел погибших для трансплантации без согласия родственников. Материалов и реплик о том, что «мамочки, нас разберут на органы», о том, что «черные трансплантологии
за каждым углом» появилось в сети тысячи.
Удивительно еще и то, что фактически, когда речь заходит о трансплантации органов, среднестатистический пользователь интернета с легкостью ставит себя на место донора, и почти никогда на место реципиента — человека, которому может понадобиться донорское сердце или почка.
По факту же, каждый из нас может попасть в лист ожидания органов. А, попав в него,
не дождаться и умереть. Потому что, по сравнению с остальным цивилизованным миром, у нас все не просто грустно в сфере трансплантологии, а очень грустно.

Это должно бы успокоить всех, кто боится, что «народ российский начнут разбирать
на органы». И испугать всех остальных.
Ситуация в этой сфере российского здравоохранения такова, что даже по статистике стран СНГ мы занимаем не первую позицию. Это место занято Белоруссией.
Уровень медицины в этой сфере там лучше. Это следствие низкого технического обеспечения, ограниченного количества специалистов и отсутствие информационной
и транспортной логистики в РФ.
В настоящее время в Белоруссии проводится
29 трансплантаций на 1 млн населения. В России на миллион жителей таких операций проводится 3,5
.
В России чуть более 50 медицинских центров, в которых возможна пересадка органов. Для сравнения, в Испании, стране, которая является мировым лидером по пересадке органов уже 25 лет подряд, таких центров приблизительно столько же.
Только российские центры делают
1400 операций в год, а испанские — 4360 операций по пересадке органов (из них 2678 – трансплантаций почки,
1068 – печени,
265 – сердца,
262 – легкого,
81 – поджелудочной железы
и 6 – кишечника)
А ведь по статистике в нашей стране около 25 тыс. смертельных случаев ДТП, и часть погибших могли бы стать потенциальными донорами при развитой системе медицинской помощи.

Почему у нас так мало спасают жизней? Давайте попробуем разобраться.
«…в Тунисе — 13, Карл!»
Во-первых, к сожалению, мы отстаем от мировых клиник технически.
Например, в 2012 г. в московском НИИ скорой помощи имени Склифосовского провели первую в России операцию по пересадке легких без участия западных врачей.

До этого в нашей стране были выполнены только 2 подобных операции французским профессором Жильбером Масаром. А это всего 4 года назад, когда в США проводили
от 800 до 1 тыс. таких операций.
В Красноярске проведены 15 операций по трансплантации почки. Правда, всего.
За два года (первая операция состоялась 5 марта 2014 года).

Нужно ли еще раз заострять внимание на том, что это ничтожно мало, по сравнению
с мировыми показателями? По данным на лето 2015 г., операции по трансплантации органов проводятся в 24 из 85 субъектов РФ, причем в большинстве из них,
за исключением Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодарского края и еще пары «регионов-передовиков», речь идет об очень незначительном числе пересадок.

На остальной территории страны трансплантологическая помощь населению просто недоступна.
Две беды: дороги и время
Во-вторых, у нас абсолютно – мнения ведущих российских трансплантологов тому подтверждение – не развита логистическая система для своевременной доставки донорских органов. Печень, например, после извлечения может находиться в растворе порядка 10 часов, почка — порядка 20, сердце и легкие — 6 часов.

Элементарная логика подсказывает, что даже если донорские органы, допустим,
в Красноярске, подойдут реципиенту в Москве, то довезти орган вряд ли успеют.
У нас до аэропорта в будни можно ехать три часа.
Операция по пересадке «красноярского» сердца в Новосибирске, которую сделали в феврале этого года, лишнее тому подтверждение: это не стандарт, а экспериментальная, пробная, единственная пока операция. Орган везли более 800 км гражданским самолетом и трансплантировали в течение 6 часов — на рубеже максимального времени жизни сердца вне тела.
К слову сказать, «красноярское» сердце реципиент ждал полтора года.

Именно из-за плохо развитой донорской инфраструктуры пациенты вынуждены годами жить в часовой доступности от клиник. Представьте, каково человеку из, допустим, Козульки, жить два года в Москве в ожидании печени, не имея средств к существованию?

Это аренда жилья, питание, транспорт, медикаменты и анализы (зачастую платные) —
а «на все про все только пенсия по инвалидности. Не все доживают до заветной операции.
Оставайтесь с нами на Facebook
Законодательное несовершенство
В-третьих, наше законодательство, а в частности закон «О трансплантации органов органов и (или) тканей человека», несовершенно, несмотря на «презумпцию согласия», которая означает, что если вы или ваши родственники не высказали запрет на изъятие
органов, врачи могут взять органы для операции при констатации клинической смерти.
Например, по закону только кровные родственники могут стать прижизненными донорами для другого человека. А вот, допустим, жена мужа или друг друга спасти уже не могут, даже если идеально подходят
как доноры.
Запрещена пересадка детских органов, и поэтому 99% детей, которым она необходима, умирают.

Они просто не доживают до того времени, когда их организм может вырасти настолько, чтобы вместить взрослый донорский орган. И в этом случае спасением является только операция в зарубежной клинике. Операция, которая стоит миллионы.
Информационная яма
И, в-четвертых, донорство органов лежит вне плоскости государственной пропаганды, общественного обсуждения и понимания, исключая скандальные информационные поводы, конечно. Нет государственной программы, которая помогла бы обществу справиться с отстраненностью от проблемы.

Учитывая информационную яму, в которой находится вопрос трансплантации органов, говорить о проблеме необходимо с экранов телевизоров, транслировать информационные материалы в рунете, посвящать ей полосы в периодике. Объяснять, объяснять и объяснять, что посмертное донорство — это спасение жизней.
Именно так поступают в Испании уже более 20 лет. Система трансплантологии в этой стране построена на принципах добровольности и альтруизма, католическая церковь официально и активно поддерживает донорское движение, а известные лица страны
участвуют в информационно-просветительской деятельности.

Результатом этой государственной политики стала операция по пересадке почки, состоявшаяся в валенсийском госпитале Hospital Doctor Peset de Valencia в начале февраля 2016 года – стотысячная трансплантация органов в стране.

И мы космически далеки от этих показателей. Далеки нравственно, в первую очередь. Нашему обществу необходима трансплантация гуманизма.

Государственная программа о донорстве органов могла бы стать мощной «скрепой», объединить людей. Общество, где каждый готов стать спасением другому, является обществом зрелым, гуманным и высокодуховным.
«Эффект Грина»
Напоследок хотелось бы привести пример, изменивший отношение мировой общественности к трансплантологии в общем и к детской в частности.

О нем рассказал главный трансплантолог Петербурга Герман Николаев, заведующий НИЛ торакальной хирургии и трансплантологии ФГБУ «ФМИЦ имени В.А. Алмазова» одному из информационных агентств — это «эффект Грина»:
«Грин — это американец, который в середине 80-х приехал со своей
семьей в Рим.

В пригороде на них напали преступники, произошла перестрелка,
в ходе которой его пятилетнему сыну Николасу попали в голову.
Через три дня мальчик умер в больнице.

Врачи сразу спросили Грина: согласен ли он, чтобы органы ребенка
отдали итальянским детям? Мужчине было очень тяжело,
но он принял верное решение.

Через СМИ об этой истории узнала вся общественность Италии.
В итоге, за 2 года, количество людей, согласных отдать свои
органы увеличилось в пять раз.

Недавно я был в Риме, и этот мужчина читал там лекцию. В конце
доклада он показал фотографии людей, которые сейчас живы
только благодаря его сыну. Это десятки людей!

Ведь у выживших тогда сейчас уже свои дети. Это то, чего у нас
очень не хватает.

Сейчас в Минздраве готовится новый закон по трансплантологии,
в котором будет предусмотрено детское донорство. Концепция
закона — презумпция несогласия, у всех родственников будут
спрашивать разрешение.

Этот закон впервые позволит спасать маленьких детей, которые
сегодня без донорских органов в России умирают».
«К трансплантации органов у меня отношение неоднозначное. С одной стороны, я видела отчаяние и безысходность матери, которая теряет своего ребенка, потому что ему нужна трансплантация органа, а это просто невозможно сделать, по разным причинам – детская транспланталогия у нас запрещена, а если пациент взрослый, то сложно дожить до того как появится подходящий донорский орган... С другой стороны, есть этические моменты. Я считаю, что органы должны изыматься только с согласия самого человека: подписанное при жизни разрешение, либо, когда пациент погиб, согласие ближайшего родственника. Если мой внутренний орган после гибели мозга и, следовательно, зафиксированного факта биологической смерти, может кому то спасти жизнь, – я согласна стать донором. Жизнь — это единственно важное. Ни деньги, ни власть – ничто не имеет значение, когда наступает смерть. Сохранить человеку жизнь, чтобы он был, чтобы его родители, дети его не потеряли — это самое главное и важное.
Наталья Машукова
пресс-секретарь Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии Красноярска
«Пересадка донорских органов – это важное научное достижение человечества, а не какое-то вмешательство
в "божественный замысел". Если таким способом можно спасти чью-то жизнь — высшую ценность —
то нужно использовать любую возможность. Поэтому я вполне нормально отношусь к перспективе стать донором. Это нормально, что мои, местами замечательные, органы могут кому-то пригодиться. Разрешение
у моих родственников все-таки нужно спросить, если подобных инструкций я не оставлю сам. И вообще,
к законодательству в этой области необходимо отнестись с повышенным вниманием, так как известно,
что там много криминала.
Дмитрий Тронин
специалист по организации мероприятий
«Естественно, что для тех, кому срочно требуется пересадка, для их родных, для врачей, презумпция согласия имеет большое значение. Значительно ускоряет оказание помощи, что зачастую жизненно важно. И тут я, конечно, говорю: да, да, да! Если это может спасти чью-то жизнь, конечно, да!
С другой стороны, возмущение родственников умершего человека можно понять: неужели нельзя было спросить согласия, хотя бы поставить в известность о своих планах?! Ведь для них это конкретный любимый человек, а не набор органов. То есть, выходит, что я и за систему испрошенного согласия.
Но.
Мне кажется, что процент соглашающихся будет крайне мал по разным причинам, будет упущено драгоценное время, и тот, кому еще можно помочь, просто не дождется своего шанса на жизнь. И это крайне печально.
Пока у меня напрашивается один вывод: каждый человек должен решить для себя, что станется с его телом после кончины: спасет чью-то жизнь, возможно, и не одну, или будет гнить в земле. Не перекладывать на плечи родных этот выбор, а сделать его самому. И фиксировать документально.
Я была бы счастлива, если после окончания своего жизненного пути, я смогла бы дать шанс на жизнь другому. Мое тело уже не будет "мной" и очень быстро перестанет иметь хоть какое-то значение вообще, так пусть хоть частично оно будет для кого-то ценно.
А все остальное я бы отправила в крематорий. Мне кажется это очень логичным. Стать пеплом».
Мария Алексеева
актриса театра
Понравилась статья? Присоединяйтесь к нам на Facebook!