О Красноярске, стиле и женщинах: историк моды Александр Васильев в интервью Новостям ТВК

961

1 ноября


Историк моды Александр Васильев привез в Красноярск выставку платьев знаменитых оперных певиц «Звуки моды».

Там же Васильев дал интервью программе «После новостей» на ТВК, рассказав о культуре, моде, женщинах и мужчинах.

Как пришла идея выставки «Звуки моды»? Ведь, по сути, это костюмы, которые молчат?

Вы сами понимаете, что это костюмы поющих звезд. Это звезды эстрады, оперы и оперетты. Это все те, кто дал музыкальному миру нашей страны свой звук. Для коллекции я отобрал тех, кто был действительно значим. Сыграл роль своей карьерой и подчеркнул свое величие на сцене. Каждое платье − личный контакт со звездой или с ее наследником. И каждая меня спросила: «А с кем я буду рядом стоять?», «А кто у вас там еще?», «А какие еще будут певицы?». Боятся, что соседки затмят и что будет недостойное окружение.

Конкуренцию никто не отменил даже после смерти. Мы все будем конкурировать друг с другом на кладбище: крестом, памятником, могилой, посещаемостью, цветочками. Думайте об этом. 

У вас еще нет платья Монеточки или кед Гречки (современной отечественной исполнительницы)?

Я не собираю однодневок. У меня даже нет платья Ольги Бузовой, и я не стремлюсь иметь. Потому что у нее нет голоса, к сожалению. Только 12 млн подписчиков, правда, накрученные в Instagram. У меня есть только 500 тыс. подписчиков, но все мои. Я не завидую.

Как можно завидовать трате денег? Завидуете, что у кого-то есть бриллианты? Но они же покупные! Если бы они были фамильные, я бы завидовал.

То, что творится на сцене, – это магия. Зритель не всегда знает, из чего это чудо сделано. Надо ли к нему так близко прикасаться на выставке, видеть, из чего это сделано?

Весь мир зиждется на костюмных выставках, кроме России, потому что это отсталая в культурном отношении страна. Вы живете по категориям начала 20 века, даже не 21-го. У вас Красноярск же культурный, у вас кроме Хворостовского, наверняка, была масса других звезд. Оперный театр опять же есть. Но никаких костюмных выставок нет. Даже не было манекенов. Пришлось из Новосибирска заказывать. Даже простых – пластиковых, китайских.

Красноярску бы тратить деньги не на перекладку плиточек на тротуаре, потому что они не морозостойкие и лопнут этой же зимой, а вкладывать деньги в культуру. То есть не строить потемкинскую деревню, не жить показухой, а жить реальной жизнью. Не набирать себе фору для выборов такими внешними мерами. Надо чинить город постоянно, а не потому что какой то форум приедет. Все чиновники – временщики. Не волнуйтесь, их не будет очень скоро. Это все временное явление. Только культура живет, а все остальное улетучивается.

Каждый месяц я вожу состоятельных женщин в удивительные поездки по разным странам мира. Следующее мое путешествие посвящено стопам Коко Шанель. Почти все клиентки хотят красивый отель, хотят хороший шопинг. Хотят, чтобы после всех экскурсий и лекций Васильева они смогли сходить в Dior, Chanel и Hermes. А если этих бутиков не присутствует, они не едут.

А что делать все остальным, как вы сказали, «неокультуренным»?

Все, считай, окультуренны. Просто для кого-то «Zara» – это предел мечтаний. Кто-то хочет одеваться в H&M, а есть женщины в России – таких определенный процент, и он небольшой – которые хотят только крупные бриллианты после 5 каратов и наряды соответствующих брендов. Естественно, можно работать с любыми клиентами, но чтобы заработать на такие коллекции и возить их по разным странам, надо иметь средства. И эти средства я очень честно зарабатываю и отрабатываю каждую копеечку.

Как вам удается совмещать тягу к высокой моде и искусству и работу на «Первом канале» в программе «Модный приговор»?

А вы что, считаете, что там не высокая мода? Погодите, «Первый канал» – это лучший федеральный канал у нас, конкурент «России». Ну, можно сказать, что их 2. Третий канал – это уже НТВ. Все остальные не федеральные, то есть их мощь не такая значительная. Место, которое я занимаю в ежедневном эфире, не самое пагубное. Тем более, что моя роль там не дворецекого, а судьи, согласны? Даже не стилист, которого никто не показывает, хотя они тоже делают великолепное преображение. Мы все должны работать и зарабатывать. Я считаю, что это один из самых правильных профессиональных заработков, который я могу найти в стране с моим образованием.

Участницы программы  «Модный приговор» такие милые. Я с ними столько выучил. Я теперь знаю все про доярок, все про электротехнику, а еще, что очень многие женщины глубоко несчастны от недостатка мужской любви. Это та проблема, которая в России мне была неизвестна, потому что я не женщина и я через это не прошел. Но выслушав их драматические повествования, я понял, что очень много женщин в России обделены мужским вниманием.

На мой взгляд воспитание детей часто неправильно. Родители все время говорят девочке, что она их принцесса. Она растет с мыслью, что она настоящая принцесса. Ее одевают в серебряные платья, она носит какие-то банты на голове. Ей говорят, что она самая красивая, лучшая принцесска. В итоге она ищет принца, а находит бандита.

Потому что родители воспитывают мальчиков не принцами. И ни одна мама не говорит: «Ты мой принц». Говорят: «Хулигашка, иди, давай, во двор, мучай воробьев, голубей». Что получается? Два разных типа воспитания: мы растим головорезов в мальчиках и принцессок в девочках.

Есть такое представление, что мальчик должен быть мужиком. А я считаю, что он должен быть человеком. Русский мужчина любит женщину, которая проста в обращении, с которой можно сразу на «ты». Это не то, что нужно. Это нельзя перевоспитать. Это свойство характера и свойство темперамента.

Такое же отношение к своему прошлому, к своему окружению. У нас, смотрите, любят звезд короткое время сразу после смерти. Пока они лежат больные или на костылях у себя дома, у них нет ни копейки. А вот она помирает − надо сделать программу: какая она была потрясающая, какая у нее была квартира и сколько бриллиантов. Дальше это мусолится в течение 3 месяцев всеми газетами и журналами, а потом забывается. И уже не вспомнишь. Это очень неверное отношение к своей культуре.

Нет любви. Есть только, знаете, ее действие. Действие, которое выражает эту любовь. И все. Если вы любите, сделайте и покажите, что вы любите.