ИНТЕРВЬЮ: «Трансплантация органов без согласия с медицинской точки зрения оправдана»

5478

11 марта 2016


ИНТЕРВЬЮ: «Трансплантация органов без согласия с медицинской точки зрения оправдана»

Изъятие человеческих органов для трансплантации без согласия родственников умерших доноров Конституционный суд России официально признал законным. Заведующий хирургическим отделением № 2 краевой клинической больницы Дмитрий Евдокимов рассказал в интервью ТВК о том, по каким регламентам проходит процедура пересадки донорских органов.

Оказывается, в тех случаях, когда родственники не настаивают на том, чтобы органы умерших не были изъяты, эта процедура в медучреждениях Красноярского края, как и по всей стране, в течение 25 лет происходит по умолчанию.

– Многие россияне с удивлением узнали, что их органами в будущем могут распорядиться без уведомления.

– Закон о трансплантации принят в 1992 г. Все страны, в которых действует трансплантология, делятся на 2 категории: те страны, где берут испрошенное согласие у родственников, и вторая категория – где действует «презумпция согласия на изъятие органов», когда согласие родственников не нужно.

По такой системе не только Россия работает, но и многие страны, в том числе в Европе. Говорить, что разрешили врачам изымать органы без согласия родственников – некорректно. Наше здравоохранение и служба трансплантационной координации работает в соответствии с законодательством в полном объеме. 

– То есть, ставить в известность по закону не нужно. Но по-человечески могут предупредить? 

– Пациент, когда лежит в больнице, он там лечится. И ему до тех пор, пока он не стал трупом, должны в полном объеме оказываться лечебно-диагностические мероприятия. 

И не важно, какие у него перспективы: поправится он или нет – законодательство предполагает проведение полного объема мероприятий до момента констатации смерти. Соответственно, до этого момента обсуждать какие-либо вопросы о потенциальном донорстве пациента, как минимум, некорректно.

Когда мы ставим диагноз «смерть человека» – это может быть остановка сердечно-дыхательной деятельности или остановка мозга.

В том случае (иск матери московской студентки Алины Саблиной, которая в январе 2014 г. попала в ДТП и скончалась в больнице – прим. ред.) была установлена смерть пациента на основании смерти головного мозга. И после этого этот труп стал потенциальным донором для трансплантации. Я не могу понять, что здесь не так?

– Быть может, людей возмущает, что без разрешения могут трогать их тела...

– А эти вопросы надо в Госдуму задавать. С медицинской точки зрения, повторюсь, это однозначно оправдано, поскольку это уже труп. Ему будут делать вскрытие. И все его органы будут убирать.

В любом случае, к телу будут прикасаться и что-то с ним производить. И, надо понимать, что есть очень много людей, которые стоят в листах ожидания и умирают ежедневно, не дождавшись донорских органов.

И потребность в донорских органах в десятки раз больше, чем на сегодняшний день мы можем оказать такой вид медпомощи в России. Да и во всем мире. Но особенно в России.

Поэтому, еще раз повторю, с медицинской точки зрения это оправдано. И с точки зрения людей, которые умирают, не дождавшись органов нужных.

– Почему именно в России?

Ситуация сложная везде, но в России меньше трансплантации выполняется в год, чем в других развитых странах. Потому что у нас как раз не очень хорошо развита система трансплантационной координации.

В то время как в США это достаточно серьезно развивается. Там людям с детства объясняют, что донорство это хорошо. Что в случае какой-то трагичной ситуации нужно оформить листок донора. 

Если что-то случится, у человека будут изъяты органы. У них есть специальный регистр. И общественное мнение у них направлено позитивно на эту вещь.

 Но для этого нужно с детства, как мы учим правила дорожного движения, по большому счету, приучать, что донорство это хорошо. У нас это в стране есть? 

– Я думаю, что нет.

– Десятилетия должны пройти, чтобы что-то хоть куда-то в этом плане двигалось. 

– Что делать тем, кто не согласен отдавать свои органы?

 Он может какого-то вида листок, карточку заполнить. Если человек принципиально понимает, что ни в какую, ни в каком виде не готов в случае какой-то страшной ситуации стать донором, то потом активную позицию могут родственники занять.

Если пациент попадает в медучреждение, родственники могут сразу обратиться к врачу или администрацию больницы, и высказаться. Достаточно устной формы, на самом деле. Но при свидетелях. Но лучше написать. 

– А если он не попал в больницу? 

 Этот момент, на самом деле, не отработан пока. По этой причине будет в этом году принят новый закон о донорстве и использовании органов для трансплантации. Он уже третье чтение в Госдуме прошел. И этот момент как раз будет учтен. 

Будет составлен регистр согласных и несогласных на донорство. То есть, каждый человек сможет при жизни сделать волеизъявление. И перед тем, как потенциального донора рассматривать для трансплантации, в медучреждении откроют базу общероссийскую и, исходя из этого, будет приниматься решение.

– Сейчас такого выбора у нас нет?

 Вы можете написать заверенную бумагу у нотариуса. Вы можете родственников поставить в известность о вашей позиции. Регистр – это, на мой взгляд,  очень хорошая идея, я думаю, что в этом году уже все будет работать.