Как Красноярск становится заложником «черного неба»


17 февраля


Год экологии в Красноярске начался неважно: 20 из 50 дней прошли под знаком «черного неба».

Как Красноярск становится заложником «черного неба»

Со слов экспертов, наличие «черного неба» означает, что все предельные концентрации превышаются в разы, и все загрязнители, которые выбрасываются в воздух, не рассеиваются, достигают определенной высоты, а потом обрушиваются на город.

Как эти примеси нависают над Красноярском – хорошо видно невооруженным глазом.

Исследования независимых экологов подтверждают эти фотофакты: на прошлой неделе в воздухе обнаружились опасные металлы.

Да и краевая сеть наблюдения регулярно рапортует о превышениях ядовитых газов.

Однако, по информации ведомства, которое принимает решение о вводе режима НМУ, в городе не очень-то и грязно. Поэтому вводить повышенный уровень опасности, при котором предприятия ограничены в выбросах, нет повода.

«В настоящее время, уровень загрязнения в городе еще не достиг того предела, при котором можно объявлять НМУ второй степени опасности», – заявили в Гидрометцентре.

Для справки: всего федеральная сеть ведомства насчитывает 8 постов во всех районах города. 4 раза в сутки там производятся замеры по 17-ти веществам.

Отметим: на неделе с 13 февраля посты Гидрометцентра не зафиксировали никаких превышений.

Возникает вопрос: если в городе установились условия, при которых выбросы не рассеиваются, а концентрация загрязнителей растет, куда они тогда деваются и почему их не фиксирует Гидрометцентр?

Получается, это еще одна проблема: об устаревшем оборудовании и недостаточности оснащения постов мониторинга давно говорят эксперты.

Неприметная серая будка в Центральном районе – федеральный пост наблюдения. Данные отсюда показывают, чем дышали жители этого района. Наверху – пластиковая бутылка. На ней – капроновый чулок, говорят, чтобы пыль не мешала делать забор проб…

Кроме федеральной сети наблюдения, существует краевая.

5 постов – три из которых в черте города: в Солнечном, Северном и Черёмушках.

С виду это такая же невзрачная будка поблизости с жилыми домами. К ней по 3 раза в день подъезжает лаборатория.

На этих трех постах почти ежедневно фиксируют превышения.


Однако эта информация не учитывается Гидрометцентром. Там заявляют, что это «чужие» посты. Жаль только, что воздух общий...

Когда режим «черного неба» в очередной раз был продлен, красноярцы даже вспомнили Великий смог 1952 г.


Тогда на 4 дня над городом навис густой туман от угольной пыли.

Дымка была настолько густой, что перестал работать общественный транспорт, позже перестала функционировать скорая помощь, так что жители должны были сами прибывать в больницы. Были отменены концерты, прекращена демонстрация кинофильмов, поскольку смог легко проникал внутрь помещений. Зрители попросту не видели сцену или экран из-за плотной завесы.

И вот что удивляет: жители были спокойны. Паники не было. Тревогу забили медслужбы, которые выявили смертоносный характер бедствия – количество смертей среди младенцев, престарелых и страдающих респираторными заболеваниями за пару дней достигло 4 тыс. человек, более 100 тыс. человек заболели.

Более поздние исследования показали, что общее число погибших было значительно больше – около 12 тыс. человек.

Когда «черное небо» нависает над Красноярском, то почему-то никто не может сказать, какой вред наносит зловонный туман здоровью горожан.

В Минздраве коротко отмечают: «Это физически невозможно – доказать вредное воздействие воздуха на организм человека».

В Роспотребнадзоре – организации, которая определяет вредность выбросов – даже при 10-ти кратном превышении норм это считается как «разовое воздействие». «Поэтому повода для тревоги за здоровье у горожан быть не должно».

Никто из специалистов, представляющих эти организации, ни разу не делал заявление о вреде «черного неба». Только давали рекомендации, как адаптироваться к загрязненной среде обитания.

Власти и города, и края также неохотно заходят на экологическую тему: это тот конек, на котором, как правило, выезжают только во время выборов. Напомним, что перед выборами – хотя, возможно, это совпадение – в Красноярске проходили общественные слушания. Но сложно сказать, что они изменили.

Профессор СФУ Рэм Хлебопрос помнит те времена, когда воздух в Красноярске был сравним с курортными южными городами. В прошлом году Красноярск попал в список самых грязных мегаполисов. И если не очистить город от выбросов, то начнется отток населения.

«Когда люди начнут понимать, что они теряют в здоровье и особенно вырастет смертность, и, выйдя на улицу, они просто увидят, что воздух тяжел, то, вероятнее всего, это начнет сказываться очень сильно. Одно из двух: либо нужно сделать город завидным с экологической точки зрения – или начнется отток».