«Большой репортаж» Новостей ТВК: «Детские группы смерти: только для взрослых»


2 марта

Екатерина Кашутчик


В эфир Новостей ТВК возвращается специальный проект нашей телекомпании – «Большой репортаж». Тема первого выпуска – «Детские группы смерти: только для взрослых».

Уже три уголовных дела и еще три случая проверяются – такую статистику по борьбе с группами смерти привели красноярские следователи. По предварительным данным, всех этих детей доводили до самоубийства через сообщества в социальных сетях. Как работает вербовка 21 века, кто и зачем это делает и как обезопасить детей – на эти вопросы ответы искала Екатерина Кашутчик.


04:20 – это время начала игры, и время ее завершения. Для первого задания нужно найти страшное видео в сети, а для последнего – силы шагнуть из окна. Если у ребенка их нет, ему помогут, выбора не оставят. 

В то, что этот алгоритм реальный, распространенный и работающий, даже не сразу не веришь. Папа 17-летней Риты тоже не мог подумать, что кто-то даст его дочери задание – умереть, и она его выполнит.

Последний день, когда дочка отчего-то снова проснулась в начале пятого, Эдуард помнит по минутам.

«Четвертого числа я собирался, она встала тоже рано, вышла, я говорю: "Доча, что не спишь? В школу или куда?". Она говорит: "Не знаю". Я пошел на медкомиссию, говорю: "Хорошего дня!". Она подошла, меня обняла, поцеловала, я говорю: "Что будешь делать дальше?". Она такая: "Пожалуй, пойду, посплю". С этими словами она ушла», – рассказывает отец погибшей Эдуард Реджепов.

Через несколько часов был звонок, которого боится каждый родитель, и понимание – 17-летней Риты больше нет.

«Когда зашли, заходит офицер с фотоаппаратом, я понимаю, что это не меня фотографировать, я говорю: "Что случилось?". Он показывает фотографии: "Ваша? Ваша. А ее нет"», – вспоминает мужчина.

Для справки: «Группы смерти» – это сообщества в социальных сетях.

Используют символы и хэштеги: синий кит, море китов, тихий дом, f57.

Участники ассоциируют себя с китами, высокоразвитыми животными, которые массово выбрасываются на берег. Способность на самоубийство приравнивается к внутренней свободе.

Смерть к переходу в иной мир – тихий дом. Дойти до тихого дома можно, выполнив 50 заданий.

Что заставить маленького человека верить в китов и тихие дома просто так невозможно, понимает каждый взрослый. Но не каждый понимает, что все это делается не просто так.

«Вербовка здесь происходит абсолютно на бессознательном уровне, то есть применяются суггестивные техники, техники внушения, техники нейролингвистического программирования, техники невербального воздействия», – говорит детский нейропсихолог Инна Драчёва.

Все сложные приемы настоящей вербовки легко раскладываются по полочкам экспертами, и тут оказывается, что каждое правило внезапно появившейся игры – это тот самый прием. Первое, что используют так называемые кураторы – это ранний подъем, те самые «04:20 утра».

Как оказалось, это не символ, а тактический ход, который больше прочих давит на детскую психику. Этот вывод сделали эксперты после общения с десятками пострадавших от «групп смерти» в Красноярске.

«Если человек 40 дней встает в 04:20, в течение месяца, понятно, что мозг просто не отдыхает, именно эта фаза быстрого сна, когда должен мозг восстанавливаться, он не восстанавливается, утрачивается критичность к происходящему», – говорит директор центра диагностики и консультирования «Эго» Дмитрий Юрков.

Прием второй: эмоциональная перегрузка. Детям дают не только задания, но и специфичные музыку, фильмы для создания эмоционального фона.

«Те дети, с которыми я работал, они перегружены, перегружены эмоционально, перегружены негативной информацией, длительным просмотром негативного содержания роликов, где музыка эта психоделическая. Сцены смерти, насилия человека над самим собой…», – поясняет специалист.

Прием третий: постепенное усложнение заданий. Это заметили те родители, которые в попытках спасти детей сами, под вымышленными именами вышли на кураторов и вступили в игру.

«Когда под фейковой страничкой нам уже пошли задания конкретные, то уже мы поняли, что здесь далеко не игры. Подводят детей именно шаг за шагом, как мы смотрели списки всех 50 заданий, там сначала просто: "Нарисуй у себя на руке что-нибудь", потом усложняется, усложняется, потом: "Поднимись на самый верхний этаж", потом: "Поднимись на крышу". Следующее задание: "Подойди к краю крыши". Следующее задание: "Сядь на край крыши, свесив ноги" – это все постепенно, постепенно, постепенно…», – рассказывает организатор группы помощи родителям Оксана Василишина.

Постепенно и, как бы между делом, человек, который присылает задания, начинает обращаться к ребенку по имени – как ко взрослому, навязывая ему еще и ореол избранности, рассказывая, какой он особенный и какой самостоятельный.

А необходимость выполнить очередное задание представляет, как протест родителям. И тут срабатывает странный психологический парадокс: подросток, которому больше всего хочется никого не слушаться и все решать своей волей, свою же волю теряет.

«Это теперь для подростков секрет: вами просто пытаются манипулировать кто-то гораздо постарше, если что. Это как игра с заданными правилами. Мне интересно быть продвинутым, крутым и руководить вами, поэтому я сейчас придумал такую игру, и вы на это повелись. Подростки, вы на это повелись! Это следование недостаточно разумному взрослому», – говорит психолог Аушра Курегешева.  

А когда ребенок пытается воспротивиться недостаточно разумному взрослому, ему начинают угрожать расправой над семьей. И это тоже прием воздействия. 

«В конце работает самый страшный механизм, механизм страха смерти, и тогда уже психика ребенка просто не выдерживает. Потока информации, потока: ага, ты уже столько прошел, как ты после этого уйдешь, обратного выхода нет. И психику ребенка настраивают на неотвратимость этого события, поэтому ребенок заканчивает жизнь самоубийством просто из-за страха, из-за ощущения паники. На уровне биохимии – это паническая атака», – говорит детский нейропсихолог Инна Драчёва.

Этот большой список намеренного воздействия не может выдержать ни один ребенок.

Что Рита, которую в Красноярске считают первой жертвой «групп смерти», подверглась этому давлению, нет сомнения у ее родителей. Только вот увидеть опасность для этой семьи не смог даже психолог, которому показывали девочку.

«Мы приходили с ней, она общалась, сказала, что не видит что что-то прям совсем... Там все грамотно поставлено, как родителям не заподозрить, чтобы внимание не обратили!

Есть люди, есть записи, конкретно они меж собой там хвастаются, кто сколько таким образом подвел детей до последней черты. У них там свой счетчик есть, это все есть, это все доказано, следствие ведется», – рассказывает отец погибшей Эдуард Реджепов.

***

«Планете просто не нужен этот биомусор, это ненужная биомасса, она портит мир и окружающую среду», – эту запись сделали общественники, которые еще до полиции начали бороться с массовой атакой на детей в сети.

Они раскрыли и личность говорящего. Это организатор «групп смерти» – Филипп Будейкин. Или Филипп Лис, как он сам себя называет.

Филилипп Лис Будейкин – в сети называл себя «Ангелом смерти». 21 год, неоконченное высшее психологическое образование. Организовал минимум 8 «групп смерти». Обвиняется в доведении до самоубийства 15 человек, арестован.

Следователи уточняют количество его жертв. Улыбается в зале суда и охотно раздает интервью, вину не признает:

«Моя группа не являлась сектой, я не был сектантом, я религиозный человек, я верю в бога – в своего. Ну, как верю, наполовину, я сам не верю в него, агностик я, это тот человек, который, знаете да?».

Во что верит этот человек – разберется следствие и определит суд. Но пока он сидит за решеткой – в сети продолжают работать его последователи: Москва, Чита, Тольятти, Владимир, Калининград, Серов, Хабаровск, Тамбов, Амурск, Симферополь, Орел, Улан-Удэ, Красноярск.

Прошло только 27 секунд, а количество игроков пополнилось на десяток. И это дети со всей страны. Красноярских среди них 12 тысяч. У каждого из них есть мама и папа, их тоже тысячи, но на всех одна ошибка: все думают, что выполнять задания сумасшедших кураторов, резать руки и гулять по крышам могут только дети из неблагополучных семей, предоставленные сами себе. А случившиеся трагедии говорят об обратном.

«Мы отмечаем точно, что в группах находятся дети не из неблагополучных семей, а часто и из благополучных», – отмечает уполномоченный по правам ребенка в крае Ирина Мирошникова.

«Это абсолютно все дети, благополучные и неблагополучные семьи, ими, в основном, движет простое любопытство, здесь нет абсолютно никакой разницы, из какой семьи ребенок», – говорит организатор группы помощи родителям Оксана Василишина.

«Проблемы могут возникнуть у любых подростков, потому что возраст такой особенный: социальная, асоциальная семья – это возраст», – отмечает психолог Аушра Курегешева.

Возраст вечной драмы и любопытства.

Мы пообщались с десятками красноярских ребят из числа тех, кто состоит в группах и выполняет задания, о которых не догадываются их родители. И удивились их объяснению, почему они это делают:

– Почему ты хочешь играть? 
– Ну, я хочу попробовать поиграть в эту игру. 
– Тебе не страшно? 
– Нет. 
– Даже задание№50? 
– Ну, значит, суждено будет так.  

– Дима, зачем тебе это нужно? – Прост.

– Родители развелись, папа все время говорит, что я не нужна маме и я живу с бабушкой, потому что мама уехала в другой город…Что терять. 

– Я из за одного чела.

– Ну, у меня пи***ц. Три парня – все три изменили. Последнего любила дико.

– Хочу попробовать, просто устал уже от всего. 
– От чего? 
– Ссор с родными, и друзьями.

– Просто Хочу Играть.

Просто хотел поиграть и Алёша – мы обещали так его назвать, чтобы родители не узнали.

В переписке он сказал, что уже дошел до 15-го задания, причину, по которой играет, обещал назвать при встрече с выдуманной нами девочкой:

– Я, честно говоря, не отбитый, чтобы реально себе вены резать или прыгать с дома. 
– Тогда зачем это все? 
– Хотелось проверить. Их или себя? 
– Их. 

Тут наш Алёша рассказал, и как вся школа в это играет, как одни руки себе режут, другие ноги, чтоб не видно было.

А то в школе уже проверки с осмотрами устраивали. Свои руки в порезах и выжженных ссадинах снимать запретил, но на условиях анонимности согласился рассказать и о себе, и о друзьях по школе и игре одновременно.

– А ты знаешь тех, кто по-настоящему хотел все пройти? 
– Да. 
– И что они? 
– Ни че, мамка п**ды дала один раз пацану и все, больше не хочет.
– Мне друзья скинули: осторожно, предупреждение – то, что какие хэштеги опасны для людей, друзей, знакомых, какие группы, под какими названиями. Я просто решил зайти и проверить. Хотел узнать, правда это или нет. Я не верю в это все, это как те же экстрасенсы, кто в них верит, кто нет.

И это неверие не в экстрасенсов, а в психологию, становится опаснее реального желания дойти до конца игры. Ведь в ответ на «я в игре», которое у себя на страничках пишут дети.

Им могут написать, как подражатели тех, кто стоит за «группами смерти», так и они сами. Ни тех, ни других закон ограничить не может. Да, у нас есть статья уголовного кодекса «Доведение до самоубийства», но никакого психологического давления там нет.

«Состав достаточно сложный в доказывании, там нужно конкретно факты либо жестокого обращения, либо угроз. Еще ряд факторов, которые бы образовывали наличие этого состава преступления», – говорит заместитель руководителя ГСУ СК РФ по Красноярскому краю Павел Курочкин.

Впервые в истории Красноярска следователи все же завели два дела по этой статье, чтобы наказать организаторов «групп смерти». Но сделано это было, что называется, на свой страх и риск.

Подробности в «Большом репортаже» Новостей ТВК.