Елена ЧЕКАЛОВА: «Кирилл и в страшном сне не мог себе представить, что процесс станет его собственной реальностью»


23 августа


Во вторник, 22 августа, в Санкт-Петербурге по делу о хищении 68 млн руб. был задержан режиссер Кирилл Серебренников. Его подозревают в организации хищения госсредств, выделенных на проект «Платформа». 

Художественного руководителя «Гоголь–центра» доставили в Следственный комитет в Москве. Затем его допросили и отправили в изолятор временного содержания. Режиссеру может грозить до 10 лет лишения свободы.

Телеведущая, филолог, жена известного журналиста Леонида Парфенова Елена Чекалова на своей странице в Facebook привела беседу с мужем об аресте Кирилла Серебренникова. Новости ТВК публикуют текст полностью.

Елена ЧЕКАЛОВА: «Кирилл и в страшном сне не мог себе представить, что процесс станет его собственной реальностью»

Спрашиваю у Лени: Зачем Кирилла взяли практически со съемочной площадки, в Петербурге ночью в первые минуты 22 августа? Даже не дали переодеться.

Зачем потом 9 часов трясти по дорогам, практически этапировать в Москву? Ведь можно было просто вызвать – он же всегда приходил на все допросы. Не понимаешь? – усмехается Парфенов. Забыла Архипелаг? И близко к тексту он процитировал Солженицина. Прочитайте до конца, не пожалеете: 

«Иногда аресты кажутся даже игрой – столько положено на них избыточной выдумки, сытой энергии, а ведь жертва не сопротивлялась бы и без этого .Политические аресты нескольких десятилетий отличались у нас именно тем, что схватывались люди ни в чем не виновные, а потому и не подготовленные ни к какому сопротивлению. Но у берущих, чья служба и состоит из одних только арестов, для кого ужасы арестованных повторительны и докучны, у них понимание арестной операции гораздо шире. У них – большая теория, не надо думать в простоте, что ее нет. Арестознание – это важный раздел курса общего тюрьмоведения, и под него подведена основательная общественная теория. Аресты имеют классификацию по разным признакам: ночные и дневные; домашние, служебные, путевые; первичные и повторные; расчлененные и групповые. Аресты различаются по степени требуемой неожиданности, по степени ожидаемого сопротивления (но в десятках миллионов случаев сопротивления никакого не ожидалось, как и не было его). 

Вас отводят в сторону на заводской проходной, после того как вы себя удостоверили пропуском – и вы взяты; вас берут из военного госпиталя с температурой 39, и врач не возражает против вашего ареста; вас берут прямо с операционного стола, с операции язвы желудка – и еле живого, в крови, привозят в камеру; вы добиваетесь свидания с осужденной матерью, вам дают его! – а это оказывается очная ставка и арест! Вас в "Гастрономе" приглашают в отдел заказов и арестовывают там; вас арестовывает странник, остановившийся у вас на ночь Христа ради; вас арестовывает монтер, пришедший снять показания счетчика; вас арестовывает велосипедист, столкнувшийся с вами на улице; железнодорожный кондуктор, шофер такси, служащий сберегательной кассы и киноадминистратор – все они арестовывают вас, и с опозданием вы видите глубоко запрятанное бордовое удостоверение 

Как потом в лагерях жгло: а что, если бы каждый оперативник, идя ночью арестовывать, не был бы уверен, вернется ли он живым, и прощался бы со своей семьей? Если бы во времена массовых п о с а д о к, например в Ленинграде, когда сажали четверть города, люди бы не сидели по своим норкам, млея от ужаса при каждом хлопке парадной двери шагах на улице, – а поняли бы, что терять им уже дальше нечего, и в своих передних бодро бы делали засады по несколько человек с топорами, молотками, кочергами, с чем придется?» 

Какая же у Парфенова память! У большинства она слишком коротка. Последний спектакль, который мы с мужем посмотрели в Гоголь-центре – был Кафка. Провидческая постановка! Нет, конечно, Кирилл, и в страшном сне не мог себе представить, что Процесс станет его собственной реальностью. Но на то он и большой художник, чтобы вот так предчувствовать. Август в России почему-то часто становится месяцем новой реальности – теперь той, которая забытая старая. И не думайте, что вас она не коснётся.