«Будем следить за галстуком президента»: политологи о губернаторской отставке


28 сентября


Политологи Виктор Потуремский и Сергей Комарицын рассказали Новостям ТВК, что думают об отставке губернатора Красноярского края Виктора Толоконского, которая произошла до опубликования Указа президента.

Накануне губернатор Красноярского края Виктор Толоконский попрощался с жителями региона и, по неподтвержденной информации, улетел в Новосибирск. Однако во время прощания обошли важную деталь: кто сейчас руководит краем? Не кажется ли Вам, что в такой момент необходимо официальное объявление?

В. Потуремский: Кто руководит? Хороший вопрос. Прописано в Уставе края. Боюсь ошибиться, кажется, Пономаренко (Сергей Пономаренко, первый зам.губернатора края – прим. ред). Исполняющий обязанности Путиным не назначен по-прежнему.

С. Комарицын: Виктора Александрович заявил о том, что он написал заявление об отставке и сказал, что я не просто ухожу, а уезжаю, но формально он остается губернатором, и на сегодняшний день он руководитель края. Он не уехал, он здесь. Другое дело, что он на работу не выходит на Мира, 110. Но формально на сегодняшний день руководителем региона является Виктор Александрович Толоконский – до тех пор, пока не представят нового исполняющего обязанности и не появится Указ президента.

Как Вы считаете, Виктор Толоконский самостоятельно принял решение об уходе до опубликования Указа на сайте Кремля? 

В. Потуремский: По разным утечкам, инсайтам можно предполагать, что вопрос возник еще в пятницу прошлой недели. Как вы понимаете, предложение уйти в отставку такое, что «отказаться» невозможно. Пауза до среды, вероятно, связана с тем, что не было решения по преемнику. Например, как в Самаре с бывшим мэром Дмитрием Азаровым. Тогда можно предполагать, что вчерашнее прощание – это личное решение Толоконского. Я не верю, что такой опытный человек как Виктор Толокноский не понимал, что, нарушая правила, он создает неудобную ситуацию для Кремля.

С. Комарицын: Он сказал, что принял самостоятельно, но это, естественно, лукавство. Формально, конечно, он написал заявление по собственному желанию. Но в реальности, конечно, это была воля не его, это была воля кремлевская. Так же, как и с остальными губернаторами, которые в этом списке.

Подобной ситуации в России еще не было, почему губернатор Толоконский решил «пробить систему»? 

В. Потуремский: Я бы не называл это «пробить систему». Да, это вызов. Но система гораздо крепче. И может позволить себе даже не заметить это. Что, собственно, и происходит.

С. Комарицын: Я думаю, что это он так просто по-детски обиделся и нарушил правила аппаратной игры, потому что есть традиция, он старый аппаратчик, он ее знает. 

Но он так решил хлопнуть дверью. Возможно, потому что ему не предложили никакой другой работы. Например, Меркушкину предложили быть спецпредставителем президента при Всемирном конгрессе финно-угорских народов. Специально под него такую должность создали. 

Шанцеву орден дали за заслуги перед Отечеством, с почетом отправили на пенсию. 

А Виктор Александрович в своем прощальном слове сказал, я не первый раз прощаюсь, но всегда я был с мыслями о новой работе, а сейчас не так. То есть новую работу ему никто не предложил, он уходит, действительно, в никуда. 

По обычной практике бывает наоборот: сначала приезжает новый начальник, его представляют, а потом уже провожают предыдущего.

Почему Кремль допустил такую ситуацию неопределенности? Почему от него нет никакой реакции? Это какой-то сигнал или потеря контроля над ситуацией со стороны «аппарата»? 

В. Потуремский: Все под контролем. Назначение временно исполняющего обязанности нужно подождать. Видимо, более тщательно подбирают кандидатуру. 

Высказывались предположения, что кто-то из претендентов на пост в Красноярске может даже быть востребован в других регионах.  Это тоже может осложнять принятие решения.

С. Комарицын: Там не очень довольны этой ситуацией, потому что так не принято делать. Но там все, я думаю, по плану: появится Указ. 

Если уедет сегодня Путин в Турцию, то он может подписать его хоть где, хоть в самолете. С момента, как появится Указ президента, у нас будет уже тогда новый руководитель региона. 

Он же должен еще принять отставку, пока никаких сведений об этом нет. Естественно, ее примут,  эту отставку. Но на сегодняшний день Толоконский является первым руководителем края».

Кремль сделает какие-то выводы из этой ситуации? 

В. Потуремский: А какие выводы? Если Толоконский нарушает правила, вероятно, он принял решение выйти из системы государственной службы.

С. Комарицын: Я думаю, что никаких выводов не будет делать. Задача Кремля – держать в тонусе руководителей регионов, встряхнуть некоторые регионы, чтобы там люди понимали, что и как у нас происходит в стране. 

Эту задачу Кремль решил. Что затягивается – это тоже из этой области.

Из-за задержки с официальным объявлением появляется все больше возможных кандидатов. Это информационный шум или за этим реально что-то может стоять? 

В. Потуремский: Это, скорее, шум. Попытки некоторых политиков напомнить о себе. Или старание СМИ вычислить некие закономерности. 

Например, давайте посчитаем всех красноярцев в федеральной власти. Основные претенденты были названы в первые дни. Это люди, связанные с краем, знающие его. 

Решение принимает известно, кто. Думаю, что это будет кто-то из них. Хотя могут, конечно, быть неожиданности.

С. Комарицын: Может, конечно, стоять. Могут там ходить какие-то ходоки в администрации президента или к самому президенту. Есть же у него ближайшее окружение, есть люди влиятельные, у которых интересы в Красноярском крае. 

Это могут быть и олигархи: Сечин, например, или Шойгу. Они, конечно, могут как-то поучаствовать. 

Безусловно, это может быть вызвано вот этим. Но если решение уже принято – хоть решения у нас, как опыт показывает, не раз переигрывались. В Калининграде, например, опубликовали об отставке Указ, а потом сказали, что это произошла техническая ошибка, Указ отозвали, назначали другого исполняющего обязанности. Это все может быть.

Но с большой степенью уверенности я думаю, что все-таки это будет Михаил Котюков.

Имея некоторое представление о том, как работает пресс-служба Кремля, можно предположить, что встреча преемника Толоконского и президента уже состоялась, а видеосъемка ждет своего момента. Вы в это верите?

В. Потуремский: Не знаю. Про преемника и решение ничего не скажу. Но будем следить за галстуком президента, как пишут в телеграмм каналах (на встрече с Г. Никитиным и Д. Азаровым Владимир Путин был одет одинаково – один и тот же галстук и рубашка – прим. ред.).

С. Комарицын: Да, я думаю, что это, скорее всего, так, потому что это их практика. 

Могут быть какие-то заминки, так как вчерашнее странное заявление Пескова «Коммерсанту» о том, что он не может ни подтвердить, ни опровергнуть информацию про Котюкова, настораживает. 

Могут быть какие-то неожиданности. Но в целом, я думаю, что это обычная практика: они сначала снимают, а потом выставляют и показывают нового руководителя. 

Фото: «Коммерсантъ»