Вадим ВОСТРОВ: «Хотелось бы "закрыть гештальт" по Толоконскому»


29 сентября


Вадим Востров об отставке губернатора Красноярского края Виктора Толоконского.

Вадим ВОСТРОВ: «Хотелось бы "закрыть гештальт" по Толоконскому»

Пока все гадают про нового губернатора, хотелось бы, как говорят психологи, «закрыть гештальт» по Толоконскому. 

Понятно, что после своего странного побега в Новосибирск он растерял остатки своих и без того малочисленных поклонников, хотя странным его срочный отъезд выглядит только со стороны. А, по сути, он стал вполне логичным и очень символичным завершением его карьеры в Красноярске.

Год тому назад на одном из совещаний со своим информационным блоком, Толоконский, как обычно, учил пресс-секретарей, как нужно работать со СМИ. 

Ему не нравилось, как освещают работу краевой власти и его лично красноярские СМИ. Во-первых, он к этому не привык: в Новосибирске совсем другая медиасреда – гораздо более управляемая, чем в Красноярске. А во-вторых, он был искренне убежден, что все население и края и города искренне его любит, что он такой гениальный оратор, что даже его противники после личного общения становятся чуть ли не фанатами.

Он реально в это верил. И вот, в ходе совещания Толоконский воскликнул: «Скажите, что вам мешает? Что мешает в вашей работе? ТВК? Тогда я закрою ТВК!».

Когда мне пересказали это фееричное выступление, я подумал, что когда закроют самого Толоконского, надо будет вернуться к этой теме. И вот я пишу этот текст. Сразу оговорюсь, что у меня нет никаких личных счетов с Виктором Толоконским, он не делал мне лично ничего плохого, поэтому прошу не искать в моем высказывании личных мотивов.

Можно ли было тогда воспринимать угрозу Толоконского закрыть ТВК всерьез? На мой взгляд, нет. К тому моменту уже многим в его окружении было понятно, что сказанное губернатором чаще всего заканчивается «ничем».

Он что-то говорит, что-то обещает, кому-то грозится. А потом ничего не происходит. Управляя краем, он продемонстрировал новый для нашего региона управленческий стиль.

У него не просто не было своей команды, у него напрочь отсутствовало само желание такую команду иметь. Он ни с кем близко не общался, и даже по самым важным политическим и экономическим вопросам не советовался ни с кем, кроме своей супруги.

Он много работал, много ездил, много выступал, но все это не приводило к какому-то конкретному результату. То есть это был процесс ради процесса.

В этом, кстати, он очень похож на мэра Красноярска Акбулатова, который проводит многочасовые бессмысленные совещания, на которых иногда собственноручно перепроверяет цифры своих подчиненных, складывая их столбиком. Поэтому совершенно не случайно ему нравился Акбулатов.

Один и тот же тип руководителя-трудоголика. Вроде, все время в процессе, а кругом какая-то полуразруха: дороги ремонтирует кто попало, везде срываются все сроки, проект платных парковок бездарно провален, но при этом никогда никто не виноват: повсюду находятся объективные причины произошедшего. 

Толоконскому нравился Акбулатов. Ему вообще многое нравилось: выступать перед людьми, петь, проводить планерки, ездить по краю.

Вообще, если вдуматься, у него была очень интересная для пенсионера жизнь. Далеко не каждый знает, чем заняться на пенсии, а он на пенсии руководил огромным регионом (4 Франции и не помню, сколько там Швейцарий).

И проблема-то во всем этом была только одна: по большому счету, ему был глубоко безразличен и сам край, и люди в нем живущие. Он бы точно с таким же энтузиазмом руководил Ненецким автономным округом или Тюменью, или Костромой – ему было совершенно неважно, чем.

Он сюда не просился, ему предложили поруководить на прощание серьезным субъектом федерации. Ну кто же от такого откажется? И здесь я могу только процитировать собственное высказывание в Facebook два дня тому назад (и примерно об этом же на день раньше написал журналист Андрей Агафонов):

«Политологи обсуждают причины отставки губернатора Толоконского. А я бы хотел, чтобы кто-нибудь объяснил причины его назначения 3 года тому назад.

Было неизвестно про его возраст? Он уже тогда был пенсионный.

Было неизвестно, что он из Новосибирска, а руководить придется Красноярским краем?

Было неизвестно о его управленческом стиле? Он всю жизнь на госслужбе.

Или, может, никто не знал, что его супруга любит гомеопатию, а он любит петь?

Чего такого не было известно про Толоконского и стало известно за время его руководства Красноярским краем? Совершенно же логичный вопрос. Про кадровую стратегию.

Поэтому главная причина отставки - отсутствие причин для назначения.

И это не смешно, потому что так оно и есть».

Конечно, своим скоропостижным отъездом в Новосибирск Толоконский совершил политическое самоубийство. Количество негатива в социальных сетях и медиа, обрушившееся на голову еще вчера, казалось бы, обычного, среднего по российским меркам губернатора, стало откровением для краевой власти, видевшей на своем веку многое.

В какой-то момент у некоторых возникла жалость: ну нельзя же так с человеком, что он вам такого сделал? В том то и дело, что ничего он нам сделал, потому что не испытывал к нам никаких чувств. Неслучайно он душевно попрощался со своим аппаратом и чиновниками, и настоятельно попросил убрать все камеры, чтобы не прощаться с красноярцами.

В завершении мне остается только перефразировать знаменитые слова про Юрия Деточкина.

Товарищи! Конечно, он виноват. Он служил системе и был ее типичным продуктом: чиновник без собственных взглядов и убеждений, когда-то с удовольствием сам избиравшийся мэром Новосибирска, и затем, без тени сомнений, отменивший эти выборы для красноярцев.

И он же не виноват: он служил вертикали, как мог, работал, как умел, играл по правилам и был отправлен в никуда за 2 года до истечения своих полномочий. Без особых на то причин.

Так что и поведение, и обиду Виктора Александровича понять можно. И можно даже по-человечески его пожалеть. Но еще больше хочется пожалеть красноярцев и жителей края.

Он улетел, а нам здесь жить.