Бронь для федеральных СМИ и крики о помощи: что осталось за кадром пресс-конференции Путина

3251

17 декабря 2017


Корреспондент Новостей ТВК Екатерина Кашутчик, побывавшая на пресс-конференции Владимира Путина в Москве, рассказала о том, что осталось за кадром мероприятия. 

Встреча, вход на которую армия журналистов берет штурмом, продлилась чуть меньше 4 часов. Примерно столько же эти журналисты – отдельно операторы, отдельно корреспонденты, проведут в очереди, карауля возможность прорваться в зал первыми.

Однако в очереди не все знают, что те самые первые – а точнее федеральные коллеги, уже находятся по ту сторону дверей, без очередей и давки занимая лучшие места. После огромной очереди корреспонденты попадают в зал, где на сидениях первого ряда написано «резерв».

Причем людям, которым эти места предназначены, листик резерва заменяет даже главный атрибут таких встреч – табличку с темой вопроса – вип-гостей спросят и без нее, что подтвердила 13-я конференция.

Своей привилегией не воспользовался разве что руководитель Первого канала. Все остальные привычно изощрялись в способах привлечения внимания – «духовные скрепы» на листе, а в сумочке еще и «нравственность», рядом табличка про овес и про детей, табличка-«паспорт», табличка-«рука», игрушка, в ассортименте, табличка шарф и просто «вера в чудо».

Последнюю можно считать самой честной на весь зал, если узнать, что на самом деле почти все эти люди приехали на пресс-конференцию совсем не ради ответов на вопросы, скорее за помощью в ответ на жалобу.

Только вряд ли ехать надо было на пресс-конференцию. Что на встрече, предназначенной для ответов, эти ответы никому оказались не нужны, подтвердил и журналист, который оказался не журналист, но его вопрос стал таким же «не вопросом» как и все остальные. 

А вот собирался ли кто-то слушать самого президента – так и осталось вопросом. После первого часа конференции люди уже не просто поднимают таблички, а кричат, после второго встают, а после третьего – почти торгуются, да так, что президенту приходится выступать в роли школьного учителя. 

И пока одни за тем, как президент «заканчивает», следили спиной к самому говорящему, другие не слушая ответы, изобретали новые таблички для своих вопросов или, как Ксения Собчак, изучали модные коллекции, а третьи, видимо, просто отрабатывали повестку.

Все вопросы из серии традиционных, по совпадению озвучили совсем не те, кто сидели с табличками и сопровождали криками и гулом каждый момент выбора вопроса, а те, чьи имена и названия редакций были хорошо знакомы модератору - пресс-секретарю президента Пескову. 

Журналист «Эха Москвы», задавшая по сути, один из немногих журналистских вопросов, после скажет, что за коллег ей стыдно, ведь не ради профессионального долга они приехали, не ради него сооружали таблички и выбирали наряды: от причудливых костюмов до вечерних комплектов. Просто хотели сказать, не слушая ответа. И разве могут быть тогда претензии к тому, что исчерпывающих ответов здесь так никто и не получил. 

Спустя 4,5 часа после начала пресс-конференции зал опустел, журналисты разъехались, уехали те, кто не сумел задать свой вопрос или те, кто задал вопрос, а после признался, что внятно ответа на него так и не получил. Тогда остается только подумать – а зачем же вообще все это было нужно: и кому? Стране или ее президенту?