«Большой репортаж» ТВК: «"Зимняя вишня". Никто ни в чем не виноват?»

6906

2 апреля


Прошло ровно 9 дней с момента трагедии в Кемерове. Истории людей, для кого воскресенье, 25 марта, навсегда останется «черным» днем – в «Большом репортаже» Виктории Столяровой «"Зимняя вишня". Никто ни в чем не виноват?».

Кемерово. 25 марта. Этот день начинался обычно. Многие, по еженедельной воскресной традиции, отправились за покупками всей семьей. Многие, по случаю начала весенних школьных каникул, всем классом или с родными пошли смотреть киноновинки в «Зимнюю вишню», откуда потом не смогли вернуться домой.

Четыре часа дня. Огромное пламя внутри торгово-развлекательного центра загнало в ловушку тысячи людей. Вспыхнувший пожар только за первые часы унес жизни более 50 человек, десять из которых – дети. Окончательное число жертв – 64 человека. 41 из них – ребенок.

Андрей Никулин. Крик сына в телефонную трубку он будет помнить вечно. 10-летний мальчик вместе с бабушкой и тетей – в списках пропавших без вести. В то «черное» воскресенье глава семьи вместе с супругой отвезли родных в кинотеатр. Но спустя 20 мин Андрей, прикрываясь мокрой тряпкой, сквозь огонь и дым, прорывался к родственникам, которые оказались заперты в горящем кинозале.

«Общались сначала с сестрой до последнего. Потом она уже крикнула: "Все, нам хана!". И все, потом она пропала. Мать говорила, что Женя, сестра, уже все... Ее мы потеряли. На заднем плане крик слышался сына, и все мать говорила, что двери заблокированы, выйти не можем. Мы горим... и все», – вспоминает родственник погибших Андрей Никулин.

Очаг возгорания, по предварительным данным, зафиксирован между третьим и четвертым этажами. Последний, где располагалась детская игровая зона, за считанные секунды заволокло густым черным дымом. А уже спустя десятки минут полыхали 1,6 тыс. кв м «Зимней вишни». Сразу после начала пожара дети стали звонить родителям с криками о помощи. Затем, чтобы попрощаться.


Саркис Хумарян. В страшном пожаре потерял сына и внука. Готовый молить любых Богов, чтобы никогда не увидеть имена родных в списках погибших, спустя трое суток опознал их лишь по крестику и иконкам:

«Я остался один, как перст. Ни сына, ни внука».

Иконы, свечи, панихиды по погибшим в пожаре. А еще мягкие игрушки, воздушные шары и цветы. Все это уже следующим утром после трагедии появилось рядом с «Зимней вишней». Стихийный мемориал стал местом, куда кемеровчане шли в одиночку или семьями. Утром, вечером после работы, ночью. Скорбить по жертвам или благодарить судьбу, что их дети чудом выжили.

Анна Гевленко. Ее дочери крики отчаяния взрослых и плач детей в «Зимней вишне» еще долго будут сниться в кошмарах. Мама, спасшейся девочки рассказала, что в торговый центр ее дочь вместе с парнем отправились за продуктами. О том, что огонь охватил здание, они узнали только по запаху гари. Реагировать пришлось быстро, спасая не только себя, но и всех, кто попадался на пути.

«Они еще обнаружили двоих ребятишек. Она побежала выводить этих детей, там 5-летние девочка и мальчик. Друг ее остался также на 3 этаже, вывозить колясочников. 

Я очень счастлива, что у меня ребенок выжил, и я крайне сочувствую тем, у кого это горе произошло. Я знаю, что такое потерять ребенка, и я крайне им сочувствую и передаю свое тепло», – рассказала Анна Гевленко.



Все, кто успел спастись от пламени, вспоминают, что в первые минуты пожара в здании началась паника. Никто из сотрудников торгово-развлекательного центра не попытался прийти на помощь. А охранники оказались в числе первых, кто кинулся к выходу.

«Я там был с двумя своими дочерьми. Пришли посмотреть мультик. Мультик закончился, никто из зала уже не вышел. Когда мы подошли к дверям, оказалось, что там уже газ, там уже огонь. Мы решили ждать помощи внутри. В конце, когда уже все начали сознание терять, я подошел к выходу пожарному. Убрал человека, который держал дверь. 

Я решил, что надо выйти и пойти искать помощи. Я вышел, сделал два шага и упал. Потому что там совсем была концентрация воздуха непригодная для дыхания. Я хотел вернуться за детьми, но уже не смог этого сделать», – рассказал Михаил Трусов.

Кемеровчане хотели добиться правды 27 марта. Спустя двое суток после трагедии люди вышли на стихийный митинг. Около 5 тыс. человек требовали от чиновников ответов.


На место трагедии приехал и президент. Владимир Путин в одиночестве возложил букет роз к стихийному мемориалу. Осмотрел фасад сгоревшего здания. И удалился на совещание с главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным и местными чиновниками. И спустя несколько дней эти же чиновники то, что было на площади Советов, назовут «попыткой расшатать ситуацию в стране». И заявят, что там собрались не родственники погибших или пропавших без вести, а «оппозиция».

Разбирательства будут идти еще не один день, и даже не месяц. Родные погибших и пропавших без вести надеются, что реальный срок получат те, кто проверял непредназначенное для ТРЦ здание бывшей конфетной фабрики и те, кто закрывал глаза на нарушения норм пожарной безопасности. Чтобы не получилось, что «никто ни в чем не виноват».