«Большой репортаж» ТВК: «Мои 24»

3934

7 мая


7 мая телекомпании ТВК исполнилось 24 года. Корреспондент, которому тоже сейчас 24 года – это Екатерина Кашутчик – стала автором «Большого репортажа», чтобы рассказать, каким было это время и как пересекались судьбы страны, канала и одного конкретного человека. Об этом специальный и, наверное, самый личный репортаж в истории Новостей – «Мои 24».

3 кг 600 гр., персиковая распашонка и очень громкий крик. Это все, что у меня было 24 года назад.

Тогда же впервые в жизни я оказалась перед камерой, с которой всю свою сознательную жизнь я потом буду работать. В тот момент я еще не знала, что и моя камера впервые включилась где-то в эту же минуту: 24 года назад родилась телекомпания ТВК.

С моментом рождения нам с ТВК, скажем прямо, повезло не слишком. Социализм уже рухнул, о капитализме еще не знали. Да и что о нем знать, если денег нет, ни в семейном кошельке, ни в городской казне?

Страна переживает «черный вторник» и очередное обесценивание рубля. Доллар становится основной валютой – в новостях появляется курс обмена и негламурная обстановка, соответствующая времени. 

Бюджетникам не платят зарплату, моя семья пока не может купить камеру, поэтому моих первых шагов у нас в архиве нет. Но предположу, что на своих двоих я в эти годы стояла уверенней, чем президент.

Краевая власть в 1994 г. держится лучше: у руля первый в истории народно избранный губернатор – Валерий Зубов. И разбираться ему тогда приходилось не только с плачевным состоянием красноярской экономики, но и с тем, что больше 60% контролировали преступные группировки.

До Красноярска бандитские разборки никто и никогда не снимал. Криминальные новости – впервые родились на сибирском телеэкране. 

Такое было время: на учете в крае больше 100 организованных преступных групп, а по следам их разборок первыми приезжают журналисты, а не следователи.

«Я помню очень хорошо, как приехала на одно из преступлений и, оттолкнув сотрудника, который вместе со мной подошел к двери, в меня начал стрелять человек с ружьем. Невменяемый. Тогда я поняла, наверное, что первым идти не стоит. А когда я увидела на полу еще и отстреленный палец, то поняла, что я была на волоске от смерти. Осознание приходило после, уже вот сейчас я думаю, господи, сколько раз я могла лечь рядом с тем, про кого я снимаю, но тогда об этом не думалось», – рассказывает журналист ТВК с 1994 г. Марина Добровольская.

В мои 3 года истории, страшнее финала «Колобка», я еще не знала. У меня была большая кукла, модный конструктор, танцы не хуже президентских, и песенки – в ассортименте.

Пока я по второму кругу пела одну песню, президент Ельцин заходил на свой второй круг. Только мне аплодировал папа, а Ельцину – весь свет российского шоубиза, специально вывезенный в Красноярск.

Эти выборы Ельцин выиграет, а страна выучит урок, примерно также как и я в свои 3 года.

Только Красноярску выборы 1996 г. будут откликаться куда дольше. Спустя 2 года не ставший президентом кандидат, станет новым красноярским губернатором. Край встретит его примерно с таким же лицом, как и я младшую сестру из роддома.

Кампания превратилась в федеральное шоу с мировыми звездами: в поддержку Лебедя в Красноярск прилетает Ален Делон, в защиту Зубова бескорыстно выступает Пугачёва.

Что началось после выборов – хорошо помнит хроника Новостей ТВК. Вокруг Лебедя собираются одиозные личности со столичной пропиской, вызывающие, по меньшей мере, недоумение красноярцев и полномасштабное противостояние власти и журналистов.

«Это было безумное окружение. Они прилетали во вторник, улетали в четверг, потому что к семье, и так далее. Доходило до того, что прилетали со своими секретаршами, не знали названия районов и городов. Сам Лебедь тоже вместо Шарыпово говорил Шарапово. И Красноярск Краснодаром тоже он первым вслух начал называть, ошибаясь», – вспоминает журналист ТВК с 1994 г. Алексей Клешко.

За свое губернаторство Лебедь сменит больше 60 краевых чиновников, но фамилия Вернер нарицательной останется навсегда. Как и Селиванова навсегда у Красноярска будет ассоциироваться с бесчисленным количеством шуб. 

К нулевым заботиться о красоте стало модным. После тяжелых 90-х люди начали возвращаться к жизни: в Красноярске открывались спортцентры, кинотеатры и ночные клубы, а в эфире ТВК впервые стали выходить трансляции с конкурсов красоты.

За границу уже активно летали чартеры, но куда больший спрос был пока на отдых побюджетнее – например, на прогулки на теплоходах, пока еще был жив речной флот.

Маленькими, мы любили махать с берега таким кораблям. Как, например, «Ипполитову-Иванову». В 2002 г. его судьбу изменила авария – он получил пробоину, после судно хотели починить и переоборудовать в комфортабельный лайнер, но деньги кончились и к концу нулевых теплоход ушел по цене металлолома.

По той же траектории в 2002 г. пошел и Красноярский край. Но до этого мы пережили еще одно событие. Под бой курантов Ельцин объявил о своей отставке.

Дальше были 6 сек. молчания, которые за нашим новогодним столом мало кто заметил, как и смену говорящего, вообще.

2000 г. для страны стал началом новой эпохи, и мне, и ТВК исполнилось 7 лет, я пошла в школу. Еще через два года судьбу края, как судьбу того корабля, изменила авария. При крушении вертолета Ми-8 у озера Ойское в 350 км от Красноярска погиб Лебедь.

В тот момент все протесты последних лет с телевизионных экранов улетучились. Генерала мало кто считал хорошим губернатором, но и плохим человеком никто не считал. Это запомнили хроники новостей, а я, тогда второклассница Катя, запомнила только песню, которую почему-то целыми днями крутили по ТВ.

Жизнь края следующие месяцы крутилась вокруг досрочных выборов главы региона – самых скандальных выборов в истории региона. Начинается война компроматов, подставных листовок и подставных кандидатов. Пока я стояла на второй в жизни школьной линейке, край выбирал губернатора из Хлопонина и Усса.

Тогда казалось, что эта история закончилась в кабинете Путина – когда после отмены результатов голосования Хлопонин стал первым в России назначенным главой региона. Но спустя 15 лет история в этот кабинет вернулась.

«Интересная магия цифр, но в 2002 г., когда была битва между Уссом и Хлопониным, мне было 24 года. Очень смешно: утро, когда прошел второй тур выборов и стало понятно, что Хлопонин все выиграл, мы на планерке новостей плакали, как плачут люди, когда что-то случается такое непоправимое. Мы рыдали. Сейчас по прошествии 15-16 лет я думаю: "Боже, ну какая это чушь!" А когда Усса назначили, я долго пыталась понять, что же я все-таки чувствую. С одной стороны, хочется критиковать как человеку и как журналисту все, что сейчас происходит, а с другой стороны, меня возвращают назад эти чувства, которые я испытывала, когда я была уверена, что он должен стать губернатором», – рассказывает журналист ТВК с 1996 г. Ксения Черепанова.

Но тогда 15 лет назад губернатором стал Александр Хлопонин. Он быстро расположил к себе и прошлых оппонентов, и оппозиционно настроенных журналистов. Хлопонин тогда в одном из интервью заявил даже, что «обожает ТВК».

А я тогда обожала мороженое и свои модную футболки с «вермишелью» на рукавах. Их у меня было много.

С усталостью от политики и уверенным ростом цены за баррель нефть в Красноярск, как и во всю страну, пришло десятилетие потребления.

«Все стало как-то цивилизовываться что ли. Появились современные, фирменные автосалоны и автосервисы, появилась куча уже не праворуких, а новых дорогих машин. Это означало, что люди стали жить получше. Люди стали спокойнее. Люди стали планировать, брать кредиты, появилась масса предложений от кредитных программ. Много всего появлялось и казалось, что мы так будем жить всегда», – вспоминает журналист ТВК с 1994 г. Ольга Тепляшина.

Что это совсем не так – хорошо показал 2008 г. Кризис, о котором новости заговорили тогда, казалось, не прошел до сих пор. Примерно то же самое случилось и с появившимся у меня в эти годы интересом к журналистике. 

Рост недовольства экономическим развитием к 2011 г. взорвался недовольством политическим. Пока люди ждали перемен, власти играли в перестановку мест слагаемых, от которых сумма не менялась. Путин и Медведев «поменялись местами» и Владимир Владимирович снова занял пост президента.

«Я хорошо запомнил этот день, потому что, наверное, хорошо помню ту эмоцию, которая у меня возникла, когда они поменялись местами. Я подумал: блин, зачем, ну как же так! Было понятно, что опять у нас нет сменяемости власти, и опять мы прошли ту развилку, когда еще страна могла пойти в одном направлении, а пошла в другом. Переживание – эта эмоция была такой сильной, что я решил как-то это переработать. Хотя я в тот момент уже не занимался журналистикой, мы решили сделать фильм. Так и появился фильм "Нулевые"», – рассказывает генеральный директор телекомпании ТВК Вадим Востров.

«Дорогою добра» мы пришли к Болотной в Москве и гостинке в Петербурге. В 2011 г. я уже столичной студенткой изнутри наблюдала и этот протест, и это желание достучаться. Стучать пришлось из автозакаков и сотен томов «болотного дела».

А потом была Украина, Крым и Сирия, санкции и хроническая международная турбулентность, которая большой российской политике заменила  все внутренние проблемы.

И сегодня, 7 мая – все три эти истории, и моя, и российская, и ТВКашная словно специально встретились в одной точке.

Сегодня в стране очередная инаугурация Путина – уже на четвертый срок. Сегодня ТВК празднует ровно 24 года в эфире, и мы остаемся одной из немногих независимых телекомпаний.

А я, я сегодня ухожу. Потому что и в моей личной истории тоже скоро появится большое и очень интересное продолжение.