«Караганда, Краснодар, Красноярск – одно и то же»: о географической безграмотности федеральных СМИ

2406

7 августа


После трагедии с вертолетом в Игарке федеральные СМИ писали, что воздушные судна столкнулись «под Красноярском». И такая географическая «неточность» часто встречается в новостных лентах. Для москвичей «под Красноярском» находятся, к примеру, Дудинка, Норильск, Тура.

Новости ТВК узнали у экспертов, какое расстояние приемлемо называть «под Красноярском» и с чем связана такая «провинциальность московского сознания».

«Караганда, Краснодар, Красноярск – одно и то же»: о географической безграмотности федеральных СМИ

«Собеседник», ФАН, Lenta.ru, Газета.ru – это малая часть информационных агентств, которые считают, что Игарка находится «под Красноярском». К слову, по прямой расстояние Красноярск-Игарка составляет более 1,3 тыс. км. Примерно такое же расстояние от Москвы до Екатеринбурга или туда и обратно из Санкт-Петербурга до Москвы.

Такие неточности встречались и раньше в новостных лентах. Например, журналисты «Газеты.ru» писали, что Дудинка тоже находится «под Красноярском». Это примерно 1,5 тыс. км. С таким же успехом можно сказать, что Сочи находится под Москвой.

Учитель географии высшей категории Светлана Байракова пояснила Новостям ТВК, что в случае с Игаркой правильно писать – на севере Красноярского края, в Красноярском крае или даже за полярным кругом:

«Зачастую москвичи вообще путают Красноярский край с Краснодарским краем. Я сейчас в Анапе нахожусь, меня спрашивают: "вы откуда?" Я говорю: из Красноярска, а все думают, что я из Краснодара. Я говорю, что я не из Краснодара, я из Красноярска, это северная территория, это Сибирь, центральная часть России, географический центр России.

Озеро Виви в Красноярском крае – это географический центр России, от восточной и западной границ одинаковое расстояние. Это не Москва является центром России, а Красноярский край является центром, географическим центром».

Похожую историю Новостям ТВК рассказал доктор филологических наук, зав.кафедрой журналистики Кирилл Анисимов:

«Я вам такую байку расскажу. Я ехал в автобусе 3 года назад с одной дамой из Петербурга. Она меня спросила: "Откуда ты?". Я ответил, что из Красноярска, она говорит: "Это где-то на Севере". А Петербург севернее Красноярска, причем намного.

Для жителей столицы Красноярск – это понимание абстрактного Севера. Причем доходит до смешного, Красноярск на 600 км по географической карте южнее Санкт-Петербурга, то есть относительно Петербурга Красноярск – это юг».

По мнению экспертов, такие ляпы в СМИ – это определенный маркер, показывающий, что ментальная карта не соответствует реальным масштабам страны, особенно в голове столичного жителя.

«Происходит эффект обратной перспективы, то есть масштаб России из центра не осознается. Россия страна, конечно, уникальная своей огромной территорией. А человек современный мыслит в обжитом своем пространстве: нас обманывают глобализацией. Чуть ли не единственными культурными точками в нашей стране считаются Москва и Санкт-Петербург. Все остальное именуется обидным выражением "замкадье".

В этом смысле эта "огромность" не дифференцируется, а сворачивается, свертывается к тем точкам, которые эти фрагменты олицетворяют. В данном случае речь идет о Красноярске, о Красноярском крае», – рассказал Новостям ТВК доктор филологических наук Кирилл Анисимов.

Какое же расстояние приемлемо называть «под Красноярском?»

«Как у каждого столичного города, у Красноярска есть города спутники: Дивногорск, Сосновоборск, Железногорск. Они находятся в зоне 40-50 км от города.

Только такое расстояние еще считается "под Красноярском" – города спутники, территории, которые там находятся, поселки, села. За пределами этой пригородной зоны – это уже Красноярский край», – пояснила Новостям ТВК Светлана Байракова.

Как считают эксперты, сворачивать регионы до одного города приемлемо в небольших регионах. Например, Орловская область может быть описана выражением «под Орлом» или Тульская область – «под Тулой».

«Москвичи не понимают, где находится Красноярский край, неоднократно слышал, как наш край называют Красноярской областью, а губернатор Александр Лебедь называл наш край Краснодарским.

Это не ошибка, это некомпетентность и провинциальность. Провинциальность в данном случае московского сознания, считающего, что вне Москвы, не надо вдаваться в детали и выяснять, как выглядит Красноярский край. Для них что Караганда, что Краснодар, что Красноярск – одно и то же, не имеет значения.

Это такой давний отголосок 90-х годов, когда практически вся страна рухнула, исчезла и погрузилась во тьму. Осталась одна Москва, которая играла роль всероссийской барахолки, куда все ездили, потому что нечего было купить, и все тянулись в столицу, где была хоть какая-то жизнь. В остальных городах России были мертвые заводы, мертвые неосвещенные города, не платилась месяцами зарплата, в общем, архетип оттуда идет».

По сравнению с советскими временами, часы изучения географии в современной российской школе сократились практически на 40%, отмечает географ Светлана Байракова:

«Если раньше географию изучали в 6 классе 2 часа, в 7 было 3 часа географии. Сейчас в 6 классе – это 1 час, в 7 классе – 2 часа. Один год в 8 классе школьники изучают географию России два часа в неделю. Конечно, географическая безграмотность сегодня огромная».