Татьяна Тюркина: «Гениальность - это своего рода шизофрения»


15 июня 2015


ИНТЕРВЬЮ: Татьяна Тюркина о гениях и безумцах

В поликлинике краевого психоневрологического диспансера № 1 как будто время остановилось. Все везде тихо и спокойно. Никто не скандалит, нет толп у кабинетов, врачи не задёрганные, а, скорее, умиротворённые. 

Исполняющая обязанности заведующей взрослой поликлиники ККПНД №1 Татьяна Тюркина в психиатрии уже больше 30 лет. В интервью ТВК она рассказала, почему нынче не встретить на улице Наполеонов и Кутузовых, много ли больных шизофренией нас окружает и почему в домах престарелых сейчас живут вовсе не бабушки и дедушки.

 То ли гений, то ли сумасшедший

-     Есть такое понятие «весеннее обострение». Весна прошла и, наверняка, вы можете подвести итоги. Чем-то особенным запомнилась для вашей практики эта весна?

-     Не скажу, что было что-то оригинальное.

-     Но ведь это уже устойчивая мысль - весной на улицу выходят Наполеоны…

-     Вот на счет Наполеонов, Кутузовых, царей и королей - это было раньше. Сейчас, конечно, таких людей на улице практически не встретишь.

-     С чем это связано?

-     Это маниакальные состояния с бредом величия. Раньше не было эффективных и одновременно безопасных методов лечения. Благодаря современным фармакологическим препаратам мы можем лечить аффективные нарушения амбулаторно, предупреждать весенние и осенние обострения. Хотя самого заболевания меньше не стало - это биполярное аффективное расстройство. Оно распространено во всем мире.

-     Каков самый в вашей практике запоминающийся образ пациента, страдающего этим заболеванием?

-     Есть один, да. Какого-то конкретного образа у него нет. В состоянии мании он ходит по городу с гармошкой, поет, смеётся, со всеми заговаривает, предлагает свою помощь не за деньги, а, скажем так, для души. И больным он себя, конечно же, не считает. Ему хорошо.

-     И все же люди с обострениями есть?

-     Есть, конечно, но острые больные лечатся  в стационаре. Кстати, сейчас их не так и много, если сравнить с тем количеством больных, которые еще лет 10 назад постоянно госпитализировались, отделения были переполнены. Сейчас мы стараемся вести пациентов амбулаторно.

-     Как Красноярск и край смотрится в плане числа этих заболеваний на фоне остальной страны?

-     Мы каждый год делаем статистический отчёт по психическим заболеваниям и сравниваем с показателями по России: каких либо значимых отклонений от общероссийских показателей нет.

-     Ну да, кризисы в России одинаковы для всех регионов. Они ведь сказываются?

-     Говорят, что кризисы и потрясения являются причинами увеличения числа психических заболеваний (шизофрении, например). Но это не так. Шизофренией болеет примерно 1% населения земного шара.

-     Один процент от всех заболеваний?

-     Один процент от всего населения.

-     Но ведь это страшная фраза: каждый сотый - шизофреник. Зная это, по улицам опасно ходить.

-     Ну что вы! Шизофрения - это не то заболевание, каким мы его представляли раньше. Шизофреник для большинства - это сумасшедший, который должен лежать в больнице. На самом же деле много больных этим недугом работают, учатся, имеют семьи. Форм и типов течения шизофрении много, много и современных методов лечения и реабилитации. Даже гениальность – это отклонение от нормы. Люди талантливые - всегда особенные. Недаром считают, что гениальность и шизофрения имеют одно происхождение (самые одаренные – носители гена шизофрении, а вот их дети могут страдать шизофренией). Вспомните, во вторую мировую войну Гитлер уничтожил миллионы людей, психиатрические больницы, психических больных. После этого на годы в Европе заметно уменьшился процент больных шизофренией и количество гениальных открытий.

 Социальная болезнь

 -     Какие тенденции сейчас есть в психиатрии?

-     К примеру, происходит увеличение психической патологии на органическом фоне (инсульты, черепно - мозговые травмы, алкогольная зависимость). Мы видим людей, которым 45-60 лет, которые должны быть активными, работать, но они инвалиды, у них выраженные расстройства памяти, они не могут самостоятельно передвигаться не потому что они состарились, а потому что они все здоровье «пропили». Куда их девать? В больницах они не могут находиться долго. Их оформляют в дома-интернаты, которых у нас в крае не хватает и они переполнены. Я знаю эту систему, потому что консультирую в домах престарелых. И если 20 лет назад там были бабушки и дедушки, сейчас там больше половины жителей далеко не пенсионеры. Возраст клиентов домов престарелых снизился лет на 20 - 25. Это социальные инвалиды.

-     Что касается возрастных особенностей?

-     Юношеский возраст это период юношеской меланхолии, зависимости от различных нехороших веществ, алкоголя с вытекающими последствиями; зрелый возраст это депрессии и основные психические заболевания; пожилой и старческий возраст это, в основном, органическая патология (психозы, деменция).

-     В поликлинике проводят медосмотр для выдачи разрешения на ношение оружия и водительского удостоверения. Во время этих проверок насколько часто вы выявляете больных?

-     Не часто. Само освидетельствование направлено не на диагностирование заболеваний, а на выявление противопоказаний к вождению транспорта или владению оружием. Далеко не все психические расстройства накладывают запрет на получение справки.

-     Часто пытаются скрыть болезнь, обмануть врача?

-     Не часто, но встречаются. Хотя, знаете, если ты проработал в психиатрии много лет, все равно все эти вещи видно, как бы человек их не скрывал.

-     И в завершении о врачебных ошибках. Насколько они часты?

-     В последнее время ошибок стало заметно меньше, благодаря современным методам диагностики, точным критериям диагностики заболеваний в международной классификации болезней.