РЕПОРТАЖ: «Коган 20:58»


17 июня 2015


РЕПОРТАЖ:  «Коган 20:58»

Перед зданием Железнодорожного районного суда еще за 40 минут до начала финального заседания начали собираться журналисты. Хотя все прекрасно знали – внутрь через турникет они попадут в лучшем случае за 10 минут до начала. В ожидании все живо обсуждали возможные варианты развития событий: дадут ли реальный срок, сколько дадут, куда отправят? В итоге, дали. Но приговор для многих оказался чересчур мягким.

– Сегодня журналистов будет больше, значит, в зале совсем места не будет, – говорила одна из коллег. Давно известно, что залы районных судов – не только провинциальных городов, но и самой столицы – не приспособлены к громким делам.

Как и полагается, за 10 минут до назначенного времени заседания начали пускать.

– Коган, Коган приехал, – все так оживились, как будто его не должно было здесь быть.

– Какие эмоции вы испытываете? На какой срок рассчитываете? У вас есть последняя возможность высказаться! – обвиняемого, попавшего в кольцо микрофонов и камер, атаковали и с флангов, и со спины, и в лоб. Он лишь молчал и изредка говорил сказанную им уже не одну сотню раз фразу «без комментариев». Даже вопрос о здоровье отца, главного врача БСМП, которому за время расследования сделали несколько операций на сердце, не вытащил из него ни слова. И только лишь одна тема заставила его сказать больше обычного.

– Вы водите машину? На чем вы сюда приехали?

– За рулем не езжу, приехал на такси, – буркнул Коган. Стоит отметить, что на оглашение приговора он явился без своего адвоката, который весь процесс делал довольно спорные заявления.

 

В зале заседаний было свежо. Открытые окна и сквозняк делали свое дело. Но как только он наполнился людьми, а окна из-за шума дороги закрыли, стало невыносимо душно.

– Какие прогнозы? Давайте дождемся решения суда. По этой статье явные издержки нашего правосудия. По ней не дают большие сроки. А те, которые дают – три, четыре года – они несоизмеримы случившемуся. Какие деньги? Зачем? Вы же вчера все слышали, – отец одной из погибших в ДТП на Ленина-Горького девушек давал комментарии журналистам. Сразу после этого вошла судья, все встали.

Она начала зачитывать материалы дела. В последнем ряду стояли родственники погибших девушек. У каждого в руке белый платок. Они понадобились вскоре. Больше семи минут судья тихим голосом зачитывала список травм, которые Коган нанес их девчонкам. Травм, после которых выжить нельзя даже в фантастическом фильме. Семь минут люди плакали. Тихо и страшно.

 

Закончив с этим разделом, судья начала вытирать пот со лба, а спустя некоторое время и вовсе неожиданно объявила перерыв. Видимо, ей было чертовски тяжело.

Во второй части заседания из материалов дела прозвучали показания свидетелей, которые говорили о том, что Коган перед аварией несся наперегонки со своим другом по Ленина, что он не вышел из машины после. Далее судья всем поведала о результатах технических экспертиз и снова перешла к физиологическим причинам смерти девушек. Восемь минут. Родственники снова потянули платки к мокрым глазам.


Все это время обвиняемый Дмитрий Коган не показал на лице ни одной эмоции. Он то смотрел на судью, то опускал глаза к полу. И так из раза в раз.

В финальной части судья назвала смягчающие обстоятельства: полное признание вины подсудимым, раскаяние и готовность выплатить компенсацию (от которой, к слову, родственники погибших отказались). С учетом этих обстоятельств максимум, который мог получить Коган – лишение свободы на срок 3 года и 1 месяц в колонии-поселения. Получил 3 года. 

Тот самый отец, который давал комментарий до заседания, уже после него заявил – этот слишком мягкий приговор он будет обжаловать.


p.s. Во время заседания каждый раз, когда судья говорила об аварии, называла точное время трагедии – 20:58. Она повторила эти цифры несчётное количество раз. И вот бы именно с этого дня ровно в 20:58 каждый день на перекрестке улиц Ленина и Горького загорался красный во все стороны. Зимой ли, летом, есть ли пробка или её нет. 

Просто чтобы каждый день ровно в 20:58 все, кто находится на этом перекрестке, вспоминали самую банальную банальность, которая только может быть на свете: машина – это не только комфорт, статус и скорость, но и источник повышенной опасности.