Экологический квест


18 июня 2015


Экологический квест

Красноярск, улица Щорса. В воздухе пахнет химикатами. Что делать?

Шаг первый, ночной. Звонок в полицию. 

В ночное время это единственное место, куда получится дозвониться. Как сообщили в Росприроднадзоре, оперативники должны принять обращение и выехать на место. Полицейские осматривают территорию, проверяют нет ли рядом несанкционированного жжения мусора, пытаются найти источник неприятного запаха.

Однако, в пресс-службе МВД нам дали уже другую информацию: все заявки, связанные с неприятным запахом в воздухе, оперативники сразу отправляют в диспетчерский центр «005». Экипажи на место предполагаемых выбросов не направляются. 

В «005» дежурный сегодня пояснил: когда приходит жалоба на выбросы, её тут же направляют в Роспотребнадзор и Единую диспетчерскую службу ГО и ЧС.

Было бы неплохо, если бы указанные выше службы пришли к единому алгоритму действий.

Шаг второй. Звонок в Роспотребнадзор.

Днем сотрудники должны принять информацию о выбросах в воздухе по телефону горячей линии 226-89-50 (понедельник - четверг с 10:00  до 17:00, пятница - с 10:00 до 16:00) или через интернет-портал.

Специалисты выезжают с мобильной лабораторией на место предполагаемого загрязнения и берут замеры. Если на территории были найдены превышения ПДК, то ведомство отправляет данные в прокуратуру. 

Шаг третий. Письменное обращение в Росприроднадзор.

Звонки (тел. дежурного - 8 908 015 60 10) здесь принимаются, но не фиксируются, так что лучше обращаться письменно, через порталприема обращения граждан. Ответ на обращение направляется в форме электронного документа по адресу электронной почты или в письменном виде по почтовому адресу, указанному в обращении. 

Оперативный дежурный Росприроднадзора: «Нам поступает информация о ЧС: пожары, наводнения, нефтяные разливы и т.п. Для этого и существует этот телефон. А про воздух - мы, конечно, принимаем информацию и сообщаем в отдел (если ночью звонок, то только утром я говорю «главному»). 


Вот сегодня ночью никто не звонил, но сообщения такие бывают. Телефон передается по графику дежурств. За мою смену случалось, что вообще никто не позвонил». 

Если все-таки обращение поступило, группа специалистов обязана приехать и обследовать территорию: какие предприятия там расположены, нет ли источника опасности.

Заместитель директора отдела экологического надзора Наталья Коплунова: «Как мне сегодня сказали, ночью пахло не КРАЗом, а жженым чем-то, так что звонить надо было не нам, а в полицию, чтобы они определили источник выбросов. Сами люди бывает звонят и говорят: «Это не заводом пахнет, а резиной какой-то горелой». Тем более, сегодня сигналов об аварийных ситуациях на предприятиях не поступало, информации от Гидрометцентра, что где-то зафиксировано превышение ПДК, тоже не было, так что, скорее всего, это какие-то несанкционированные действия, может, мусор жгли.

Днём, если обращаются письменно, мы выезжаем, делаем обследование, но, вы поймите, у нас очень мало инспекторского состава! Ведь рассмотрением обращений по экологии занимаемся только мы и министерство природных ресурсов; у нас тоже нет физической возможности экстренно каждый раз реагировать. 

Если это вопрос федерального масштаба - мы инициируем проверки предприятий; если объект не нашего контроля - то мы отдаем информацию в министерство».

Однако выйти на предприятие просто так невозможно. В соответствии с законом, проверку нужно согласовывать с прокуратурой, а обратиться туда можно только в случае угрозы нанесения вреда. Если угроза не зафиксирована, можно провести только документарную проверку. 

Шаг четвертый. Природоохранная прокуратура проверяет предприятие. 

В результате, все собранные исследования направляются в прокуратуру. Специалисты оценивают, можно ли по этим данным вычислить источник выбросов. Это непросто: например, бензопирен характерен и для транспорта, и для печного отопления, и для горящих шин. Поэтому обвинить завод в выбросе этого вещества практически невозможно. 

Помощник Красноярского природоохранного прокурора Евгений Кусаев: «Если мы находим, к примеру, фторид, то да, сразу понимаем, что это алюминиевое предприятие. В случае такого превышения, конечно, проводим проверку, берём замеры из трубы. Там, кстати, «нахимичить» сложно. Красноярцы говорят: «КРАЗ ночью, пока никто не видит, увеличивает мощности». Это неправда. Там «схимичить» очень тяжело. Если они делают больше или меньше объемы - это сразу видно в Москве, там все в онлайн-режиме происходит. Да и КРАЗ мы раз в полгода точно проверяем. Ну и, честно скажем, в результате почти каждой проверки штрафуем: всегда находятся нарушения».