МНЕНИЕ: Сухой остаток


26 июня 2015


МНЕНИЕ: Сухой остаток

В четверг 25 июня в Заксобрании состоялось последнее (в пресс-службе очень просили назвать его заключительное) заседание сессии в этом политическом сезоне. Теперь народные избранники публично начнут работу на благо края лишь осенью.

Но на такое заявление депутаты часто обижаются – ведь многие даже в летний отпуск не поедут, а сразу отправятся трудиться «в поля», то есть, в свои избирательные округа.

Напоследок депутаты узнали много нового про «Оптовый алкогольный центр», приняли и не приняли ряд важных законопроектов, попеняли друг на друга и были таковы.

Совесть депутатская

Ещё до принятия повестки сессии слово взял депутат Олег Пащенко. Он буквально обрушился всем своим филологическим талантом на ситуацию вокруг «Оптового алкогольного центра». 


Пащенко расстроился из-за того, что Центр закрылся еще в апреле, а депутатов поставили сейчас перед фактом – мол, все уже решено, нужно быстро утвердить. 

«Никто не информировал нас, что еще 10 апреля г-н Толоконский распорядился единолично Центр ликвидировать. За кого нас принимают? Даже покойный Лебедь не позволял столь грубого к нам пренебрежения. Старался считаться. А нынешний губернатор уже не первый раз пробует нами пренебрегать», – бушевал депутат. 

 

«Я переговорил с экспертом. Он мне сказал, что чиновники, чтобы сохранить лицо, сейчас будут доказывать, что казнокрады, что в подвалах пытаем водочных олигархов… и надо закрывать нас немедленно. 

Я ему сказал, что если бы эти факты были, Цыкалов бы их еще на прошлой сессии выложил. А если они эти козыри сейчас достанут, значит, держат нас за окончательных недоумков…».

Слово взял Толоконский и действительно достал козыри. По словам губернатора, «Оптовый алкогольный центр» не исполнял тех функций, ради которых он затевался.

«Принять к сведению такие заявления г-н Пащенко я не могу. Я могу это отнести к какой-то эмоциональной болезни…

Когда мне семь-восемь месяцев назад показали модель (работы Центра. - прим. ТВК), такого безобразия самые опытные люди не видели.  Я напомню, что это бюджетное учреждение. Оно заставляло силой власти всех, кто торговал алкоголем, покупать небольшую бумажку, в которой написано, что водка якобы проверена. Покупать за достаточно большие деньги.

Меньше чем за год Центр получил 85 миллионов по данным прокуратуры. Край ничего не получает. Все деньги растворяются в некоей алкогольной ассоциации.

Для меня это неприемлемо, когда все, кто связан с бюджетом, получают деньги. Ни одного региона в России нет, где работа аналогичных Центров вместе с ассоциацией уничтожила бы все производство алкоголя.

 Если они столько лет защищали рынок от контрафакта, то у нас должно быть самостоятельное производство алкоголя. Но его нет! Ни одного завода! Даже красноярский маленький завод – кузбасский! У нас все уничтожено! 

Второе: самая высокая доля контрафакта из всех сибирских регионов в последние годы – в Красноярском крае. Но нигде, кроме нашего края, никто эти бумажки не продавал!»


Когда буря утихла, слово взял спикер Заксобрания.

«Я предлагаю это не комментировать», – дипломатично свернул Усс

Ответ Томенко

Строительство, спорт, культура, снова спорт, рост заработной платы, украинские беженцы, коих приехало в край больше четырех с половиной тысяч человек… 

А еще бюджет, доходы и расходы, экономия, аэропорт, хороший урожай и многое другое – тысячу раз обговоренное. Всё это об отчёте председателя правительства Виктора Томенко


Он называл всё больше плюсы, хоть и оговаривался, что достигать положительной динамики в прошлом году было тяжко.

«Наиболее крупной потерей года я бы назвал закрытие «Балтики» в Красноярске. Ущерб нанесло окончательное закрытие птицефабрики «Сибирская губерния», а также банкротство крупных подрядчиков по дорожному строительству», – рассказал Томенко и о плохом. 

Он пожаловался на спад на потребительском рынке и в сфере услуг, но оговорился, что его кабинет к этому не имеет отношения – все дело в федеральной экономической политике.

По шаблону

После нескольких долгих тем, все покатилось по накатанной. Были утверждены изменения в прогнозный план приватизации, что отправило гостиницу «Октябрьская» в продажу. 

Были одобрены налоговые каникулы для предпринимателей-новичков. Правда, за этим предложением скрывается небольшая деталь: льготы получат только индивидуальные предприниматели, а не все бизнесмены.

Принятие законопроектов шло одно за другим. И только история про «детей войны» опять застопорила наступление отпуска. 

О чем рядились четыре десятка депутатов - знают, наверное, только они сами. В сухом остатке после буйного обсуждения – перенос принятия законопроекта на осень. 

В завершении министр Анатолий Цыкалов вновь вернулся к теме «Оптового алкогольного центра». Чиновник признал – надобности в нем сейчас нет, функции по лабораторным исследованиям уже передали в другую организацию. 

Он мог бы на самом деле уже не выступать – после пикировки господ Пащенко и Толоконского в самом начале заседания сессии было и так понятно, как проголосует большинство. 

Из весёлого – вопрос депутата Веры Оськиной: «Сколько выпили?». Имела ввиду она, много ли пьют красноярцы, но звучало это, как похмельный вопрос на утро. 


«Так почему же вы ещё в апреле нам не сказали про ликвидацию»? - не унимался Пащенко, вопрошая Цыкалова.

«Видимо, это мой прокол», - признал министр.