Отличия здравоохранения Красноярска от медицины стран третьего мира


11 декабря 2016

Юлия Мовшович


Российское здравоохранение на уровне стран третьего мира и по показателям схожа с Нигерией. К таким выводам в своем исследовании пришла британская компания в области бизнес-аналитики Economist Intelligence Unit. 

«Эти рентгеновские снимки я хочу показать вам. Где и как мы просматриваем рентгенограммы. Вам понятно, где это происходит? На окне! Вы ожидали увидеть негатоскоп? Неужели?!», – описывает острые проблемы системы здравоохранения в Нигерии доктор Сей Ойесола.

Презентация 2008 г. Знал бы доктор, что через 8 лет в далекой от Африки Сибири красноярские врачи все также будут смотреть снимки через окно. Без всякой иронии.

А доктор уже спешит акцентировать внимание на приемном покое в нигерийской центральной больнице.

«Как вам пол? Вы можете подумать, что дело в подготовке или гигиене. Я не виню бедность во всех бедах. Я пытаюсь донести до людей, что нам нужно больше», – говорит врач.

Нас сибиряков не удивить полами из мраморной крошки. У нас у самих такие в каждой второй поликлинике.

Доктор еще не видел наших очередей в регистратуру, но пытается шокировать публику нигерийской кроватью, подпертой пластиковым стулом.

Красноярские пациенты встречали и не такое. Это кадры с «инфекционки» на ул. Тельмана и челюстно-лицевой хирургии на ул. Щорса.

По статистике на 83 больничных койки в России приходится 10 тыс. человек.

Это 120 пациентов на место. 1 тыс. 900 человек приходится на одного врача-терапевта.

Время приема занимает 15 минут – за которые врач должен выслушать жалобы и выставить правильный диагноз. Все по нормативу.

А чтобы попасть в кабинет к специалисту даже на эти 15 минут, нужно ждать запись от 10 дней до месяца.

Такая ситуация не только в нашем регионе – в стране в целом.

Эксперты международной аналитической компании The Economist Intelligence Unit проанализировали здравоохранения 25-ти государств и соотнесли российское здравоохранение со странами третьего мира.

Высшие баллы мы получили за охват населения медициной помощью и провалились по многим другим показателям.

Например, в российской модели клиники получают деньги не за результат и правильно поставленный диагноз, а за факт оказания медицинской услуги.

Столичный эксперт объясняет причины происходящего.

«Поликлиники занимаются приписками. В обязательном медицинском страховании деньги идут за пациента.

Пациент пришел, ему медицинские манипуляции выполнили, за это клиника получает деньги. Чем больше таких манипуляций они нарисуют, тем больше денег они получат. Это изъян.

Но это должно контролироваться страховыми медицинским организациями», – говорит Председатель исполнительного комитета МОД «Движение против рака» Николай Дронов.

Такой механизм уже появился.

Личный кабинет пациента начал работать в Красноярске через портал госуслуг, где каждый пользователь может посмотреть данные об оказанных медуслугах, диагнозах, лечении.

И здесь мы шагнули дальше Нигерии.

Но бесконтрольное расходование бюджетных средств сыграло против отечественного здравоохранения в докладе иностранных аналитиков. Здесь мы получили низкий бал.

Заслуживает внимания и лекарственное обеспечение, качество лечения.

Вспомнить, например, историю с обожженными близнецами в Идринской больнице.

Когда беременную женщину привели рожать не в роддом, а в холодный пункт скорой помощи.

А чтобы согреть новорожденных подложили грелки.

«Доступность медицинской помощи сильно страдает, то есть квалифицированного врача, чтобы найти его, дойти до него, чтобы он спокойно принял, и поставил диагноз, очень большая история возникает.

Доктора с этого года выходят в поликлиники, не имея докторнотуры. Раньше нужно было сначала научиться, а сегодня как это будет происходить – непонятно. Затыкается дыра в первичном здравоохранении», – директор частной клиники Максим Терский.

Есть, конечно, перегибы и на Нигерию мы в прямом смысле не похожи. Но и Швецию – тоже нет.

Скандинавы лидируют в рейтинге британских аналитиков.

Преимущество Европейской медицины – реабилитации и диагностики – уже оценили и красноярцы.

«Оборудование, которое есть в зарубежных клиниках, позволяет поставить точнейший диагноз, а это верный путь к выздоровлению. Обратилась пациентка с диагнозом рака молочных желез – этот диагноз был поставлен в Красноярске, обратилась к нам, прошла диагностику.

Израильские врачи были в недоумении, то что здесь ей не смогли диагностировать рак кожи самой последней степени, пришлось проходить лечение в Израиле, лечение прошло успешно», – рассказывает ведущий специалист по клиентам компании по медицинскому туризму Анна Безрукова.

«Большинство европейских стран тратят на свою систему здравоохранения порядка 12-20% от валового процента ВВП. У них есть возможность приобретать современное оборудование и современные лекарства. Наше финансирование гораздо скромнее, чем финансирование в развитых европейских странах.

В чем мы точно стали лучше – это в доступности и качестве высокотехнологичной медицинской помощи. У нас в крае на сегодняшний день большое количество людей, которые могут быть абсолютно уверенными, если вдруг возникнет инфаркт или необходимость операции на открытом сердце, то они могут получить эту операцию и лечение.

Мы недавно выписали пациента, который обычный простой рабочий из нижнего Ингаша. И в нашей больнице ему было пересажено сердце», – рассказал «Воскресным новостям» ТВК главный врач Красноярской краевой больницы №1 Егор Корчагин.

Все эксперты говорят, причина наших неудач в хроническом недофинансировании отрасли.

По данным счетной платы, только в Красноярском каре каждая вторая больница нуждается в ремонте и новом оборудовании.

А это 17 млрд руб., которых нет, при тотально дефицитном бюджете.

Защитники прав пациентов восклицают, нужно рационально тратить то, что есть и искать новые источники финансирования системы здравоохранения.

К сожалению, поиском таких источников на уровне власти не занимаются.

Подробности в «Воскресных новостях» ТВК.