Госдолг Красноярского края – правда и мифы


27 февраля

Виктория Лопатайте


На этой неделе стало известно, что наш регион в списке субъектов, которые вот-вот могут обанкротиться. Почти 96 млрд руб. задолжало правительство региона федерации и различным банкам. Аналитики присвоили Красноярскому краю рейтинг региона с высокими кредитными рисками – то есть расплатиться будет не так-то просто, и дали прогнозы на будущее – негативные. Об этом заявили аналитики агентства Moody's.

Информация разлетелась в СМИ, совпало все это с приездом Путина в Красноярск, а после аналитики передумали, и сказали, что прогнозы у региона – стабильные.

Выводы международного агентства прозвучат как гром среди ясного неба. А ведь еще недавно госдолг региона не вызывал вопросов и не привлекал внимания. 

Негативный прогноз – оборот, привлекший внимание прессы. Спустя несколько дней в краевом Минфине скажут:

«Международное рейтинговое агентство Moody's пересмотрело прогноз с негативного на стабильный».

Публикации СМИ и новый отчет агентства разделяют двое суток. Негативный прогноз на стабильный аналитики изменили исходя из суверенного рейтинга России.

В краевом Минфине заслуги приписали себе: мол, хорошую бюджетную политику ведем. Власти отчитываются о строительстве школ, о сохранении социальных обязательств, о промышленности, которая растет, о дефиците бюджета, который сокращается. И все это в кризис.

Только экономика региона, как небо над городом – затянуто пеленой, и никто не хочет признавать очевидного.

«Мы постоянно с вами слышим о том, что у нас исполнительная власть и губернатор докладывают об улучшении экономической ситуации в Красноярском крае, о росте доходов, о росте собираемости доходов. Но в этом тоже есть лукавство.

Мы же рассматриваем с вами Красноярский край, как единую структуру, откуда собирается общая часть доходов, не только то, что проходит через налоговую края, но и то, что идет в федерацию. Падение в 200 млрд рублей – это практически годовой бюджет Красноярского края. О каком росте можно говорить, когда идет такое колоссальное падение», – считает депутат Законодательного собрания Красноярского края Иван Серебряков.

В 2017 г. госдолг региона составил почти 96 млрд руб. Это половина собственных доходов.

Последние – подросли: на 71 млрд руб. с 2012 г. Но, чтобы жить хотя бы, как 5 лет назад, Красноярский край должен был заработать в этом году на 96 млрд руб. больше. Их съела инфляция.

«Я, в первую очередь, отвечаю за то, какая финансовая база у нашего региона, от этого зависят жизни трех миллионов человек. Вот почему нам принципиально важно иметь снижение дефицита», – заявил губернатор Красноярского края Виктор Толоконский.

О снижении дефицита губернатор Толоконский говорит чуть ли ни с инаугурации. В 2014 г. в его планах было сформировать сбалансированный бюджет без дыр уже через 2 года.

Совпадение или нет, но именно в первый год губернаторства Толоконского правительство впервые с 2008 г. возьмет кредит в банке.

Официально – для финансирования дефицита бюджета и погашения долговых обязательств. И, действительно, за последние несколько лет дефицит сократится – на 9 млрд руб.

А вот сумма банковских кредитов взлетит до 10 млрд руб. И отдает их правительство за счет кредитов из федерального бюджета.

«Мы получаем федеральные бюджетные кредиты, которыми замещаем более дорогие коммерческие кредиты. Мы дорогие кредиты возмещаем практически безвозмездными кредитами федерального бюджета», – говорит заместитель министра финансов Красноярского края Руслан Щербатюк.

И это похоже на печальную кредитную историю простого гражданина Василия, каких в России миллионы.

Его расходы превышают доходы, он берет большой кредит и гасит его множеством  мелких займов. В итоге, остается без денег и с долгами.

Как скоро он окажется в долговой яме – вопрос времени. Мы показали бюджет Василия финансовому аналитику Дмитрию Зотову:

– То есть всегда расход превышает доход? 
– Да. 
– Так он уже банкрот.
– При такой динамике, если говорить о ее продолжении, он очень скоро окажется в долговой яме, хотя, я думаю, она у него уже наступила. 

И все бы ничего – если бы бюджет Василия не был бюджетом Красноярского края. За 6 лет закредитованность региона выросла в 5 раз, а поступления всего в 1,5.

20 млрд руб. власти должны вернуть кредиторам уже в этом году. И, судя по графику погашения, основную часть долга – 76, 5 млрд рублей – край должен вернуть в ближайшие 3 года.

Но в правительстве оптимистичны: еще есть куда расти – по закону, госдолг может равняться доходам. К максимуму стремится Красноярск – 87%.

«Как мы сегодня затыкаем дыры в бюджете? Мы берем кредиты и распродаем имущество. Муниципальное имущество потихоньку заканчивается, осталось – год-два и оно закончится. И дальше брать в долг мы тоже не сможем. Что мы будем делать – вот это большой вопрос», – говорит депутат Горсовета г. Красноярска Константин Сенченко.

По пути распродажи, очевидно, планировали пойти и краевые власти. Приватизация «Красноярскнефтепродукта», «КвасАвиа», аэропорта – чем не попытка увеличить доходы?

Но планам власти исполнительной помешало Законодательное Собрание. Намекнув – продажи вызывают вопросы. И теперь продавать уже не собираются. Потому что продажа любого имущества – скорее плацебо, чем лекарство.

Долг меньше не становится, а реальной работы по его сокращению просто нет. Например, на уровне мэрии она больше напоминает жонглирование цифрами.

«Мы сейчас разместили конкурс на заимствование миллиарда рублей, кое-кто истолковал это как то, что нам не хватает денег, мы осуществим рефинансирование. Кредиты, которые ранее были нами получены по тем ставкам, которые существовали, исходя из рыночной конъюнктуры, мы их можем заместить более дешевыми кредитами.

Для этого нам надо занять миллиард рублей и заместить те кредиты, которые ранее были получены, таким образом сэкономив до 50 миллионов», – заявил глава г. Красноярска Эдхам Акбулатов.

Проще говоря, мы возьмем кредит, чтобы покрыть кредит, потому что других денег у нас больше нет – все, как у Василия.

Но пока же все, как говорят аналитики, стабильно – бюджетная политика работает, значит можно жить. Но составители рейтинга отмечают – это, как если бы Василий был стабильно и тяжело болен.

«С учетом данного рейтинга и данного системного риска, и данного рейтинга края, мы считаем, что кредитоспособность стабилизировалась. Но хотелось бы отметить, что все равно мы ожидаем, что долговая нагрузка края будет расти, край забюджетировал дефицит на следующий год, но по нашим оценкам в свете того, что доходная часть тоже растет, отношение долговой нагрузки к доходам, темп прироста этого показателя, скорее всего, замедлится, по нашим ощущениям», – рассказал ведущий аналитик агентства Moody's по российским регионам Владлен Кузнецов.

Оправдаются ли ощущения, покажет 2019 г. Не секрет, что подготовка к Универсиаде отнимает не только много сил, но и денег. Например, Татарстан увеличил свои долги за время подготовки к играм в 2,5 раза.

Глядя на такие перспективы, любой вменяемый человек порекомендовал бы Василию меньше тратить и больше зарабатывать.

«Обычно при таких случаях просто наступает дефолт. Если регион, государство, компания не может рассчитаться по своим долгам – это дефолт. Тогда уже никакие инвестиции в Красноярский край не пойдут», – говорит финансовый аналитик Дмитрий Зотов.

При этом расходы бюджета почти на 80% состоят из социалки, от которой отказываться болезненно и просто опасно.

Мэрия сделать нечто подобное пыталась. Отказаться от программы молодой семье – доступное жилье стоимостью 45 млн руб. в год. И через неделю жители пикетировали мэрию.

С другой стороны – в кризисные времена задача доходы хотя бы не снижать. Повышать их – крайне сложно.

Выходит, два пути: жонглировать цифрами и уверять, что все хорошо. Либо принимать кардинальные меры по сокращению расходов. Но быть готовым к болезненным осложнениям.

Главный вопрос, который остался – если Василий стабильно и тяжело болен, он хотя бы излечим?