Страсти по храму: как уверовали красноярские чиновники


7 мая


В Красноярске не утихают страсти вокруг строительства храма на Стрелке. 1,5 тыс. красноярцев оставили подписи под петицией о запрете строительства собора без учета мнения всех горожан. Хотя желающих открыто и во всеуслышание опротестовывать его возведение все меньше. Оттого интересней, что когда-то храм там уже был. Окончательно cнесли его не так давно – в 1963 г.

Виктория Лопатайте попытались разобраться, как так получается, что в пределах одного поколения мы сначала сносим соборы, а потом его же строим.

«Буду иметь возможность прикоснуться к вашей жизни, и к светской, и к духовной», – говорил Патриарх Кирилл во время своего визита в Красноярск в 2012 г.

След от этого прикосновения 5 лет будет напоминать о себе. Визит патриарха расколет общество надвое и изменит судьбу Стрелки.

Она имеет привычный нам вид последние 30 лет. До этого на этом участке был собор Воскресения Христова. Первое каменное сооружение.

Не случись власти советов, в этом году он отпраздновал бы свое 256-летие.

Но власть советов случилась – с 30-х годов собор постепенно растаскивали – сначала сняли купола, потом разрушили колокольню, а к 1963 г. снесли окончательно.

Пройдет 54 года и историческую справедливость захотят восстановить: поставить на чисто коммунистической площади – с музеем Ленина и в стиле брутализма – православный храм.

«Мы стояли вчера вечером, очень хорошо открывался вид на один из правобережных храмов. Это будут своего рода духовные ворота Красноярска», – говорил председатель законодательного собрания Александр Усс в сентябре 2012 г.

Духовные ворота решат строить почти тайно: без обсуждения и слушаний. Патриарху просто понравится место: живописное, знаковое.

То, что таким его считают все красноярцы, и не все готовы уступать его РПЦ – никто не подумал.

Равно, как в 60-е никто не думал о сносе храма. Кто его разрушал, по чьему указу – теперь и не разобрать.

В архивах не осталось ни одного документа, да и в живых из прежних руководителей города – никого.

Это похоже на иронию судьбы – единственный священнослужитель, помнящий собор Воскресения на Стрелке и доживший до наших дней – принял обет молчания.

Также, судя по всему, поступили и свидетели тех событий. Даже в прошлом простые студенты, которые помогали разрушать храм, и от которых мало, что зависело – сегодня стыдливо придумают поводы не говорить о былом. Ведь тема непростая.

Потребовалось каких-то 50 лет, чтобы идеология страны стала личным позором. Но есть и те, кто, вне зависимости от линии партии и духа времени всегда чувствует себя, как рыба в воде.

Биографии у первых лиц региона – как под копирку. Все они заявили о себе при атеизме, а состоялись – при православии.

Виктор Толоконский в 1978 г. стал членом КПСС, в 90-х был заместителем председателя Новосибирского горисполкома.

Василий Куимов – бывший замглавы Красноярска, сделал серьезную карьеру в СССР. Был аспирантом высшей комсомольской школы, выпускником высшей партийной школы, секретарем Горкома КПСС.

А Вера Оськина и вовсе была ответственна за самое важное – возглавляла идеологический отдел Железнодорожного райкома КПСС.

Сегодня все они в первых рядах на богослужениях, среди тех, кто пламенно отстаивает возведение храмов.

«Вообще-то православная вера – скрепы духовные Российской Федерации. Это те скрепы, которые позволяют людям с разными национальностями чувствовать себя достойно в нашей стране», – заявила депутат Законодательного собрания края Вера Оськина в программе «После новостей» на ТВК.

А пару десятков лет назад достойными людей делали коммунизм и атеизм. И Вера Оськина, подобно многим, имела прямое отношение к формированию этой идеологии.

Как и сегодня, когда скрепой зовется православие. Тогда в 60-х никто не опротестовывал снос храма, верующие в душе или неверующие вовсе позволили его разрушить.

И предъявить это уже некому: потомки коммунистов замаливают грехи отцов в храмах, и храмы же пытаются строить. История снова повторяется, но теперь несогласных с идеологией клеймят позором не с партийных трибун, а с христианского трона.

«Это провокация, разделяющая общество . Это служение дьяволу, бесам и гибель их же земель, все, кто ломал кресты и храмы страшной смертью кончили!», – ранее в интервью Новостям ТВК заявил митрополит Красноярский и Ачинский Пантелеимон.

И выхода здесь два: быть верным себе, но гонимым, либо стать частью идеологии, за приверженность которой, спустя годы, может быть стыдно.

К слову, самые активные противники строительства храма на Стрелке после нескольких интервью говорить на эту тему отказались. Должно быть, идеология, как и 70 лет назад, оказалась сильнее.