Екатерина ШУЛЬМАН: «Падение рейтингов власти – некое последствие энтузиазма 2014 года»

2608

9 ноября


В программе «После Новостей» политолог, доцент Института общественных наук Российской академии народного хозяйства и госслужбы Екатерина Шульман о причинах изменения взглядов людей на патриотизм в России и повестке федеральных каналов.

Екатерина Шульман приехала на КРЯКК, проводимый Фондом Михаила Прохорова в Красноярске. А после побывала в студии Новостей ТВК.

– По последним данным «Левада-Центра», россияне стали ощущать больше ответственности за ситуацию в стране. С 2017 г. число опрошенных, которые чувствуют ответственность за происходящее в России, выросло с 9% до 28%. Как вы считаете, с чем это связано?

– В течение последних 2-3 лет динамика ответов на вопрос «Что такое патриотизм?» меняется. Больше всего популярность нарастает у ответов «Патриотизм – это делать что-то для своей страны». Другие варианты за последнее время имеют меньшую популярность и стабильную или даже отрицательную динамику. Еще один вариант, набирающий популярность: «всегда говорить правду о положении дел в стране».

То есть патриотизм и любовь к родине люди все больше и больше воспринимают как обязанность что-то делать. Но изменения в сознании происходят и мы их очевидным образом нащупываем. 

Как это ни парадоксально, некоторый толчок к такому деятельному пониманию патриотизма случился в 2014 г. Тогда был взрыв социального оптимизма, очень высокий и одновременно очень краткий. Пик «крымской эйфории» пришелся на майские праздники. В конце года, когда начались экономические последствия, пошло снижение ожиданий и оптимизма.

Но ощущение, что что-то происходит, и как-то надо бы в этом поучаствовать, осталось. И это обратилось не на внешнеполитическую тематику, не на гордость за победы, а на свои внутренние дела. Я думаю, что упадок рейтингов всех органов власти и политических деятелей, который начался в этом году и конца ему не видно, это некое последствие энтузиазма 2014 г.

В ответ на запрос общества «я внезапно полюбил Россию и хочу ее улучшить», людям сказали: «смотри телевизор, мы тебе там покажем сирийскую ракету, плохую Украину и много других историй». Некоторое время это работало, потом это перестало работать. 

– Все россияне недавно наблюдали за историями «Петров-Боширов», публичный карикатурный диалог «Золотов-Навальный». Зачем это нужно власти? 

– Понимаете, это не было результатом заранее сформулированного плана. Вообще представление людей снаружи о власти как о едином конгломерате или организме с единственной головой, нереалистично. 

Во власти мы видим внутреннюю борьбу в стране за ресурсную базу, не видим никакого планирования. А изнутри этой машины власти ситуация видится совершенно иначе, чем снаружи. Там информационное пространство сильно искажено, потому что они не получают обратной связи. Они получают отклик от своего непосредственного окружения, и он очень однотипный.

– К чему это приведет? Мы же, глядя на Первый и второй канал, как будто живем в разных странах. 

– Телевизионная повестка вообще специфическим образом формируется, и она не претерпела никаких изменений в последние 2 года. Некоторые попытки изменения ситуации в стране мы наблюдаем в других местах – вроде частичная и половинчатая декриминализация статьи за «экстремизм», вроде прикрытие некоторых постыдных уголовных дел. Но повесткой ТВ занимаются совсем другие люди, и там никакого «возвращения» в Россию даже близко нет. 

Мне звонят время от времени, приглашая на политические ток-шоу и темы там какие-то совершенно сверхъестественные – «преступления украинской хунты» или «в Сирии что-то взорвалось». Я отвечаю: «когда вы заинтересуетесь Россией, тогда звоните мне, это центр моего интереса». 

Как это работало некоторое время назад: это увлекало людей, давало им бесплатные эмоции, это был наш дешевенький сериал. «Сиди и смотри телевизор, – говорит власть, – Мы тебя разозлим, умилим, напугаем, а от тебя ничего не требуется».

В комплексе с изменениями общественных настроений это перестает работать. Аудитория ТВ стремительно стареет. Она всегда была очень пожилой, это тоже надо иметь ввиду. Когда вам кажется, что что-то странное показывают, помните – это рассчитано на людей «55+», а сейчас уже сдвигается ближе к 60. 

– Мы все время киваем на Запад, где высокоразвитые страны, где лучше выстроена социальная система, но у нас никогда нормально не получается перенести этот опыт. Нужно ли это делать или у России свой гибридный путь?

– Мы всегда это делали и, когда мы это делали, то достигали максимальных успехов, и мы будем продолжать это делать. Величайшие достижения нашей культуры основаны на творческой переработке заимствованных норм и практик. Прекраснейший город Санкт-Петербург скопирован с западных образцов. 

Россия такая страна, что в момент «копировать-вставить» то, что копируется, преобразуется волшебным образом. Это становится вашим, творчески переработанным и прекрасным. Поэтому, уж чего не надо бояться, так это подражательства, потому что мы слишком своеобразны для того, чтобы подражать. А вот заимствовать лучшие практики мы можем, и это всегда неизменно идет нам на пользу.