Евгений ШЕПЕЛЁВ: «Достаточно, чтобы жители сортировали мусор хотя бы в два пакета»

3255

25 января


В программе «После новостей» директор правобережного регионального оператора Евгений Шепелёв рассказал о вывозе мусора и тарифах, а также поделился мнением о грамотной сортировке отходов.

– Мы понимаем, что цель реформы была благой – в идеале иметь определенную стратегию: современные заводы, полигоны, мусорки с распределением отходов. У мусорной реформы есть реальная перспектива?

–  Однозначно, само реформирование требует времени. Просто переход необходимо было начинать немного заранее, до вступления в силу закона о региональных операторах. Сейчас мы будем поэтапно внедрять раздельный сбор отходов.

Наша компания имеет мусоросортировочный комплекс, поэтому правобережная зона полностью соответствует новому законодательству. Затем постепенно будут появляться новые подходы, в том числе, и по пищевым отходов. Мы понимаем, что часть объектов, которые есть, со временем закончат свою жизнь.

– А какие просчеты допустили федеральные разработчики этого проекта?

– Есть множество недочетов, но они не глобальные. При переходе к работе региональных операторов, по крайней мере, если говорить о сборе и вывозе мусора, то никаких сложностей не должно было произойти вообще. Потому что на территории система как таковая была, мусор вывозился, и все было хорошо. Здесь просто случились просчеты у определенных лиц.

– А как вы считаете, красноярцы и в целом россияне готовы перестроить себя и разделять мусор, как это происходит во всем цивилизованном мире?

– На самом деле очень много людей хочет в этом принимать участие, другое дело, что городская инфраструктура пока не готова. Мы живем там, где есть мусоропроводы, и понимаем, как при такой системе сбора отладить сортировку. Мы последние 10 лет говорим о том, что для нашей компании не требуется разделение на 3-5 фракций – нам достаточно, чтобы жители сортировали мусор хотя бы в два пакета – пищевые отходы и ту полезную фракцию, которую мы извлекаем через сортировочный комплекс. 

– А что вы чувствуете как человек, когда слышите заявления – «Красноярск снова завален мусором»?

– Неправильно, когда объединяют город в одно целое. Есть две технологических зоны – левый берег и правый. Наша компания отвечает за правый, и на различных совещаниях и встречах с жителями на сегодня к нашей компании претензий нет. Об этом говорят и главы районов, и руководители ТСЖ и простые жители.

Мы приступили к работе 2 января, количество обращений пошло на спад, и к концу каникул у нас было максимум 20 обращений. Мы должны понимать, чем удобнее создадим инфраструктуру для жителей, тем проще нам внедрять новые подходы. Если мы сегодня смешанные отходы сортируем, то в массе где-то 15% – это максимум, что мы можем извлекать, в перспективе мы можем поднять этот показатель до 30%. Вся эта реформа нацелена на то, чтобы как раз и прийти к таким показателям.     

– В нашем городе люди стали больше мусорить, если, например, брать прошедшие 10 лет?

– Нашей компании в этом году исполняется 30 лет, а коммунальными отходами мы занимаемся больше 10 лет. Если прослеживать морфологию отходов, которая меняется ежегодно, особенно, если появляются какие-то новые тары и упаковки, то средний прирост мусора где-то в районе 10-15%. Но для нас ничего сверхъестественного в этом нет, мы это прогнозировали. 

– Вернемся к стратегии. Всем нам конечно бы хотелось при выезде из города не видеть ужасных мусорных полигонов, где летают птицы, ходят стаи бродячих собак. Что в этом смысле нас ждет в будущем в ближайшие лет пять?  

– Вся реформа и нацелена на то, чтобы у городов появилась новая инфраструктура. Основной самый дешевый вид – полигонное размещение мусора. Мы понимаем, что те, объекты, которыми город обладает, исчерпали свой ресурс. Сейчас просматриваются новые подходы – в 2016 г. мы запустили мусоросортировочный комплекс, что ощутимо снизило объем размещаемых отходов. 

Если брать в расчет те технологии, которые есть на рынке, и те подходы, которые мы планируем, я думаю, что через два года полигоны будут выглядеть более цивилизованно. В любом случае, ни одна страна не ушла от полигонов, это невозможно. Даже при термическом сжигании отходов будет зольный остаток, и его нужно размещать. Если говорить про стратегию, то самое эффективное, это сжигание отходов. Мы понимаем, что в процессе мы можем получать тепловую энергию. 

– Красноярцы сейчас говорят о том, что была одна волна недовольства, когда на левом берегу было много мусора, а вторая волна будет, когда люди получат платежки. Насколько тариф обоснован с вашей точки зрения? 

– Перед тем, как участвовать в конкурсе, мы анализировали эту ситуацию и рассчитывали, при какой стоимости нам будет выгодно этим направлением заниматься. На сегодня я бы не стал говорить однозначно – дорого это или дешево. Мы прекрасно понимаем, что проработав 2019-й г., мы пойдем защищать те цифры, которые нам выдали. И не факт, что тариф останется на уровне 79 руб. – может он снизится, может наоборот чуть повысится. Все зависит от того, как мы отработаем.      

В свою очередь, зампредседателя общественной экологической палаты Красноярского края Виктор Долженко в беседе с Новостями ТВК заявил, что красноярцы пока не готовы к грамотному распределению мусора.

– К сожалению, наш менталитет пока еще далек от этого. Не надо стремиться разделять стекло и пластик – главное отделить пищевые отходы. На бытовом уровне заставить себя и других хотя бы по разным пакетам разделить сухой мусор от пищевых отходов – это очень тяжело, но необходимо. Ведь это может стать одной из причин, которые могут привести к снижению тарифов. 

– Почему у левобережного оператора не пошел рабочий процесс в начале года, и почему больше всего было жалоб от жителей именно левого берега?  

– Очевидно, что это человеческий фактор. Те люди, которые заранее готовились к работе в новых условиях, у них и лучше получается сейчас работать. А те, кто сделал по принципу – «лишь бы раньше других бросить на торт свою шапку» – сейчас испытывают проблемы.