«Все трагедии расследуются, но результатов мы не знаем»: Иван Воробьев об авиакатастрофах

1161

7 мая


Самолет «Аэрофлота» Superjet-100 сгорел вечером 5 мая после возвращения в аэропорт Шереметьево, откуда он 30 минутами ранее вылетел в Мурманск. Погиб 41 человек.

О кризисе отечественного производства и подобных трагедиях в программе «После новостей» говорил председатель региональной организации ветеранов боевых действий «Боевое братство» Иван Воробьев.

Эксперты говорят, что за 90 секунд воздушное судно полностью выгорает на земле, поэтому Иван Воробьев отмечает, что наземные службы сработали очень плохо. Напомним, ранее СМИ сообщали о том, что аэропорт принял решение бороться с огнем самостоятельно и гражданские пожарные МЧС были допущены к работе не сразу.

В списке погибших числится и бортпроводник, который до последнего помогал пассажирам эвакуироваться. Собеседник Новостей ТВК подчеркивает, что члены экипажа совершили подвиг – людям важно безоговорочно и быстро выполнять команды бортпроводников, поскольку это «помогает отключить панику».


 

По одной из версий, в самолет попала молния, но это лишь говорит о несовершенстве судна. Иван Воробьев, как частый пассажир, говорит, что сам бывал в такой ситуации, и удар молнии никак не должен влиять на безопасность лайнера.

Об этом говорит и Константин Сенченко, который отмечает, что погода, в идеале, даже не влияет на курс лайнера. Депутат Горсовета вспомнил, как в подобной ситуации командир судна, на котором он летел, по громкой связи объяснил, что технически борт готов к ударам молнии.

Следователи уже нашли черные ящики, но, как отметил Иван Воробьев, начавшееся расследование еще не говорит о том, что люди узнают правду. Так было и в случае с крушением самолета министерства обороны, в котором погиб весь «Ансамбль им. Александрова». Внимание всей страны было приковано к трагедии, результаты расследования которой не были четко озвучены.

«Со временем наше сознание заполняется другими новостями и, возможно, кто-то это использует в политических, коммерческих целях. Тем, кто разрабатывал и использовал Superjet, не выгодно и не интересно, чтобы их технические огрехи выходили за пределы. Но мы вправе требовать от экспертов ответы на эти вопросы».

Напомним, в ноябре 2018 г. Валентина Матвиенко критиковала самолет Superjet и заявила, что «он ни для чего не годится». Гость согласился, что это связано с кризисом отечественного производства и отметил, что нам теперь придется работать не только над техническим оснащением судов, но и над их репутацией.