Нюта ФЕДЕРМЕССЕР: «Паллиатив – это право человека на достойную жизнь до последнего дня»

3050

19 июня


В программе «После Новостей» учредитель фонда помощи хосписам «Вера» и идеолог паллиативной помощи в России Нюта Федермессер рассказала о помощи неизлечимо больным людям и о том, как эту помощь необходимо оказывать.

Также гость рассказала, нужны ли в больницах бахилы, имеют ли право родственники круглосуточно посещать больных, и что нужно сделать, чтобы помощь стала ближе к людям. 

– Меньше месяца назад мэрия Красноярска проводила опрос, и оказалось, что 82% горожан вообще не знают, что такое паллиативная помощь. Как вы для себя определяете, что это такое?

– Во-первых, те люди, которые не понимают, что это такое, это счастливые люди, поскольку не сталкивались с этим. Но, к сожалению, думаю, что это не так. Если бы вопрос был: «нуждались ли вы в помощи по уходу за тяжелобольными» или «умирал ли в последние 5-7 лет кто-то в вашей семье, нуждаясь в обезболивании», то результат был бы другим.

И хоспис, и паллиатив – это философия, предполагающая право человека на достойную жизнь до последнего дня. Паллиативная помощь – это право на человеческое достоинство, на то, чтобы в конце жизни нам было не больно, не стыдно и не одиноко. Мы боимся не смерти, а умирания.  Для себя я понимаю паллиативную помощь, отчасти как возвращение к истокам. В такой помощи нет ничего противоестественного, как в самостоятельных родах. 

Сейчас медицина так плотно вошла в жизнь и стала такой могущественной, что она начала мешать естественному ходу вещей. Когда человек неизлечимо болен, страдает, медицина может довольно много. Медицина может «задержать» человека и продлить страдания. Медицина может и вылечить, но не тогда, когда мы говорим о последнем завершающем этапе неизлечимой болезни.

Паллиативная помощь – это право человека уйти из жизни естественным образом. Сдаться болезни, это значит «скиснуть», а достойный уход из жизни – это все равно победа над болезнью, победа над желанием болезни тебя унизить и съесть.

– Насколько сложно доносить эту философию и подход до общества? Многие боятся об этом говорить, потому что воспринимают паллиативную помощь как смерть.

– Люди воспринимают хоспис так, как он себя им демонстрирует. Если отделения паллиативной помощи будут про смерть, если они будут унылыми, с плохим запахом, если там не будет круглосуточного доступа родственников, то люди так и будут это воспринимать. А если хосписы и отделения паллиативной помощи будут такими, какими и должны быть – про жизнь, – то они будут восприниматься иначе

Есть еще такая точка зрения – «мы не будем говорить про смерть», «не спрашивайте меня про похороны или про завещание, можно ведь накликать беду. И общаться с людьми, у которых дома кто-то умирает, тоже не нужно».  Я в такой ситуации всегда хочу спросить: «А можно ли погружаться в чужое счастье и накликать его? Или погрузиться в чужую диету и накликать себе похудание?». Это полная ерунда, лишь подмена правды на трусливую ложь.