Евгения БУХАРОВА: «Красноярский край входит в десятку доноров по наполнению федерального бюджета»

2593

22 августа


Почему большинство российских регионов являются дотационными, а другие отдают деньги в Москву? Что влияет на изменение курса рубля и ситуацию в мировой экономике? Об этом в программе «После новостей» на ТВК поговорили с кандидатом экономических наук Евгенией Бухаровой и бизнесменом, депутатом Горсовета Константином Сенченко.

Ни для кого не секрет, что Красноярский край отчисляет средства с налогов, собранных в регионе, в федеральный бюджет. По последним данным, на один годовой бюджет Москвы можно было бы содержать 83 Красноярска. Как отметила кандидат экономических наук Евгения Бухарова, экономисты уже давно бьют тревогу по поводу «отсасывания денег в Москву».

«Россия имеет территорию на 7 часовых поясов с регионами, в которых очень разные условия. Тем не менее, единственное, что унифицировано – отсасывание денег в Москву. В 2012 г. было принято решение о консолидированном налогообложении крупных производителей. Это означает, что крупные компании, которые и так зарегистрированы, как правило, не в территориях реального присутствия, теперь платят налоги в Москву. Это ненормальная ситуация в бюджетной системе, когда из всех субъектов федерации максимум 10-15 регионов не являются дотационными, все остальные – дотационные. В Красноярском крае примерно та же картинка. Не зря его называют российским Нью-Гэмпширом – он показывает "среднюю температуру по больнице"», – рассказала «ТВК Красноярск» Евгения Бухарова.

В Красноярском крае был период, когда до 75% собранных налогов уходили в федеральный бюджет. Сейчас, по словам Евгении Бухаровой, в Москву уходит примерно 50% налогов края. При этом регион входит в первую десятку субъектов РФ по наполнению федерального бюджета.

Концентрация денег в Москве плохо влияет и на региональный бизнес, говорят эксперты. Вложения в малый и средний бизнес будут падать, уверены предприниматели. Как рассказал красноярский бизнесмен, депутат Горсовета Константин Сенченко, причина упадка – неэффективные федеральные власти:

«Все аккумулируется в Москве на мега-проекты для друзей и родственников чиновников. Поэтому ситуация напрямую связана с политикой. Регионы всегда на Москву смотрят. Если бы мы увидели, что там начинаются перемены, что убирают вороватую Мосгордуму и туда приходят адекватные люди, начинают играть по новым правилам, то, конечно, мы бы поняли, что то же самое может быть в регионах. Сейчас тенденция другая – закручиваются гайки. Регионы смотрят на Москву – если в столице можно всех разгонять и бить, то почему нельзя это делать в регионах. Диалога нет, и не предвидится. Это, однозначно, приведет к тому, что количество вложений в малый и средний бизнес в регионах будет падать».

19 августа курс доллара, по данным Московской биржи, достиг отметки в 67,03 руб. Так высоко цена за доллар не поднималась с 14 февраля 2019 г. К 22 августа рубль укрепился до 65,75 руб. Как рассказала «ТВК Красноярск» директор института управления, экономики и природопользования СФУ Евгения Бухарова, на изменение курсов валют влияют как внешние, так и внутренние факторы.

«Валютные рынки реагируют на большую совокупность внешних и внутренних факторов. Один из внешних – ожидания от того, как себя будут вести Федеральная резервная система США на своей сессии, где примут учетную ставку. Также влияет торговая война Китая и США. Любое невзвешенное, случайное заявление руководителя Соединенных штатов вызывает определенные колебания на рынке».

Основным внутренним фактором является стоимость нефти и другого сырья. В этой среде большое влияние оказывают международные санкции.

«Наш Центробанк иногда рапортует: "Нам удалось отвязать валютную политику от стоимости нефти". Ну, это – от лукавого. Эмбарго, которое США наложили на отношения с Ираном и Венесуэлой, резко сократило объем поставок тяжелой нефти на рынок. Такая нефть, в основном, в России. Спрос на нее начал расти, начала расти и цена. Курсовые колебания валют от этого также в значительной степени зависят».

Изменение курса валют проявляется циклами от нескольких дней, до нескольких недель, утверждает Евгения Бухарова. По ее слова, сейчас нет «фундаментальных условий, которые могут привести к финансовому коллапсу». Однако угрозы кризиса все-таки сохраняются.