«Забастовки не получилось, это ничем не отличается от предыдущих протестов»: политолог о «Народном ультиматуме» в Беларуси

1342

28 октября 2020


Всеобщая забастовка в Беларуси, жесткие задержания, резиновые пули и уличные митинги. Почему мы, россияне, так пристально следим за событиями в братской республике и чем все это может закончиться – в программе «После новостей» обсудили с политологом Сергеем Комарицыным.

В понедельник, 26 октября, в Беларуси началась общенациональная забастовка, которую объявила экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская. 25 октября истек срок ультиматума, который лидер оппозиции выдвинула две недели назад белорусскому правительству и лично Александру Лукашенко.

Требования – отставка действующего президента, прекращение насилия на улицах, а также освобождение политзаключенных – не были выполнены

Как сообщают местные СМИ, на заводе холодильников «Атланта» и Минском тракторном заводе началось шествие рабочих, на забастовку вышли инженеры «БелКоммунМаша». Работу остановили цеха Минского электротехнического завода, автомобильного и «Гродно Азот».

Более 100 тыс. человек вышли на «Народный ультиматум» в Минске и других крупных городах. Акция закончилась массовыми задержаниями. Силовики применили против демонстрантов светошумовые гранаты и резиновые пули.

Российские федеральные каналы уделяют незначительное внимание протестам в Беларуси. По мнению политолога, это связано с тем, что позиция Кремля по этому вопросу до сих пор не определена.

«Есть позиция некоторых людей в руководстве, которые время от времени ее излагают. А вот позиция нашего верховного правителя до конца неясна. Ясно, что он не любит Лукашенко, никогда не любил и ему надо как-то он него избавится, но ясно также, что он пока не видит сценария, как это сделать, чтобы хоть каким-то образом сохранить Белоруссию в орбите российских интересов. Это, на мой взгляд, сделать уже невозможно – поезд ушел», – говорит Сергей Комарицын.
Есть версия, что государственные каналы не освещают протесты в Беларуси, потому что в Кремле невольно перекладывают эту ситуацию на Россию. Вот что по этому поводу думает эксперт:

«Психологический момент такой, наверное, есть, потому что также долго сидит [на своем посте президент], как сидел Лукашенко. Но не это главное.

У нас не понимают исторический момент. Белоруссия была в составе России меньше, чем Прибалтика. У нас совершенно разная история. Еще когда Полоцкое княжество ушло в 11 веке, мы разошлись на 700 лет. Они [Беларусь] только на рубеже 18 и 19 веков пришли. Потом, еще в царское время, была создана единая большая русская нация и продолжила существовать в СССР.

Но за 30 лет самостоятельного развития при Лукашенко была сформирована белорусская политическая нация. Она есть, это факт, и никакой интеграции [c Россией], никакого объединения не будет.

Лукашенко сделал множество политически ошибок – уходить надо было вовремя. Вот это, конечно, урок Владимиру Владимировичу. Он его воспринимает. Но не думаю, что он чувствует для себя прямую угрозу и прямую аналогию с белорусскими событиями». 

Как рассказал Сергей Комарицын, недавнее исследование издания Die Welt показало, что 25% жителей Беларуси – безусловные сторонники Лукашенко, 37% – наблюдатели.

«Вместе это – больше половины. Ясно, что есть какая-то активная часть. Это безусловно молодежь. Забастовки по большому счету не получилось. Смысл был в том, чтобы парализовать экономику, остановить работу крупных государственных предприятий. Не получилось. Вышли студенты. И это ничем не отличается от предыдущих акций протеста», – считает политолог.
По его мнению, запас прочности у белорусских властей еще большой, и свергнуть Лукашенко просто так не получится.

«Лукашенко уйдет – это однозначно. Я думаю, что здесь, действительно, многое зависит от России, которая еще не определилась с этим механизмом. На этом политическом поле не видно, с кем вести переговоры. До того момента, когда будет найден механизм [разрешения ситуации], все протестные акции будут иметь такой же характер, какой и имели эти два месяца», – заключил политолог Сергей Комарицын.