«Что происходит сейчас – несравнимо с 2008 и 2014 годами»: Юлия Симбирева о том, как бизнес переживает санкции

1434

30 марта


ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Как бизнес выживает в условиях беспрецедентных санкций? Насколько помощь государства действенна и можно ли говорить о какой-то стабилизации или развитии бизнеса в ближайший год? Об этом в программе «После новостей» поговорили с председателем комитета по развитию малого и среднего бизнеса союза промышленников и предпринимателей Юлией Симбиревой.

Бизнес еще не успел оправиться от пандемии коронавируса, как попал в новую экономическую реальность – все из-за санкций, которые против России ввели западные страны.

«Только-только мы сроднились с коронавирусом, научились работать в этих условиях. Казалось, что выходим на нормальные рельсы, и вот новая реальность. Сказать, что что-то стабилизировалось, я пока не возьмусь. Да, мы видим, как колеблется валюта. Мы понимаем, что будут проблемы с поставками, особенно с импортными – а у нас доля зарубежных сырья, комплектующих, оборудования около 70%. Все это сейчас под большим вопросом. Поэтому, я думаю, бизнес еще не адаптировался до конца, не осознает новые реалии. Еще живем на старых запасах и прощупываем новую реальность», – пояснила Юлия Симбирева, руководитель комитета по развитию малого и среднего бизнеса регионального РСПП.

По словам Юлии Симбиревой, сильнее всех пострадают те отрасли, где большая доля импортных материалов. Однако трудности коснутся всех.

«Даже в тех отраслях, которые считаются традиционно нашими, например, сельское хозяйство – там семенной фонд и удобрения импортные. По какой цене они будут заходить и в каком объеме – это большой вопрос. В целом пострадают все сферы. Это же структура взаиморегулируемая – если в одной компании стало жить сложнее, появились проблемы, скорее всего сократится зп сотрудников в условиях повышения цен, будет оптимизация количества, то есть число людей, которые смогут купить товары и услуги других компаний, их покупательская способность сократится. 

Что касается увольнений и сокращений – все зависит от того, на сколько ситуация затянется. Те компании, которые ушли с рынка, по крайней мере, приостановили производство – там ситуация разная. Где-то сохранили часть зарплаты сотрудников, то есть они формально еще получают доход. Если это затянется надолго, я не исключаю масштабных сокращений. Например, металлургия – они сейчас не имеют тот объем экспорта, который был, а это города-предприятия, что делать там с рабочей силой – пока непонятно».

Эксперт отметила, что в нынешней экономической реальности нужно по-другому планировать работу компаний. В западных стандартах стратегическое планирование идет на 5-7 лет, в России раньше было на 3 года, сейчас – максимум год. При этом планирование должно быть гибким, с возможностью адаптации под изменяющиеся события. То есть нужно следить за ситуацией и стараться предвидеть – однако это сложно, отмечает эксперт.

Возможность помочь бизнесу у федерального бюджета есть. Как пояснила Симбирева, многое будет зависеть от цен на сырье. Сейчас Россия экспортирует нефть и газ по ценам, которые намного выше, чем нулевой бюджет. В рублевом эквиваленте федеральный бюджет может быть больше. 

«Пока мы только начинаем получать меры поддержки в новых условиях. Мы с коллегами в союзе промышленников буквально через 1,5 недели после февральских событий собирались, обсуждали, что сегодня необходимо бизнесу. А ему нужно те меры, которые имеют наибольшую конверсию, то есть максимальный охват – не точечная помощь., а захватить как можно больше предприятий. Это налоговые меры, прежде всего. То есть необходимо массовое снижение налогов для малых компаний – это как минимум НДС по оплате, снижение УСН до минимальных ставок. Сейчас очень актуален вопрос уплаты УСН, особенно те, кто платили по НВД, ощутили колоссальную нагрузку – раньше платили 40-5- тыс. в год, то сейчас – это сотни и миллионы рублей. Компании еще не мыслят на эти категории. Плюс события февраля подтолкнули рост курса валют, возможность дефицита – это подтолкнуло к большому закупу, то есть все вложили запасы и налоги платить нечем. Нужна отсрочка как минимум на полгода».

Кризисы 2008 г., 2014 г. и то, что происходит в экономике сейчас – сравнивать нельзя, считает Симбирева. Сейчас проблем больше, чем девальвация рубля, как ранее. Кроме того, не будет, как в 90-е: якобы экономические трудности – время для возможностей.

«Есть колоссальная разница. В 90-е был хаос, была свобода. Говоря экономическим языком: чем выше риск, тем больше доходность. Сейчас ситуация другая. Во-первых, у нас силовые структуры работают по-другому, контрольно-надзорные органы, в том числе и налоговая. Сейчас свободы намного меньше, размахнуться, как раньше, не получится. Да, время возможностей – но она возможность одна на тысячу, остальные 999 – потеряют.

Бизнес в неволе не размножается. Необходимо создавать среду. Но когда в среде, недружественной бизнесу, появляются институты, которые как-то принудительно должны его развивать – это не работает. Да, есть единичные проекты успешные. Но это разово, не массово. Даже “Сколково” не может похвастаться большим количеством реально очень эффективных проектов».

Симбирева считает, что на реабилитацию экономики и импортозамещение уйдет много времени: 

«Что касается всего импортозамещения – у меня нет чувства эйфории, якобы наша экономика сейчас на старте. Мы потеряли высокие технологии, высокое качество бизнеспроцессов. Это все можно заместить – но на это уйдет не год, не два и не три. Быстро мы не заместим импортные товары. Это как с сыром – да, сыра много, мы его заместили, но качество не то. Проблема, но и плюс, с другой стороны, что 80% населения тот сыр даже и не пробовали».

Однако есть отрасли, которые даже в условиях нестабильной экономики будут в лучшей позиции: 

«Это те, кто работает с high-quality – топовым сегментом, потому что богатые люди останутся. Скорее всего будет сильнее дифференциация. Плюс в хорошей позиции те, кто работает на российских материалах и сырье – они более застрахованы. Что нужно делать – не вешать нос. Готовиться к худшему и надеяться на лучшее, мыслить позитивно, но без эйфории, что сейчас время для возможностей. Будет сложно, надо к этому быть готовыми».

Эксперт добавила, что у России есть очень большой запас в части работы с внутренними резервами – цифрами, финансами. Эта тема для малых компаний проблематична: руководители часто не знают, прибыльный бизнес или убыточный. Огромные средства бывают заморожены. Юлия Симбирева предлагает сделать акцент на внутренних резервах и поработать с экономикой предприятий – там есть большой потенциал. Также те, кто будут придумывать креативные идеи – по словам эксперта, «будут на коне».