«Чаще всего задают вопрос – видел ли инопланетян? Отвечаю честно – не видел»: интервью с космонавтом Сергеем Крикалёвым

1192

3 июля


Космонавт Сергей Крикалёв провел на орбите суммарно 803 дня – это более 2 лет. Он – единственный россиянин, который побывал в космосе 6 раз и совершил 7 выходов в открытый космос. Сергей Крикалёв дал интервью «ТВК Красноярск», в котором рассказал о своей работе, романтике и будущем космической отрасли.

Какой вопрос вам чаще всего задают на встречах?

Чаще всего задают вопрос – видел или нет инопланетян? Отвечаю честно – не видел. На самом деле, на эту тему много рассуждений, потому что все зависит от того, как вопрос задан. Если «А верите ли вы в инопланетян?», то я думаю, что вселенная достаточно большая, и какая-то разумная жизнь в ней все равно должна быть. Как близко она к нам – ученые до сих пор спорят.


Во сколько лет вы решили стать космонавтом?

Какое-то осознанное желание начать двигаться, предпринимать шаги к тому, чтобы работать в космонавтике, появилось в конце школы. Это не с 5-7 лет, а позже. Сказалось накопление знаний и событий, успехов в космонавтике. Еще я достаточно много читал фантастики – может быть, в какой-то мере это повлияло.


Есть ли в работе космонавта романтика?

Романтика есть. И романтика, и любовь к тому, чем ты занимаешься. Это позволяет проходить через трудности, которые порой случаются. И так в любом виде деятельности. Мне нравилась эта романтика, она такая же, наверное, как у моряков или летчиков. Чем старше становишься, тем лучше начинаешь понимать детали профессии.


Какие бывают сложности?

Разные сложности на разных этапах. Главная сложность – умение работать вдолгую, как в спорте, на длинные дистанции. Терпение должно быть на первом месте. Из желающих стать космонавтами в космос летят лишь единицы. Сама подготовка тоже довольно длительная. Для того чтобы быть нужным в космосе, требуется много лет. Обычно 5-7-10 лет – это нормально.


Вы улетели на орбиту во времена СССР, а вернулись уже в Россию. Как это было?

Как говорится, я вышел из дома в сегодняшний день, вернулся в завтрашний. С точки зрения возврата, это была не такая драматическая разница. Сам полет был во времена, когда происходило много экономических и политических изменений внутри страны. Тем не менее, мы улетали из Москвы – вернулись в Москву, взлетали в Казахстане – приземлились в Казахстане. Мы переживали скорее за ту турбулентность, быстро меняющую ситуацию внутри страны, галопирующие цены, зарплаты. Мы беспокоились за людей, которые были внутри этих изменений. Есть расхожий штамп, что нас забыли в космосе, но это совсем не так.


Страшно ли было лететь в космос в первый раз?

Когда я в первый раз летел в космос, были сильные опасения по поводу того, как я буду воспринимать замкнутое пространство. Моя жизнь была насыщенной: в институте много чем занимался, в аэроклубе, спорт, подводное дело, огромное количество друзей, контактов. И эти резко контакты сократились до двух человек, скорость перемещения сменялась тем, что находимся внутри одного пространство. На деле это оказалось не так страшно, потому что ты занят интересной работой. Каждый раз выглядывая наружу ты видишь разное – Африка, Зеландия, Австралия, какие-то острова.


А в чем суть работы космонавта?

Суть работы – получение новых знаний в разных направлениях, создание новых космических средств. Я попал в подразделение, которое занималось информационным обеспечением экипажа. Любая работа в космосе – это, по большому счету, эксперимент. Огромное количество разнородных экспериментов – медико-биологической направленности, в области физики, материаловедения, наблюдения земли из космоса, также технические эксперименты.


Есть мнение, что освоение космоса приостановилось. Вы с этим согласны?

Иногда кажется, что один полет похож на другой. Тут надо быть специалистом, чтобы понимать разницу. Полет полету рознь, каждый раз стоят разные задачи. В чем я с вами соглашусь – это законы эволюции. Сначала изменения идут очень быстро. Если провести аналогию развития космонавтики с развитием авиации, то на заре авиации появлялись десятки сотни разных типов самолетов. Чем более сложной она становилась, тем более замедлялась.


А как считаете, нужно ли нам в какой-то момент остановиться в исследовании космоса?

Мне на ум пришла аналогия. Когда-то люди задавали себе вопрос: как далеко можно выходить из пещер? Там ведь саблезубые тигры. Оставаться внутри пещеры было безопаснее. Это я утрирую, конечно. Человечеству в принципе свойственно осваивать новые ареалы, когда появляется такая возможность. Вопрос только в скорости развития и направления.


Как относитесь к тому, что космос сейчас стал обыденностью, и туда пришел бизнес?

Раньше и самолет – это было чудо, летчики – чудаки. Потом появились профессионалы, потом туристы. При этом движение вперед продолжается. Создаются новые модели самолетов, новые материалы. Возможно, через 100 лет и космос станет более доступным. Бизнес входит в космос, потому что рисков стало меньше, они стали понятны и предсказуемы.


Фото: Евгений Биятов / РИА Новости