МНЕНИЕ: Илья Зайцев о культурном вопросе

5014

29 июля 2015


МНЕНИЕ: Илья Зайцев о культурном вопросе

Должность министра культуры края остается вакантной с 6 апреля 2015 г. Тогда прежний руководитель ведомства – Елена Паздникова – ожидаемо ушла в отставку в связи с выходом на пенсию. И уже почти 4 месяца кандидатуру нового министра найти не могут. Именно что не могут, потому что прямо или косвенно фамилии возможных преемников Паздниковой появлялись, обсуждались. Все они были женщины и почти все были из Красноярска. А иногда – судя по разговорам в коридорах серого дома на Мира, 110 – назывались даже конкретные сроки назначения. Но каждый раз не складывалось.
Из фамилий, которые назывались, минимум у двух красноярских кандидаток в послужном смысле были некрасивые истории с уголовным подтекстом: одни – в сфере культуры, другие – в иной сфере. Одни с приговором суда, другие так и остались в папках краевой полиции.

Затем начали называть фамилии чиновников от культуры из Новосибирска. Мол, губернатор рассматривает возможность пригласить человека из города, где долго жил и работал. И некоторые даже прилетали в Красноярск тем же рейсом, что и Толоконский. Но тоже не сложилось.

Говорят, что уровень министерской зарплаты в крае не устроил: по сравнению с тем же Новосибирском, наши министры зарабатывают меньше. А, может, объем финансирования отрасли. 

На сегодняшний день меньше культуры не получает ни одна из сфер в крае. В год это 4,47 млрд руб. (чуть больше 2% от всех расходов краевого бюджета). И этот процент год от года остаётся постоянным. Даже у спорта сумма в этом году на 400 млн больше. 

Может быть, в том числе, поэтому желающих возглавить министерство не очень много. Те, кто очень хотят – по каким-то причинам не подходят. Те, кого хочет видеть власть – себя в этой должности не видят. 

Или не видят свой функционал. Ведь как говорит политолог Сергей Комарицын: «У нас отдельно существует министерство культуры, отдельно учреждения культуры. 

У нас нет политики в области культуры. У нас есть мероприятия массовые, фестивали, карнавалы. Поэтому министерство культуры – это министерство массовых мероприятий. Оно не формирует эту политику». 

После этого комментария появление новой вероятной кандидатуры министра культуры в лице Елены Мироненко, руководителя музея геологии GEOS выглядит вполне логичным. Она в своё время как раз массовыми мероприятиями и занималась. Имеет опыт, о чем сама рассказала во время майского интервью «Радио ВК».  

«Сфера культуры для меня родная. И образование соответствующее я получала. И, скажем, для меня было не очень неожиданным, когда я всё-таки уже оказалась непосредственно в гуще событий, уже в Министерстве культуры Красноярского края. Сначала как специалист, потом как начальник отдела массовых мероприятий.  

Потому что вся моя жизнь – так или иначе – была связана с организацией массовых мероприятий. Сначала это был бизнес-сегмент. Допустим, какие-то бизнес-бои, чемпионаты по барбекю, чемпионаты по картингу. Даже такое было в моей практике. Потом это были уже краевые мероприятия, фестивали».  

Что известно о Елене Мироненко кроме скандальных фотографий, которые она выложила в открытый доступ на своей странице ВК в далёком 2011 г., будучи руководителем отдела массовых мероприятий. 

Судя по многочисленным комментариям ее друзей и сторонников в социальных сетях, она очень позитивная, красивая, предприимчивая, умная и энергичная. Про те же фотографии, которые активно обсуждали четыре года назад и которые обсуждают сейчас, Дмитрий Буевич пишет: «Они ж хорошие. Про то, что Лена живая и совершенно не стремается себя любую».  

Что бесспорно в этой ситуации – о музее геологии Центральной Сибири действительно говорят. Известные дизайнеры разработали для учреждения современный фирменный стиль, которому позавидуют не только красноярские, но и многие российские музеи.  

Сама Елена придумала название – GEOS – и активно его продвигает, в том числе на мероприятиях, которые на первый взгляд к геологии имеют совсем отдалённое отношение. И, судя по всё тем же фотографиям в социальных сетях, делает это, действительно, с невероятной энергией, заражая окружающих если и ни интересом к геологии, то интересом и уважением к директору музея – уж точно.  

Она организовала олимпиаду юных геологов, постоянно чему-то учится, в том числе проходя стажировки за границей, которые выигрывает. И никаких вопросов к ней как к руководителю музея нет. Да и как к человеку тоже.  

Но назначение министра культуры для нынешней команды – первое серьёзное назначение. Фактически, речь идет о появлении совершенно нового лица в культурной политике огромного региона. Поэтому-то к этому назначению такое внимание и интерес.  

И в этом смысле, решение должно быть понятным или хотя бы объяснимым. Руководство музеем геологии – даже такое талантливое как сейчас – и руководство огромной сферой – вещи всё же разные. Хотя, если речь идет о министерстве массовых мероприятий – тогда никаких вопросов не остаётся.  

И возвращаясь к спорам вокруг фотографий Елены Мироненко от 2011 г. 

Можно ли только на основании их существования в прошлом принимать решение о назначении? Конечно нет. Но можно ли игнорировать наличие такого виртуального прошлого, ставшего публичным? Тоже нет.  

Пресс-служба Правительства в 2011-ом советовала чиновникам: «Главный критерий при принятии решения о размещении либо отказе от размещения фотографий – возможность причинения ущерба репутации самого госслужащего или госоргана».   

И никто не запрещает чиновникам отдыхать, как им хочется, делать в свободное от работы время то, что им хочется. Приватность в социальных сетях настраивается несколькими кликами мышки вот по этой ссылке – http://vk.com/settings?act=privacy



Фото: gazetazp.ru