Театр везде

3872

22 октября 2015


Театр везде

На протяжении четырёх лет «Театр на крыше» был одним из главных летних событий Красноярска. Кто-то делал селфи на фоне модной молодёжи, кто-то внимал искусству – дерзкому, необычному и оттого не менее модному.

За это время изменилось многое: репертуар, оформление, сама крыша. Неизменна была только формула: «Крыша» = лето. Но неутомимые Валерия Берёзкина, Елена Городецкая и Илья Рождественский – мозг, сердце и душа проекта – решили изменить и это. И «Театр на крыше», прихватив пледы «с той самой крыши», отправился по интересным местам города, продолжая работать и при минусовых температурах.

О новых спектаклях и площадках, о планах на будущее и мечтах Новостям ТВК рассказала одна из организаторов «Театра на крыше» Валерия Берёзкина.

Про смену декораций

Это первый год, когда мы работаем осенью, и да, у нас есть планы на зиму. Но получилось всё как-то случайно, естественным путём, даже вопреки нашим желаниям. У каждого спектакля или читки, которые случаются до сезона «Крыши», есть своя история. Они рождаются, как дети. Тогда, когда приходит время.

Вот, например, наше первое осеннее представление прошло 9 октября. Мы ставили «Город, где Я».

В конце сезона «Крыши», уже перед закрытием приехал режиссёр, с которым мы в прошлом году работали и были в достаточно тёплых отношениях.

Мы ему говорили: если что-то придумаешь – приезжай и делай. И он приехал, но под закрытие. Мы объяснили, что площадка закрывается. Но он настолько был вдохновлён идеей сделать этот абстрактный спектакль! У него было два текста Вырыпаева, и даже разрешение от автора, что тоже немаловажно. Была концепция, были сразу понятны актёры. А у нас на тот момент было помещение на примете. Просто как интересное место – это склад, ангар или цех КРИТБИ. Тогда-то мы и поняли, что у нас нет причин не ставить этот спектакль.

Вторая вещь, которая нас буквально заставляет себя ставить, – это «Пьяные». Это читка-эскиз, которая была впервые показана на фестивале ДНК в Красноярском драматическом театре им. А.С. Пушкина и которую мы вместе с режиссёром Вячеславом Тыщуком доделали для «Крыши».

Успех «Пьяных» был так велик, что мы показали их летом не один раз, а два. Это идёт вразрез с нашей традицией показывать спектакль лишь разово. Но и этого оказалось мало. Поэтому летом мы пообещали зрителям, что покажем «Пьяных» ещё раз осенью, но уже в одном из красноярских баров, исключительно потому, что по задумке режиссёра декорацией должен был быть настоящий бар.

Так получилось, что летом мы сидели в «Булгакове» и обсуждали какие-то рабочие моменты. И режиссёру, Вячеславу Тыщуку, очень понравилось это место. Бар действительно атмосферный, и по настроению он совпал с настроением пьесы.

Про планы

На ноябрь и декабрь у нас уже есть довольно чёткий план: сделать спектакль «Фрилайф». Мы получили грант от Фонда Михаила Прохорова, чтобы реализовать эту идею. Теперь к нам должен приехать режиссёр Антон Безъязыков.

Сам же текст  написан красноярским автором Ксенией Пещик и рассказывает про молодых людей, про поколение хипстеров и фрилансеров. Место действия – клуб, прототипом которого послужил клуб «Эра». Там мы его, кстати, и планируем показать. В каком виде – пока, до приезда режиссёра, не знаем.

Про мечты

У нас давно есть мечта: показать эскиз «Кровать» в необычном для зрителя месте. Мы его показывали уже на «Крыше», но теперь есть идея показать его в одном из мебельных магазинов, то есть там, где кровать стоит в «естественной среде».

И вот, совсем недавно, мы познакомились с представителями одной мебельной компании и даже присмотрели место, где спектакль мог бы проходить. Если мы договоримся, то, надеюсь, в недалеком будущем покажем эту вещь.

Есть у нас и ещё одна задумка, тоже на зиму. Её хотят сами срежиссировать молодые актёры театра Пушкина. Это пьеса «Монолог о браке» Эдварда Радзинского. У нас уже есть разрешение от автора, что важно, и ребята уже обдумывают, где это можно показывать.

Эта пьеса для нас необычна. Она довольно простая, в стиле советских фильмов о браке, об отношениях. В ней нет никакого социального фона. «Монолог о браке» – это только про взаимоотношения молодых людей и ничего более.

В этом случае желание ребят самим срежиссировать спектакль, самим сыграть в нём, свою молодую энергию туда вложить совпало с нашими желаниями. У нас было ощущение, что в городе у нас либо совсем «треш», либо классика, что-то очень серьёзное и высокое. А простого материала о важном – об отношениях, о любви – мало.

Поскольку мы не театр и у нас нет своей постоянной площадки, нужно было искать место. Пока у нас нет конкретных идей, где показать пьесу, так что мы открыты для предложений.

Про заветные мечты

Есть у нас ещё одна глобальная задумка. Лично я очень горжусь знакомством с прекрасным режиссёром Алексеем Крикливым, он является главным режиссёром новосибирского театра «Глобус». Мы как-то случайно познакомились на первой нашей «Крыше». И с тех же времён мы просто мечтали поработать с Алексеем Михайловичем, в любой форме.

В прошлом сезоне это случилось – мы вместе показали спектакль «Глобуса» «Куба». И с тех пор надеемся, что Алексей Михайлович сможет поработать с красноярскими актёрами для спектакля на крыше.

Ещё мы очень хотим сделать одну необычную вещь. Сейчас это очень модная форма и в Москве, и в Европе. Это спектакль-путешествие, спектакль-«бродилка». Мы хотим сделать, скажем так, некое театральное действо, где декорациями будет служить город Красноярск, а актёрами будут сами зрители. Это очень красиво, загадочно и заманчиво звучит.

Впервые мы об этом услышали два-три года назад. А этим летом я побывала на таком спектакле в Москве и поняла, что Красноярск должен иметь что-то похожее. Пока никто из наших коллег этим не занялся, мы уже придумываем варианты.

Понимаете, сначала мы вышли за стены театра: крыша, склады, что-то ещё, а есть ещё и город – огромное пространство для того, чтобы что-то придумать. Но поскольку такая «бродилка» во многом зависит от погоды, делать мы её будем весной или летом.

Про самоопределение

Я всё время думаю о том, что сейчас название «Театр на крыше» не соответствует действительности. Но люди не задают нам вопросов и не говорят о нелогичности. Наверное, «Театр на крыше» – это уже такое словосочетание, которое не «отсылает на крышу». Это люди, это мы, наша небольшая команда – наши мужчины, которые могут сделать всё – от проводки до глинтвейна.

Но если думать о перспективах, предполагать, что дальше будет больше «не крышного», то да, наверное, есть смысл менять название. Мы подумаем.

Про «своё» место

Что касается своего собственного помещения, то тут я смотрю на вещи философски. Всё, что происходит в нашей истории, всё к лучшему. Жизнь сама ведёт нас правильным путём.

В самый первый год «Крыши» мы хотели своё место. Но у нас никак не складывалось. Не было подходящего помещения. У нас есть определённые критерии: количество выходов и входов, где это должно быть, какая квадратура, высота потолков. Такого идеального помещения мы пока не нашли. Я думаю, что в какой-то момент, когда мы уже созреем окончательно, «наше» помещение найдётся.

Кроме того, здесь ведь присутствует ещё и элемент ответственности. «Театр на крыше» – это второй вид деятельности для нас помимо основной работы. Поэтому, если бы нашлось какое-то идеальное помещение и мы могли бы туда въехать, пришлось бы решать вопрос с тем, что нужно больше времени посвящать театру. А такой возможности, да и желания сейчас нет. Мы все с удовольствием работаем на своей основной работе и будем продолжать посвящать ей основное своё время.

Ещё нужно иметь большой репертуар и постоянно «наполнять его жизнью», нужно понимание и содействие со стороны театров, актёров. Иначе всё не имеет смысла.

Про популярность

Ничего не знаю о популярности. Я уверена, нас ведёт какое-то проведение. У нас всегда был ажиотажный спрос на билеты. С самого начала. И продолжается до сих пор. Но это, мне кажется, объясняется тем, что у нас мало событий и спрос превышает предложение.

Если бы мы были бизнесменами, мы бы сели и решили, что раз спрос больше, чем предложение, нужно увеличивать количество спектаклей или саму площадку. Но мы просто творческая команда, целью которой всегда было и будет сделать что-то новое, проверить себя, а деньги, как бы это ни звучало странно, – просто необходимость, чтобы мы могли оплатить работу всех, кто с нами работает, вложить их в привоз талантливых режиссёров и так далее. Первично – это «фан» от того, чем мы занимаемся. И мы никогда не пойдем на то, чтобы в угоду выгоды что-то менять.

Про настоящее

Я заметила, что в последнее время, особенно этой осенью, появилось множество событий театрального характера. Значительно выросло их количество даже по сравнению с прошлым сезоном.

Четыре года назад, когда мы начинали «Крышу»,  нам было скучно, мы хотели, скажем так, интеллектуального развлечения. И в городе тогда не было совсем ничего.

А сейчас есть театр в КИЦе , «Вспышка» активно развивается, в «Каменке» театр, даже в спортивном клубе у нас есть детский театр. Сейчас это актуально.

Просто, мне кажется, люди уже устали от политики, от кризиса, от курса валют. Устаешь за этим следить и в какой-то момент просто отпускаешь ситуацию – ты понимаешь, что от тебя ничего не зависит.

Иногда хочется информации другого характера, хочется, чтобы душа трудилась, чтобы было о чём подумать вне политики или бытовухи. Хочется быть там, где такие же, как ты. Хочется театра с современным языком. Я счастлива, что в Красноярске сегодня театральная жизнь кипит.

Фото: Ольга Полякова, Лариса Федорова, Света Константинова.