«БизнесStory–2016»: Александр Рыжов

9255

23 апреля 2016


«БизнесStory–2016»: Александр Рыжов

9 лет назад лучшие бизнесмены Красноярска рассказывали о жизни и себе в эфире ТВК. В рамках телепроекта «БизнесStory» горожане узнали о том, кто и как строил свой бизнес, есть ли у беспринципных предпринимателей душа, и каково это – не спать сутками ради любимого дела.

Спустя 9 лет, в рамках 22-летия ТВК, мы решили повторить проект и узнать у героев тех самых передач – а что изменилось за это время?

Про цирк

На фасаде красноярского цирка висит рекламная растяжка еще с прошлого года. В фойе служебного входа ищу туалет. Там кафель хрустит под ногами, нет ни мыла, ни полотенец, ни сушилки для рук. Мы договорились встретиться с директором цирка Александром Рыжовым в пять. Он опоздал минут на 10.

«С утра еще весь график сбился», – сетует директор, когда мы поднимаемся в его кабинет. В этом кабинете Рыжов работает уже больше года.

Я же ему говорю, что как-то не «по-бизнесовому» оставлять прошлогодний баннер до апреля. Рыжов удивляется, а потом вспоминает – только сегодня демонтировали рекламу с последнего представления, так что этот старый баннер совсем не признак захолустья.

Вы были главным организатором гастролей артистов в Красноярске и многих других городах Сибири. Сейчас этот бизнес существует?

– Безусловно. Но сейчас сложно понять, что является основным: цирк, гастрольная или выставочная деятельность. Хотя, если судить по рабочему времени, то основным является цирк.

А зачем он вам?

– А вы думаете, я знаю? Я его не просил, он мне и в страшном сне не снился.

Но все-таки согласились…

– Согласился, потому что авантюрист в душе. Хотя сейчас все меньше авантюры и все ближе цель – я и пошел-то только ради того, чтобы смочь что-то сделать для города и для цирка.

Рыжов рассказывает, за время работы на посту директора мыслей о том, чтобы бросить все к чертям было много. Однажды даже было написано заявление по собственному. Но каждый раз он остывал и понимал – дело до конца еще не сделано.

Сейчас красноярский цирк стоит на пороге небывалых изменений. Небывалых – потому что ни разу за 45 лет здесь не было никакого ремонта. На данный момент закончена техническая экспертиза, в следующем году подготовят проект. К Универсиаде красноярский цирк будет не узнать.

Тут куда не погляди, все требует вмешательств. Но я вам скажу, что красноярский цирк построили на совесть. Если сравнивать его с цирками, аналогичными по возрасту, в центральной части России – наш цирк еще в очень хорошем состоянии.

В интервью 2007 г. вы называли организацию гастролей – бизнесом с очень высокой степенью риска. А как обстоят дела с животными и клоунами?

– То же самое. Даже сложнее. Гастроли – это один концерт, который должен пройти идеально. Цирковое представление – это 20 мероприятий.

Самые необычные риски, которые случились в цирке за время вашей работы? Может быть, клоун напился?

– На моей памяти был один случай: морской котик откусил от швабры кусок и проглотил. Пришлось оперативно вызывать лучшие ветеринарные силы Красноярска и делать небольшую операцию. Тогда все благополучно закончилось.

Афиши артистов вы кладете на пол и ходите по ним. Цирковые афиши постигает та же судьба?

– Абсолютно. Это традиция.

Про себя

В начале сюжета 2007 г. Рыжов встречает испанских артистов и прибегает к услугам переводчика. Удалось ли подтянуть языки, спрашиваю я его. Рыжов отвечает чуть смеясь и при этом ничуть не стесняясь: ему лень, всегда проще нанять переводчика. А еще лучше – молоденькую переводчицу, уточняет он.

Девять лет назад вы проверяли все лично – гримерки, цветы, наличие у артистов фруктов… Как сейчас?

– Тогда да, я все пытался контролировать. В тот год – 2007 – мы еще набирали обороты. Агентство «Музыкальный город» состояло из трех человек. Сейчас это 10 человек и каждый на своем месте.

В цирке – 120 человек в штате. И если директор будет смотреть за клетками, то зачем мне столько людей? Любой управленец должен правильно организовать работу.

В 2007 г. курили по пачке в день? Сейчас каковы объемы?

– Те же, – засмеялся Рыжов, – Мне сложно отказываться от удовольствий. Кофе, сигареты… Мысли появляются, чтобы бросить, но, видимо, нужен какой-то пинок.

Мы начинаем говорить с Рыжовым об удовольствиях. Первое, что, а вернее, кого он называет – двухлетняя дочь. Потом идет удовлетворение от работы. Дальше – хобби.

Я знаю, что вы как-то связаны с картинами и галереями…

– Это тоже можно отнести к удовольствиям. Я особо это не афиширую, но и не скрываю. В 2012 г. я с партнером купил и вывез из Америки 137 картин-подлинников классиков 20 века – это Сальвадор Дали, Миро, Матис, Кандинский и Марк Шагал.

Это было мне всегда интересно, но как и приезд звезд мировой величины в гастрольной деятельности раньше казалось невозможным. Опыт оказался удачным, сейчас коллекции колесят по России. Это хорошие финансовые вложения и настоящее удовольствие.

Я даю Рыжову задание – назвать 5 самых главных достижений, которые случились с ним за 9 лет.

Первое, что он называет – развитие гастрольного бизнеса, который вырос настолько, что компания «Музыкальный город» уже в 2010 г. стала региональным лидером в отрасли.

Второе – Gallery TRADE, занимающаяся картинами и выставками. И здесь он задумался…

– Не могу сказать, что это достижение… Я второй раз женился. И у меня растет маленькая дочурка. Вот она – безусловно достижение. Конечно, достижение – это старшая дочь, которая пошла своей дорогой, сама выбрала специальность, закончила университет и сейчас работает. Ну и пятое – это цирк. Пусть и тяжелое бремя, но для меня, как для мужчины, это очень важная задача.

Тогда, в 2007 г., вы боялись, что дочь пойдет по вашим стопам. Она передумала?

– Она повзрослела. Мне не пришлось ее переубеждать. Хотя, как папа, я готовил ей другое будущее. Но она отказалась от учебы за границей, сама определилась с профессией, поступила на бюджет, окончила на «отлично».

Она показала стержень, который я в то время не видел и не чувствовал в ней. Сейчас она архитектор.

Я опять напоминаю собеседнику о сказанном. Тогда Рыжов сетовал, что Красноярску катастрофически не хватает ни гостиниц, ни концертных площадок. Сейчас, говорит Рыжов, и с тем, и с другим все наладилось.

– Город подрос, что говорить. В турах наш город отмечают не только хорошей организацией, но и всем остальным.

Зато асфальта на дорогах нет…

– Да, – признает Рыжов, – в 2007 г. я больше гордился состоянием дорог и исключительно в нашу пользу сравнивал Красноярск с другими городами. Сейчас же, как водитель могу сказать, гордиться нечем.

9 лет назад Рыжов жил на Взлетке и ездил на Audi A6. Сейчас – это «Южный берег» и Range Rover.

Я задаю герою этой «БизнесStory» последний вопрос:

В 2007 г. автор проекта Ирина Кременчук назвала его спокойным, домашним и без экстремальных увлечений. Что изменилось с того времени?

– Внешнее спокойствие – это сохранилось, – признает Рыжов.

Домашний? Вот это странно… Я никогда не был домашним… Мне это не удается. А про экстрим… Есть и горные лыжи и мотоцикл. Но на лыжах не катаюсь, потому что 2 года назад порвал связку. С мотоциклом расстаться не могу.

В завершении я спрашиваю у Рыжова электронную почту, чтобы отправить на согласование интервью.

– Вот электронная почта и номер мобильного за это время точно не поменялись… – подводит он итог.