Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Почти никому не нужны вопросы и ответы – нужен лишь доступ к Путину»

5807

15 декабря 2017


Журналист радио «Эхо Москвы» Татьяна Фельгенгауэр высказала свои впечатления по поводу пресс-конференции Владимира Путина

Новости ТВК приводят текст полностью.

Татьяна ФЕЛЬГЕНГАУЭР: «Почти никому не нужны вопросы и ответы – нужен лишь доступ к Путину»

«Впервые была на пресс-конференции Путина. Трансляции видела сто раз. А вот чтобы самой быть в зале – первый. И я очень рада, что Песков дал мне вопрос. Иначе было бы совсем тоскливо.

Если честно, там все очень странно. Люди с табличками (но они помогают, кстати). ФСО, которое тебе шагу не даст ступить. Пресс-служба, которая из сил выбивается, пытаясь всех усадить и утихомирить. При входе в зал у людей проверяют сумки, всю еду забирают. Я своими глазами видела внушительную горку яблок и мандаринов, а также бутылочки с йогуртом.

В общем, что-то среднее между елкой в ДК, собранием и чем-то еще. Но это точно не пресс-конференция. И не из-за того, что мы знаем заранее ответы Путина. Это не пресс-конференция из-за подавляющего большинства тех, кто аккредитовался. Потому что они пришли не выполнять свой журналистский долг, а лоббировать, просить, благодарить и заискивать. 

Я не понимаю, как можно гоготать над странными шутками и хлопать ответам президента. Не понимаю, как можно орать, чтобы на тебя обратили внимание, перебивая коллег, которым дали слово. Не понимаю, в конце концов, как можно закрикивать и зашикивать сам вопрос! Мне было бесконечно стыдно, когда многие в зале стали закрикивать Цимбалюка. Ну это же позорище!

И после этого, люди подходят и говорят: ах, какая Таня смелая. Какой вопрос! Да это обычный вопрос! Он не требует смелости. Он вообще не требует ничего, кроме того, чтобы тебе дали слово! Ведь все знают, что вопросы не согласованы. Спрашивай, что хочешь! Так почему единицы воспользовались этим? Почему нужно подлизаться и попросить? Идите на прямую линию. Просите там. 

В этом плане олицетворением того, что пресс-конференция – это никакая не пресс-конференция стал несчастный и доведенный до отчаяния гендиректор рыбокомбината. 

Очевидно, что почти никому не нужны вопросы и ответы. Нужен лишь доступ к Путину, чтобы рассказать о своей проблеме и попросить ее решить. И больше ничего.

Журналистикой здесь и не пахнет.