Александр УСС: «30 лет назад никому не было позволено выкрикивать лозунги, разве что у себя под кроватью»

2484

4 июня


Гостем программы «После новостей» на ТВК стал и.о. губернатора Красноярского края Александр Усс. Он дал большое интервью журналистам Ксении Черепановой и Илье Зайцеву.    

Ксения Черепанова: Больше полугода прошло с вашего назначения и у нас к вам, естественно, накопились вопросы. Хотела начать с лирики: я уже сказала, что 20 лет мы называли вас спикером, теперь губернатором. А что вы чувствуете, когда слышите словосочетание «губернатор Усс»?

Александр Усс: Знаете, я это воспринимаю нормально, но есть определенные проблемы в восприятии. Когда я на каком-то торжественном мероприятии нахожусь и объявляют: «Теперь приглашается на сцену Председатель Законодательного собрания», – я вздрагиваю и думаю: «Я же уже сказал!»

Ксения Черепанова: Привыкли?

Александр Усс: Да.

Ксения Черепанова: Теперь к делу. Когда мы готовились к интервью, стало известно, что Виктор Томенко назначен губернатором Алтайского края. Он, кажется, немного слукавил, когда сказал, что узнал об этом только на встрече с президентом. Скажите честно: вы сами его туда порекомендовали или вам сказали: «Простите, Александр Викторович, но мы его у вас забираем, этого молодого технократа»?

Александр Усс: Ни то, ни другое. Когда решение состоялось, у меня после был разговор с должностными лицами в администрации президента. Но, на самом деле, это неожиданное и ожидаемое решение, поскольку Виктор Петрович находился в кадровом резерве, проходил дополнительную подготовку и мы такой возможности не исключали с первого дня нашей совместной работы.

Ксения Черепанова: Лапшин будет теперь премьером?

Александр Усс: Да, Лапшин теперь исполняет обязанности председателя правительства. Мы договорились, что он будет именно исполнять обязанности председателя правительства, а после того, как будет избран губернатор Красноярского края, тогда он или кто-то другой, если иной губернатор примет иное решение, будет представлен в качестве кандидата для согласования нашим депутатам.

Ксения Черепанова: Ваш бывший заместитель Алексей Клешко в Facebook написал про Томенко, что он мог наизусть цитировать Евгения Онегина. Новый премьер Лапшин тоже разбирается в русской классике?

Александр Усс: Не знаю, в этом он замечен не был.

Илья Зайцев: Так совпало, что мы записываем это интервью на неделе, когда было принято решение о вашем выдвижении от праймериз «Единой России». Многие стали обсуждать, «а зачем нужен праймериз, что выборы губернатора ритуальны, что у нас так сложилось, что если исполняющий обязанности назначен президентом, то это 100% губернатор края на выборах». Как вы к этому относитесь, к ритуальности выборов? И есть ли какая-то доля волнения по этому поводу? 

Александр Усс: Волнение, конечно, есть. Ответственность – это не пафос, это действительно так. У меня вообще был очень сложный такой предпредвыборный период, коль скоро он затянулся не на 3 месяца, а практически на год. Я должен был реальными делами демонстрировать, способен ли я выполнять эти функции? Пользуясь случаем, хочу поблагодарить и команду, и  всех красноярцев, которые все наши начинания позитивного плана поддержали. И полагаю, что сейчас у нас есть основания для того, чтобы говорить не только об обещаниях, а о конкретных делах, с которыми мы идем к избирателям. Но и отвечаю, собственно, на ваш вопрос о ритуальности. Любые выборы – это испытание, не смотря на количество кандидатов: много их будет или мало. Тем не менее, я, например, с благодарностью буду воспринимать любые идеи, критику оппонентов с тем, чтобы будущая работа, если мне придется стать губернатором, была отражением не только моих представлений о должном, но и населения в целом.

Илья Зайцев: Вы уже упомянули про конкретные дела, которые нужно будет людям предъявить. Одна из таких существенных тем касается Красноярска. Вы сами установили дату – 25 августа город должен быть готов, благоустроен максимально, красив. И необходимо совершить подвиг. В этом плане как вы оцениваете то, как городская власть, Сергей Васильевич Ерёмин, которого вы активно поддерживали, движется к исполнению поставленной цели?

Ксения Черепанова: Получается подвиг?

Александр Усс: Первое: я хочу сказать, что не надо иллюзий. За 4 месяца революцию в городе совершить нельзя, поэтому задача конкретизируется следующим образом: мы должны на совершенно конкретных участках, зонах города показать, как город будет преображаться в дальнейшем. Но это должны быть, безусловно, ключевые места: наши площади, мосты, так называемые протокольные маршруты, подсветка и многое другое. Мне кажется, что в выборе главы города мы – и я, и красноярцы – в целом не ошиблись. Свидетельством тому является и хорошая организованность при начале ремонтных работ: 8 апреля мы уже были свидетелями того, когда подрядные организации начали работы на трассах. Это заметная чистота, которая обеспечивается теми же средствами. Я не идеализирую команду, но, тем не менее, разительные перемены в подходе к вопросам организации жизни города мы наблюдаем. И хочется верить, что к концу лета вот этих перемен будет гораздо больше.

Илья Зайцев: Александр Викторович, а насколько вы лично включены в процессы благоустройства тех самых мест, о которых вы сейчас говорите?

Александр Усс: Знаете, я вообще считаю город 35-ым объектом Универсиады, причем тем объектом, которым почему-то до этого практически не занимались. И я включен предметно сам и в совершенно конкретные участки и, допустим, въезд в город, либо деревня Универсиады. Кроме этого, у нас Владислав Логинов (зам. мэра – прим. ред) занимается озеленением наряду с другими задачами. И я сказал следующее: я вхожу в вашу группу в качестве рядового члена, и на следующей неделе попросил его собрать группу, где я послушаю о том, как идут дела. Я люблю абсолютно конкретные вещи, люблю наш город и готов не с позиций губернаторских, а с позиций обычного гражданина, который имеет к этому интерес и желание, содействовать той задаче, которую мы все вместе для себя поставили.

Ксения Черепанова: К выборам вернемся. Праймериз «Единой России». Выдвинули вас и сельского библиотекаря. Как вы сами оцениваете эту ситуацию, зачем это все? Когда в Америке праймериз происходит, там демократическая партия выдвигает Обаму и Клинтона, две равноценные фигуры. В данном случае, это как?

Александр Усс: Я могу с вами согласиться, здесь такая своеобразная норма устава, когда праймериз в любом случае необходим, но, тем не менее, есть решение президента, который по факту является идеологом и лидером нашей партии, поэтому такое противоречие между необходимостью выдвигать и выбирать своих членов и все-таки уважать решение президента, оно существует. Но, тем не менее, совсем уж ритуальным это выдвижение я не считаю. Именно по той простой причине, что, в том числе, из села заметны многие вещи, которые из наших красноярских кабинетов видны не так четко. Поэтому, я надеюсь, если уж дело пойдет не о соревновании реальном, давайте называть вещи своими именами, то о содействии в подготовке нашей общей избирательной платформы – вполне. Я с глубоким уважением отношусь к мнению людей даже из самых далеких глубинок. Когда я приезжаю в свою родную деревню Новогородку и мы садимся на лавочку с моим двоюродным братом Васей, я от него слышу столько идей и – самое главное – столько претензий, что потом еду до Красноярска глубоко задумавшись.

Ксения Черепанова: Ну вы знаете, что над этим многие подтрунивают?

Александр Усс: Ну, подтрунивать можно, конечно, я тоже не считаю, что на самом деле конкуренция в рамках праймериз, который сейчас есть у нас в крае, но является конкуренцией в полном смысле этого слова – это необходимость соблюдать нормы устава. Но, в тоже время, то, что сама идея праймериз как партийный инструмент характерна для  «Единой России» – все-таки это важная составляющая политической жизни. И думаю, что другим партиям внедрять такие механизмы, конечно, нужно. Когда они действительно станут полноценными, когда они будут давать другие результаты – это вопрос, но тот факт, что даже в этой ситуации мы от него не отказываемся, говорит о жизнеспособности этого механизма в принципе.

Ксения Черепанова: Еще один политический вопрос. Я думаю, вы знаете, что 5 мая по всей России прошли митинги оппозиции. Сейчас не будем говорить о политической составляющей – плохо/хорошо, нужно/ненужно. В Красноярске первый раз были задержания, когда людей буквально затаскивали в фургоны. Как вы считаете, сделала ли власть все для того, чтобы этих унизительных действий не происходило? Что было бы, если бы согласовали то место, о котором просили митингующие?

Александр Усс: Знаете, я хотел по этому поводу сказать следующее: я смотрел и репортажи все с этого события, и, соответственно, разговаривал с теми, кто обеспечивал поддержание общественного порядка. У меня следующее мнение по этому поводу. Во-первых, среди митингующих, конечно, были искренние сторонники той идеи, которая лежала в основе этого митинга. Я эту идею не разделяю, но отношусь к ним с уважением. Среди них было много людей, которые пришли, как принято говорить, «потусоваться» – не понятно, для чего. И, что опасно, среди них были люди, которые шли на обострение для того, чтобы создать провокационную ситуацию и изобразить из себя жертв политического режима. Что касается того, где и что согласовывать. Знаете, я уже много живу на этом свете и не мог бы представить 30 лет тому назад, чтобы кому-то было позволено выкрикивать такие лозунги где бы то ни было, разве что под кроватью у себя дома. Теперь это разрешено. Но, мне кажется, весьма проблематично, когда люди, бросающие георгиевскую ленточку заявляют свое право на такой митинг у Вечного огня, это кощунство. Поэтому им было предоставлено другое место и там можно было говорить все, что угодно. И еще один момент, о котором я бы хотел сказать: претензия на то, что мы здесь власть, которые так относятся к нашим святым символам, по меньшей мере, сомнительна. Для меня власть не они, для меня власть 40 тыс. людей, которые без всякой организации со стороны той же самой власти прошли шествием по пр. Мира и на груди каждого из них была георгиевская ленточка. Поэтому нужно очень осторожно относиться к попыткам присвоить себе право выступать от имени народа.

Ксения Черепанова: Я не думаю, что они выступали от имени всего народа. Но, тем не менее, если бы им согласовали то место, которое они хотели, может быть, не было бы задержаний?

Александр Усс: Я не могу рассуждать гипотетически, трудно мне сказать, чтобы там было. Но им согласовали место, где все необходимые атрибуты были соблюдены и возможность высказывания своего мнения тоже были. Поэтому можем рассуждать сколько угодно, но если место согласовано, то необходимо соблюдать те требования, которые предъявляются.

Ксения Черепанова: Ваш ответ понятен. Все, что сейчас делается в Красноярске, делается к Универсиаде: чистят, убирают, моют. Нет смысла спорить, достойное ли это мероприятие или фейковое мероприятие. Известно ли вам, что часть людей относится к Универсиаде негативно и известно ли почему?

Александр Усс: Ну, наверное, в количественном отношении я не могу об этом сказать. У нас есть возможность относиться так или иначе и к митингам, и к Универсиаде. Но я бы не согласился с вами, Ксения, в том, что все, что сегодня делается в крае, делается для Универсиады. Я бы сказал, что Универсиада проводится для того, чтобы подтянуть город и сделать его более комфортным, интересным и популярным для последующей жизни. Поэтому мой лозунг очень прост, я его неоднократно называл: Универсиада не сколько и не столько для гостей, сколько для красноярцев. И Универсиада для нас не финиш подготовки, а только старт. И я уверен, что нам понадобятся еще минимум 3 года после этого крупного международного события для того, чтобы мы, наконец, увидели город внешне близкий к тому, к чему мы стремимся.

Ксения Черепанова: Так с этим и связано негативное отношение некоторой части людей. Просто есть люди, которые считают: скажите спасибо, у вас скоро Универсиада, вам сейчас тут построят, вам сейчас тут почистят. Многие хотели, чтобы это происходило и без Универсиады. Потому что Красноярск и так достоин этих объектов, и так достоин того, чтобы быть красивым, а когда это объясняется Универсиадой – у некоторой части  людей это отзывается неприятием.

Александр Усс: Я с ними согласен, я думаю, они имеют искаженное впечатление о целях Универсиады, о прагматической составляющей. Сегодня на Универсиаду выделено около 40 млрд руб. федеральных денег, и это все останется в Красноярске. Кроме этого, мы понимаем, что после Универсиады известность города будет совсем другой, это означает инвестиционный потенциал и многое другое. И то, что благодаря Универсиаде многие наши чиновники были вынуждены развернуться лицом к дорогам, газонам, к внешнему виду – это тоже заслуга Универсиады. Поэтому, я вас заверяю, для меня Универсиада только начало, кем бы я здесь ни был – либо губернатором, либо просто жителем города Красноярска, я буду стремиться к тому, чтобы мы могли гордиться этим городом. Знаете, я испытываю чисто человеческое удовольствие, когда я вижу, как сейчас срезаются никому не нужные заборы, убирается годами накопившаяся грязь. И об этом я говорил не вчера, не позавчера, а много месяцев назад. Именно поэтому мы по иному подошли к управлению городом и кадровыми решениями.

Ксения Черепанова: То есть, на ваш взгляд, завершая этот блок вопросов, фраза «власти надо навести порядок на гостевых трассах» не выглядит как-то не так?

Александр Усс: Я думаю, поскольку мы должны начать с наших знаковых мест – это совершенно понятно – и пойти в ширь, в нашем городе не должно быть окраин и запущенных кварталов. Поэтому моя идеология заключается в простой вещи: в городе тогда будет чисто, когда в городе каждый будет мести улицу у своего порога. Именно поэтому у нас идет ремонт дорог и в Черемушках, и в Покровке, и в других местах. Но это и понятно, когда мы начинаем и с Большого Концертного зала, и с подсветки мостов, которые являются своего рода арт-объектами и будут такими. Но речь совсем не идет о том, что этим мы сегодня ограничимся.

Илья Зайцев: Одна из обсуждаемых тем в городе и крае – это ситуация в Богучанском районе. По данным за вчерашний день, уголовные дела во всех сферах: строительство, образование, ЖКХ – везде. Бахтин у власти больше 10 лет и, получается, 10 лет никто не обращал внимания на то, что происходит? Как вы можете прокомментировать не правовую основу этого дела, а для понимания: почему 10 лет на все эти вещи никто не обращал внимания? Как оцениваете обвинения, что это заказной характер уголовных дел?

Александр Усс: Понятно. На самом деле я скажу, что количество потихоньку перерастает в качество. Богучанский район всегда или многие годы был весьма проблемным районом. Оттуда поступало большое количество жалоб и, в том числе, в наше с вами Законодательное Собрание. И делегации, и попытки самосожжения, и чего там не было... Почему дело дошло до такого реагирования сейчас – сказать трудно, не берусь комментировать. Это вопрос, который уместнее задать правоохранительным органам. Ну накопилось, наверное, соответствующее количество материалов, которые сейчас реализованы. Что касается заказного характера этих дел. У меня по этому поводу есть абсолютная уверенность, что это не так. Я хорошо знаком с руководителями наших силовых структур, которые работают сегодня в Красноярске. Это государственники, очень зрелые и порядочные люди. Александр Петрович Калашников руководитель ФСБ, Александр Георгиевич Речицкий – люди, которые исповедуют не идеологию вот эти «маски-шоу», побольше «палочек», отчетов – это у силовиков иногда бывает. Их задача в другом – обеспечить стабильную жизнь в крае, со всеми вытекающими последствиями. Точно такие же слова комплиментарные я могу сказать и о нынешнем прокуроре Михаиле Михайловиче Савчине, он регулярно бывает у нас на сессии, уже второй срок у нас в крае. Александр Юрьевич Расстрыгин, который сегодня исполняет обязанности руководителя Следственного комитета. Понимаете, общение с ними меня убеждает в том, что ничего заказного здесь нет. Более того, по моей просьбе именно Расстрыгин и генерал-лейтенант Речицкий вылетали на прошлой неделе туда, в район и проводили личный прием граждан. По информации, которая у меня имеется, население даже в общении с ними поддерживает усилия правоохранительных органов. Что касается итоговых выводов, то время покажет. Для этого есть судебные решения и, я надеюсь, что они будут объективными и справедливыми.

Ксения Черепанова: А можно еще вопрос про глав. Говорят, что вы с ними себя ведете достаточно жестко, не так, как прежний губернатор. Так ли это и почему?

Александр Усс: Это на самом деле не так. Я красноярец, это мои земляки. А, может быть, это впечатление связано с тем, что я не раздаю невыполнимых обещаний, это действительно так. Я никуда не собираюсь отсюда уезжать и прекрасно понимаю, что побывав там раз – я приеду туда вновь. И люди должны быть убеждены в том, что слово губернатора значит очень многое. Поэтому думаю, что со многими главами у нас не только рабочие, но и товарищеские отношения.

Илья Зайцев: Александр Викторович, понимаю, на кого вы намекали, говоря про обещания, но хочу спросить прямо: как вы относитесь к тому, что уже прежний губернатор Виктор Александрович Толоконский уехал в Новосибирск в момент вашего назначения, даже раньше. И продолжает нелицеприятно отзываться о красноярцах, о крае, о красноярских журналистах. Как вы это оцениваете?

Ксения Черепанова: Еще и приписывает себе многие заслуги, проекты: «Это я сделал...»

Александр Усс: Я не хочу это комментировать по вполне понятным причинам. Что касается моей позиции, то она у меня есть. А о внешних проявлениях, могу сказать следующее: недавно у Виктора Александровича был день рождения, я, конечно, направил ему поздравления.

Илья Зайцев: 8 месяцев вы руководите краем, с вашим именем уже точно будет ассоциироваться новый аэропорт, экономическое объединение Красноярского края, Тувы и Хакасии в рамках Енисейской Сибири, инициативу которую поддержал президент. А какой еще проект является для вас примером успешности как раз за период, когда вы руководите краем?

Александр Усс: Знаете, 8 месяцев – это мало для того, чтобы заложить здание и его построить. Я считаю, благодаря нашим совместным усилиям – это не какие-то абстрактные комплименты – мы, журналисты и власть, добились включения задач экологического оздоровления города Красноярска и Норильска в число приоритетов федерального уровня. Это огромный организационный успех, который будет материализован в последующие годы. От попыток спрятать головы в песок и сказать, что у нас не «черное небо», а у нас черные мысли, мы обнажили это вместе с вами и опираемся сейчас, в том числе, и на поддержку президента. Составляющая этой работы очень разная: это и снос ветхого аварийного жилья, это и реконструкция уличной дорожной сети, это и приобретение автобусов другого экологического класса, и так далее. Но это нельзя сделать за один год. Но сам факт, что это приоритет, причем приоритет президентского уровня, дает основания не просто для оптимизма, а для уверенности. Но и то, что сейчас уже вошло в наш лексикон – «Енисейская Сибирь» как портфель инвестиционных проектов, я уверен, что это управленческая платформа  для свежего ветра и реального оживления инвестиционной активности в нашем стержневом регионе страны.<

Ксения Черепанова: Совсем из другой области вопрос, если позволите. Как-то вы сказали, что содержание спортивных команд, которые играют в высших дивизионах, слишком дорого для региона. Теперь «Енисей» в премьер-лиге. Стадиона у нас нет, кто будет его строить, содержать и на кого лягут эти затраты? И как скоро он вообще появится?

Александр Усс: Вообще-то стадион у нас есть, другое дело, что сроки его реконструкции не очень совпадают со сроками начала футбольного сезона. По идее, сами ремонтные работы должны завершить в конце октября, а вся техническая документация должна быть подписана только через месяц, то есть в декабре. Во-первых, я хочу поздравить всех нас и поблагодарить ребят за этот исторический прорыв. Так получилось, что мне довелось быть и на матче здесь, на домашнем. Затем мы с Александром Георгиевичем Речицким по согласованию с руководителем Дагестана, планировали 20 числа мая посетить Дагестан. Это была совсем другая цель. И вот на этот день пришелся ответный матч: красивый и тот, и другой. Это хорошее, приятное совпадение – быть в раздевалке с ребятами в момент их ликования и триумфа нашего красноярского. 

Теперь что касается вашего вопроса. Сейчас ведутся переговоры с организациями, которые занимаются реконструкцией нашего стадиона. И они относятся с пониманием к желанию красноярцев уже осенью принимать гостей на футбольном стадионе Красноярска. И у нас есть надежда, что к 1 сентября реконструкция минимум на 2 месяца раньше срока будет завершена. Но это тоже будет подвиг строителей, как и подвиг спортсменов. Теперь что касается дороговизны и оплаты. Я против того, чтобы получать спортивные результаты любой ценой, покупая заезжих легионеров и затем говоря о нашей красноярской гордости. Деньгами большими гордиться не стоит. Я помню известную песню Высоцкого, о том, что «наши ребята за ту же зарплату подряд уже пятикратно выходят вперед». Поэтому выход наших футболистов в премьер-лигу я рассматриваю как возможность расти нашим футболистам. А для этого каждый должен иметь достойную заработную плату, которая позволит им содержать себя, семью и сосредоточиться только на спортивных результатах – это первое. Второе – мы должны иметь квалифицированных наставников, тренеров. А в-третьих, хорошие условия для тренировок и игры – это и стадион, это и оплата в межсезонье соответствующих спортивных площадок, и, может быть, приобретение нескольких, небольшого количества «звезд», что называется, другого уровня. Но не только для того и не столько для того, чтобы они обеспечивали нам эту игру, а для того, чтобы они были теми лидерами, которые подтягивают красноярцев. Поэтому я считаю, что наш красноярский футбол должен стремиться реально за счет собственного потенциала и при наличии вот таких возможностей уверенно играть в премьер-лиге.

Ксения Черепанова: Простите, я не футбольный болельщик, не знаю как Илья. Я вашей всей радости не разделяю. У меня вопрос остался: так бюджет или спонсоры?

Александр Усс: Отчасти бюджет. Мы должны это оценивать так. Но, в тоже время, должны стремиться к тому, чтобы и команда зарабатывала серьезно, и еще были достойные спонсоры.  Если позволите, я открою маленькую тайну, она еще является где-то идеей. Вот «Енисейская Сибирь» – мне очень хочется создать некий фонд, где бы бизнес-игроки, имеющие соответствующие интересы на красноярской земле, тот же «Норникель», «Русский алюминий», СГК и так далее, сформировали бы соответствующий фонд, из которого бы и финансировался наш футбольный «Енисей». Это такая уникальная, я думаю, ситуация коллективной финансовой ответственности за результат. Это будет интересно не только с точки зрения финансовой поддержки клубу, но с точки зрения больше солидарности тех, кто работает на территории Красноярского края. Потому что моя цель сделать так, чтобы сильные мира сего, я имею ввиду в финансовом смысле, чувствовали себя хозяевами этой земли не в плане руководства ею, а в плане ответственности  за наш общий дом.

Илья Зайцев: Вот не могу не спросить, вы упомянули компанию «Русал». Насколько вызывает у вас волнение то, что сейчас в компании происходит не с точки зрения поддержки социальных проектов, которые они реализуют в крае, а с точки зрения налоговых отчислений, по слухам, которые активно ходят среди сотрудников про возможные сокращения. Насколько драматична ситуация или нет?

Александр Усс: Знаете, волнения – это не тот термин. Человек, который является высшим должностным лицом нашего края, должен не волноваться, а должен напрягаться для того, чтобы выполнить все ожидания, которые связаны с ним. Ситуация по «Русалу», мягко выражаясь, неоднозначна и крайне сложна. Сейчас прогнозировать последствия введения санкций до конца еще невозможно. Но посудите сами, насколько серьезна она. Фактически, «Русал» лишен рынков сбыта, поскольку большая часть продукции отправлялась за рубеж. Фактически, он очень ограничен в финансовых средствах и это создает серьезные угрозы для его производственной деятельности. Но, в тоже время, не буду озвучивать идеи планов, которые имеет компания, сегодня поводов для драматичной оценки ситуации все-таки нет. Могут быть определенные провалы по количеству налоговых отчислений, но, я надеюсь, исходя из того, что остановки производственной деятельности не будет, во-первых. И, во-вторых, все свои социальные планы и намерения компания выполнит. Это касается и нашего исторического квартала, это касается благоустройства наших площадей, и что очень важно – переезда значительной части московского офиса на красноярскую землю. Мне кажется, что та сложная ситуация, в которой оказалась компания, будет только способствовать ускорению продвижения этих планов.

Ксения Черепанова: Мы бы тоже хотели завершить наш эфир блоком лирических вопросов. С 98-о года, когда победил генерал Лебедь, 20 лет в крае не было местного губернатора, даже те, кто настроены оппозиционно к общей ситуации в России, возлагают на вас надежды определенные. Вас это вдохновляет? Они вас вдохновляют или мешают, эти ожидания?

Александр Усс:  Я думаю, наверное, ни то, ни другое, ни третье. Я состоявшийся, состоятельный человек. Я говорил, выступая на нашем политсовете, что у меня нет другой цели сегодня, кроме как мужского желания сделать наш край еще более авторитетным, а жизнь здесь более привлекательной и комфортной. А в человеческом плане сохранить свое профессиональное лицо, если хотите, общественное, на вот этот отрезке своей жизни. Мне кажется, что как председатель Законодательного Собрания я состоялся. И более того, когда меня избрали единогласно, без всякой подготовки, честно говоря, у меня промелькнула такая мысль: а вот сейчас можно уходить. Мне кажется, внутренне я настроен на то, чтобы, так скажем, свой авторитет или свое лицо, сохранить и не потерять. Эта должность, мягко говоря, стимулирует. Могу сказать откровенно, когда утром просыпаешься и понимаешь, что ты один и тут огромные территории, включающие всю Европу, это стимулирует.

Ксения Черепанова: Мне бы жутко стало.
Илья Зайцев: Из ответов понятно, в каком кресле вам было спокойнее, а в каком вы мобилизуетесь. Я помню юбилейное интервью, которое мы с вами записывали, вы рассказывали, что начали увлекаться стрельбой тогда. Вот на что сейчас, будучи главой региона, вам не хватает времени, по сравнению тем, когда вы были председателем Заксобрания?

Александр Усс: На все. Понимаете, у меня появился особый вкус к работе как к созиданию. Я человек проектный, совершенно конкретный, поэтому меня радует, когда я вижу аэропорт, когда я вижу новую управленческую команду, когда я вижу подписанные меморандумы, когда я вижу те самые стремительные изменения в городе. Это лучший спорт, который приносит мне удовлетворение. Я надеюсь, что это стремление к конкретным общим победам и  будет приносить мне удовольствие от жизни.

Ксения Черепанова: Спасибо большое, что пришли к нам на эфир и отвечали на наши вопросы. Удачи вам, спасибо!