«Живем в курятниках и консервных банках»: Хакасия спустя 3 года после пожара

18611

23 июля 2018


Новые дома для погорельцев п. Шира не выдерживают никакой критики, власти республики это признают, но переделывать ничего не спешат, говорят жители.

Жилье им построили взамен сгоревшего в масштабных пожарах в Хакасии. Тогда огонь уничтожил больше 1 тыс. 200 строений, 31 человек погиб. Корреспондент Новостей ТВК съездил в п. Шира и увидел, как живут погорельцы, спустя 3 года после трагедии.

Волны озера Шира будто смывают память о большом пожаре. В 2015 г. в Хакасии горели целые деревни, огонь почти уничтожил 38 населенных пунктов. Сейчас – будто его и не было.

Курорт пришел в себя, шашлык манит, туристы едут. Но адское пламя никогда не забудут погорельцы.

У Николая Катеренчука был большой дом. Когда пожар пришел, пенсионер только и успел забраться на ближайшую горку.

Хата превратилась в головешки, взамен построили новую. Курятник, халупа – так ее называет хозяин:

«Вот забор построили, ворота упали. Нанимал, только сделали».

Отмостка пошла трещинами, вентиляцию не сделали, двери вздулись, потолки текут, полы скрипят. Полный набор. Мелодия строительных недоделок в доме каждый день:

«Двери примерзают. Ходить приходится с молотком или топором. Сначала отбиваем лед, потом выходим».

Прокуратура в этих домах по пять раз была. Власти признают недоделки, но устранять не берутся. Выделяют только обещания. И так три года. Скоро уже и 5-летний гарантийный срок на строительство выйдет.

Погорельцы в п. Шира считают, что казенные деньги на восстановление республики разворовали и теперь доделывать придется за свои.

«Ты, говорит, подпиши акт, что мы тебе веранду из сибита (стеновые блоки из газобетона – прим. ред.) построили. А там даже фундамента нет, она стоит на трех столбах. Говорю, я не буду подписывать. И главное достает мою копию паспорта, я, говорю, откуда это у тебя, а они быстренько бежать отсюда», – рассказывает погорелец Петр Каноненко.

Планировалось, что на восстановление Хакасии после пожара будет выделено 3 млрд руб. Деньги освоены. Сегодня республика близка к банкротству, а все затраты региона контролирует федеральный Минфин. Денег нет.

В п. Шира 38 семей официально заявили претензии о качестве строительства новых домов. Это примерно 10% от всего жилфонда, который был восстановлен после больших пожаров. Но ведь большинство привыкло рассчитывать на свои силы, они устраняют свои недоделки сами.

А Сергей Мусорин переделывать за строителями вообще ничего не стал, чтобы не утратить доказательства. Он уверен, что кормиться обещаниями нельзя. Нужно всем недовольным сделать экспертизу недочетов и нести ее в суд.

Ему насчитали более 700 тыс. руб. за некачественные работы:

«Надо требовать именно деньги, средства для того, чтобы закончить все эти безобразия в соответствии со сметой, которую суд и предъявит. Жаль, кончено, ведь на это пойдут народные деньги, но ничего не сделаешь».

Восстановлением республики остались недовольны и строители – Варужан Абамян «орден жести» себе вручил сам. Он подавал на возведение нового жилья бетон.

В итоге на него завели уголовное дело за мошенничество при проведении работ.

Предприниматель в ответ объявил голодовку и стал рассказывать, как чиновники расхищали бюджет:

«Мы посчитали, те деньги, что ребята-строители недополучили по выполнению своих работ – вышла у нас сумма больше 60 млн рублей».

Следствие теперь разбирается, кто украл и сколько. Погорельцы выступают за правосудие и ждут когда не по бумаге, а на деле завершится восстановление республики.