Вадим ВОСТРОВ: ­«Президент не всех россиян: в чьих интересах поднимаются НДС и пенсионный возраст?»

81244

29 июля


Вадим Востров о новой российской номенклатуре и последних экономических решениях власти.

Вадим ВОСТРОВ: ­«Президент не всех россиян: в чьих интересах поднимаются НДС и пенсионный возраст?»

С пенсионной реформой что-то пошло не так. Вроде все, как обычно: на федеральных каналах рассказывают, какое прекрасное будущее ожидает россиян в долгой и обеспеченной старости, единороссы единогласно голосуют (ну, почти единогласно – Поклонская немного подпортила картинку, но, как говорится, «в семье не без урода»), регионы всемерно поддерживают и даже Путин снизошел и спустя месяц бурного общественного обсуждения объяснил необходимость реформы, пояснив, правда, что ему не нравится ни один вариант.

Как будто принявшие закон депутаты сами его придумали. По-моему, даже самые отсталые слои населения уже догадываются, что депутаты Госдумы сидят там не для того, чтобы придумывать, а просто тупо нажимают кнопки, когда им скажут их нажимать.

Поэтому молодящиеся старики и старухи в ток-шоу 1 и 2 каналов вызывают раздражение и мало кого убеждают в необходимости пенсионных перемен.

Почему повышают пенсионный возраст и НДС? Ответ всем понятен и очевиден: потому что денег нет.

Но в данном случае почему-то перестал работать знаменитый медведевский мем «Денег нет, но вы держитесь!». Сегодняшнее «денег нет» становится не ответом на вопрос, а порождает новые вопросы: и про затраты на авантюру в Сирии, и про доходы приближенных к власти олигархов, и про многое другое. 

А еще «денег нет» рождает когнитивный диссонанс: последние несколько лет нам рассказывали, что деньги очень даже есть, страна бурно развивается, поля колосятся, мосты строятся и нас ожидает колоссальный экономический прорыв – об этом говорил Владимир Путин ровно за месяц до своего избрания на очередной президентский срок в послании к Федеральному собранию.

Послушайте сейчас, на свежую голову, там много интересного: и про борьбу с бедностью, и про экономический рост выше мирового, и про попадание в пятерку стран по объему ВВП. 

Если лень искать и перечитывать, вот только одна цитата: «Мы должны решить одну из ключевых задач на предстоящее десятилетие – обеспечить уверенный, долгосрочный рост реальных доходов граждан, а за 6 лет, как минимум, вдвое снизить уровень бедности», – говорил Владимир Путин весной этого года.

А уже летом в Госдуму вносятся законопроекты о повышении пенсионного возраста и повышении НДС. Каким образом повышение НДС будет способствовать снижению бедности, если в результате его принятия вырастут цены?

Все привыкли, что слова и реальные дела власти не всегда совпадают. Но в этот раз несоответствие носит какой-то вопиющий характер: повышение НДС практически гарантирует увеличение количества бедных и остановку экономического роста.

И здесь мы возвращаемся к главному вопросу: зачем же власть это делает? Ведь ее можно обвинять в чем угодно, но только не в мазохизме. А она это делает, потому что денег реально нет.

Не будем сейчас разбираться, почему их нет, и куда они делись – это тема отдельного исследования. Согласимся с тезисом, что денег в России действительно не хватает. Примем это за данность и зададим следующий вопрос: была ли альтернатива?

Существует ли какой-то другой способ пополнения бюджета, без ущемления социально незащищенных слоев населения? Конечно, существует, и правительству с президентом он известен.

Это наш знаменитый подоходный налог, один из самых низких в мире. Проблема не в том, что он низкий, а в том, что в России 13% платит и учитель, получающий 25 тыс. руб., и условные Дерипаска с Потаниным, получающие миллиарды.

Совершенно немыслимая вещь в большинстве развитых стран мира, да и неразвитых тоже. В зависимости от дохода, подоходный налог может варьироваться от 0% до более 50%. В Великобритании он 0-45 %, в Турции 15- 35%, в Бельгии 25-53%, в Израиле 10-47%, в Испании 24-45%, в Польше 18-32%, в США от 0 до 39%, в Финляндии 8-35%, ну и так далее. Я специально привел цифры налога не только в более развитых западных странах, но и в Турции с Польшей, которые сравнивать с нами более уместно.

Применительно к России такой подход мог означать освобождение от налога действительно самых бедных граждан с доходами, например, менее 20 тыс. руб. в месяц и одновременно с другой, повышенной ставкой налога для получающих, например, более 100 или 200 тыс. руб. в месяц. С еще более высокой ставкой, если получаешь более миллиона в месяц, и так далее.

Такая налоговая реформа, продуманная и правильно реализованная, не встретила бы негатива в обществе и была бы крайне необходимой в условиях огромного социального неравенства, которое все последние годы не уменьшается, а, наоборот, только растет в нашей стране.

Почему же мы вместо дифференциации подоходного налога увеличили НДС, опять ударив по доходам всех наших граждан без разбора: и тем, кто 5-процентного повышения розничных цен даже не заметит, и тем, кто еле сводит концы с концами?

Ответ на это вопрос дал Владимир Путин на прямой линии 7 июня 2018 г.: «Возможность изменения системы НДФЛ обсуждалась правительством и экспертами, в частности, рассматривалось предложение ввести прогрессивную шкалу».

«Прогрессивный подоходный налог на первый взгляд кажется социально справедливым, однако на практике при такой системе люди с высоким заработком находят способ скрывать часть своих доходов, а в экономике начинает расти серый сектор и появляются зарплаты в конвертах», – указал президент.

Вот собственно и все. Никакой дискуссии, никакого общественного обсуждения. А теперь внимательно вдумаемся в то, что сказал президент. Мы отказались вводить дифференцированный подоходный налог, потому что люди станут прятать свои доходы. 

Каким образом и кто это может сделать? У нас, как известно, государство контролирует уже 70% экономики: госкорпорации, госбанки, «Газпром», РЖД, оборонка и так далее. Неужели можно поверить в то, что Миллер в «Газпроме», или Сечин в «Роснефти», или Греф в «Сбербанке» начнут в связи с повышением подоходного налога выплачивать своим топ-менеджерам зарплату в конвертах?

Что касается частных компаний, то за последние годы налоговая инспекция накопила исчерпывающую статистику по выплате заработных плат и имеет все необходимые инструменты, чтобы не допустить значительного занижения доходов предпринимателями.

Так в чьих же интересах не состоялось введение прогрессивной шкалы налогообложения? Кто у нас получает сотни тысяч, а зачастую и миллионы рублей в месяц, и при этом никак не обременен эффективностью и результатами своего труда?

Начну перечислять: депутаты Государственной Думы, министры, олигархи, высокопоставленные чиновники, военные и силовики, а так же судьи, руководители и менеджеры госканалов, менеджеры госкорпораций и госбанков, ректоры ВУЗов – список можете продолжить самостоятельно.

Новая российская номенклатура и бюрократия – вот основной выгодополучатель плоской шкалы налогообложения.

Мы уже давно утратили контроль за властью и порожденной ей номенклатурой, и теперь наивно ожидать, что они будут действовать не в своих собственных интересах, а в интересах общества.

А, поскольку власть контролирует почти все средства массовой информации, то вместо общественной дискуссии про прогрессивный подоходный налог, мы будем слушать бесконечные рассказы про Сирию и Украину, и смотреть на счастливых стариков, мечтающих умереть на любимой работе где-то в районе 80 лет, до которых им позволит дожить отличная российская медицина.

Это в советское время номенклатуре требовались спецраспределители, спецполиклиники, спецдачи и сложная система получения иных привилегий. Теперь все гораздо проще и циничнее – надо иметь зарплату, в десятки и даже сотни раз превышающую среднюю по стране, и президента, принимающего решения в ее интересах. И то, и другое у сегодняшней российской элиты есть.