Флоранс ХВОРОСТОВСКАЯ: «Когда мы познакомились, Дима начал улыбаться»

21838

27 августа


В Красноярске 26 августа прошел благотворительный концерт «Дмитрий Хворостовский и друзья – детям» в память о великом артисте.

В программе ТВК «После новостей» жена Дмитрия Флоранс Хворостовская в эксклюзивном интервью Алексею Клешко рассказала о знакомстве с артистом и 20-летней совместной жизни.

– Что для вас является силой, которая, несмотря на боль, заставляет держаться?

– Когда Дима умирал, он мне сказал: «Жизнь продолжается. Ты должна жить ради детей. Ты молодая, а жизнь прекрасна». Я люблю жизнь, я должна жить, потому что у меня маленькие дети: я должна показать пример.

– Каким вы себе запомнили Дмитрия Александровича?

– Я всегда помню его улыбку. Самая потрясающая, неповторимая его улыбка. Я помню, когда он улыбался, смеялся. Он хотел много делать. Огромный, большой человек. 

– Для вас Хворостовский – это кто? Он романтик, герой, рубаха-парень?

– Тут много... Ну он был романтиком, да. Первый раз, когда я приехала в Вену, когда мы только познакомились, он меня встречал в аэропорту с огромным букетом роз. Без какого-либо повода: просто, потому что он хотел, я получала цветы, подарки. Он был очень романтичным. 

– Его бабушка называла вас ангелом?

– Да, так мне Дима говорил. Баба Маня, любимая его бабушка, с которой мы познакомились, сказала, что я ангел. Не знаю, почему. Когда мы познакомились, Дима мало улыбался. И потом, когда мы познакомились, он начал улыбаться, начал видеть мир по-другому.

– Как вы сделали его счастливым?

– Я его любила очень, уважала. Мы встретились на сцене в Женеве. На первой репетиции он эффектно вышел на сцену: белые волосы, эта улыбка. Я была очень стеснительная, следующий день я ждала, когда увижу его на сцене.


– Как вы приняли решение, что ради семьи вы останавливаете свою карьеру?

– У меня не было такой карьеры. Когда я с ним познакомилась, когда такое счастье, такая любовь, я поняла, что мне не нужна карьера. Один раз в жизни можно встретить такого человека, такие отношения. Я хотела быть с ним и все, больше я не думала ни о чем.

– Когда мы сегодня встречались в институте искусств, когда шло захоронение праха, который Дмитрий Александрович завещал Красноярску, я от вас услышал: трогательно, потому что так много березок...

– Да! Дима всегда, когда приезжал в Россию, говорил: «Ой, березки!», – это любимое его. У нас даже дома в Лондоне есть березка. И Нина хотела сфотографироваться именно с березкой, потому что знает, что это папино любимое дерево. 

– Ваш старший сын Максим – ответственный человек. Он чувствует себя главным мужчиной в семье?

– Да, очень даже. Он всегда переживает, хочет, чтобы мне было хорошо, чтобы все дома было хорошо. Мы стали очень близки как семья. Когда мы хоронили прах Димы в институте искусств, Максим в своем Instagram под фотографией по-русски написал: «Папа, ты дома», – это так трогательно, даже больно.

– Красноярск, сибирская природа – все это угадывается в характере Дмитрия Александровича? Ведь мы часто говорим, что природа накладывает свой отпечаток, или нет?

– Ну, понятно, он из Красноярска, он сибиряк, но он – человек мира. Как я его вижу, мне кажется, что он больше человек мира. 

– У вас есть его любимое произведение? Какую роль он лучше всего исполнил?

– Для меня много: «Трубадур», «Бал маскарад», «Симон Бокканегра», «Риголетто» и «Онегин», конечно. Русские романсы, военные песни. Мои родители однажды приехали, они по-русски вообще не понимают. Но сколько музыки, сколько эмоций Дима дал! Мои родители плакали от начала до конца. В этом его гений. 

– Мы все знаем Дмитрия Александровича как певца. А каким он был мужем, отцом?

– Когда он приезжал домой, всегда был счастлив быть дома с нами, очень скучал. У него был свой характер, но дома он был очень нежным, хотел с нами общаться, забыть про работу. Был очень хорошим отцом. Мы были счастливы. 

– Когда вы были наиболее счастливы?

– Когда я была с ним, мне было хорошо. Этого очень не хватает. Я, конечно, плачу, но я не показываю этого, продолжаю жить дальше, потому что он так хотел

– Это невозможно забыть, безусловно, но продолжать жить – это правильно. 

– Конечно, потому что он так хочет. Я все равно плачу, но я не должна это всем показывать, не должна надевать все черное. Если бы я плохо выглядела, он не был бы доволен. Я должна жизнь продолжать, потому что он именно этого хотел. 

– Он гордился вами?

– Я помню, в одном интервью журналист его спросил: «Какой тип женщин вам нравится?», – он говорит: «Вы мою жену видели?».

– Он ведь по-разному вас называл?

– Больше Флоша. Сейчас почти все мои близкие друзья так меня называют. Моя самая близкая подруга всегда говорит: «Флоша – калоша», – на самом деле, я не калоша (смеется). Или она говорит: «Это лучше, чем Флоранс – декаданс». 

– В этом «Флоша» есть такая домашняя теплота. Это очень по-русски.

– Да, и Флошенька. Все мои русские друзья так меня называют. 

– Среди наших зрителей огромное количество людей, которые любят, чтут память Дмитрия Александровича Хворостовского. Любили его голос, его роли. Что бы вы хотели сказать всем этим людям, влюбленным в Хворостовского?

– Спасибо вам большое за все. За всю эту любовь, которую вы Диме давали, сколько вы его поддерживали. Такой человек может быть известным только потому, что публика его любит. Спасибо вам!


Дмитрий Хворостовский ушел из жизни 22 ноября 2017 г. в Лондоне. По его завещанию, артиста кремировали, а прах разделили на две части: одну захоронили на Новодевичьем кладбище, вторую заложили в основание памятника Хворостовскому в Красноярском институте искусств.

26 августа прошел благотворительный концерт «Дмитрий Хворостовский и друзья – детям», на котором выступили всемирно известные артисты. Все вырученные деньги пойдут в фонд помощи тяжело больным детям.