КВARTАЛ
Культура, которая гуляет по улицам
Город. Это слово у многих ассоциируется с бетоном, серостью и запахом выхлопных газов, тем, что принято называть «урбаном». Но у городов есть и другое лицо: люди, которые танцуют, рисуют, катаются на скейтах и создают уличную культуру. КВARTАЛ — это история о свободе творчества и самовыражения в Красноярске.

Во второй серии проекта студентов-журналистов 3 курса СФУ – про граффити в Красноярске.
СОЗДАВАЯ
ПРОСТРАНСТВО
Словосочетание «уличная культура», кажется, может писаться исключительно баллончиком и исключительно на стене, и неудивительно, что именно граффити часто становится лицом этой самой культуры. Иван Четвериков, он же Четверик, уже пять лет рисует буквально на улицах Красноярска. Рассказываем о его творческом пути, «Квадрате» Малевича и о граффити «не граффитиста».
Четверик
Интро
«НЕ ГРАФФИТИСТ»
Всегда было интересно, какой краской рисуют граффитисты?
— Да можно даже гуашью. Искусство позволяет тебе самовыражаться, как ты хочешь, но если говорить о классических работах, которые мы видим на стенах, это все выполнено с помощью обычных аэрозольных баллончиков. В целом, рисуй, чем угодно, от гуаши до мела. Иногда видишь: «О, художник, нифига, рисует танковым мазутом, вот это концептуааально…», а баллончик можно в любом магазине купить.
— Раз все так просто, то кто такой граффитист в современном мире?
— Вообще граффити — это когда на стенах рисуют буквы, и чаще всего это названия команд или никнеймы. Я себя не считаю граффитистом, потому что так не делаю. Таких, как я, тех, кто рисует на улицах, называют сейчас художниками уличной волны. А что касается места в обществе или в мире — мы сами по себе, в каком-то смысле самодостаточны, смелый художник может просто взять краску, банку, пойти на любой объект и разрисовать его. Это просто такое «баловство», которое вышло на улицы, и ты, художник, меняешь город.

На мой взгляд, место художника — это место такого точечного преобразователя, который проходящему мимо гаража человеку может как бы сказать: «Смотри, город может и так выглядеть».
Сейчас из нелегального творчества уличное искусство превратилось в способ, с помощью которого можно менять окружающий мир.
— Как ты сейчас себя ощущаешь, взяв в руки баллончик?
— Да так же, наверное, как и раньше. Но первые работы – это всегда больше адреналина! Помню свои первые трафареты, когда ночью выезжаешь на место, смотришь, чтобы никого не было рядом, даже если хочешь нарисовать какую-нибудь маленькую собачку на заборе. А сейчас иногда просто берешь жилетку и идешь днем рисовать где-нибудь в очень людном месте незаконно, естественно. Однажды я это настолько уверенно делал: стою, рисую, вдруг из-за угла неожиданно выбегает охранник с телефоном, начинает снимать меня, ругаться: «Кто ты такой? Снимай маску, сейчас полицию вызову!». Я стал ему говорить: «Я Четвериков Иван, делаю здесь работу, потому что у меня есть разрешение, если что – вот мои контакты», он все записал, а я доделал, ушел, и никто меня не искал потом. Но в последнее время из-за ребят, которые в центре города вандалят, стало строже с этим.
стрит-арт = вандализм?
— Где лежит грань между вандализмом и уличным искусством?
— Мне тоже интересно, где эта грань. Как понять, испортили место в городе или сделали лучше? Думаю, только общество может решать. Смотрят 100 человек работу: те, кому она нравится, ставят плюс, остальные — минус, и если плюсов больше, значит, не вандализм. У нас есть запрет на нанесение надписей на здания или осквернение памятников — всё это считается вандализмом. Но когда я рисую на никому не нужной вентиляционной шахте – это искусство, а не вандализм, и по закону это нелегально, художника могут привлечь к административке.
— Тебя привлекали?
— Нет. Мне, видимо, повезло. А вообще лучше просто брать, делать и обязательно смотреть, чтобы место было правильное, и любой рисунок был только на пользу. У нас в центре, например, много локаций, которые нуждаются в преображении, но есть несколько правил. Во-первых, нельзя рисовать по чистым поверхностям, во-вторых, нужно смотреть, чтобы твой рисунок вписывался в окружение, по атмосфере или вообще играл с объектом, а в-третьих, работа должна вызывать эмоции у того, кто ее видит, и тогда получится, что художник разукрасил серый путь прохожего на работу.
1
Нельзя рисовать по чистым поверхностям.
2
Нужно смотреть, чтобы твой рисунок вписывался в окружение, по атмосфере или вообще играл с объектом.
3
Работа должна вызывать эмоции у того, кто ее видит, и тогда получится, что художник разукрасил серый путь прохожего на работу.
— Если работа должна вызывать у зрителя эмоции, то что ты сам вкладываешь в свое творчество?
— Я стараюсь каждую работу делать отличной от предыдущих, люблю работать с окружением. Другими словами, вот у тебя есть прямоугольник, и ты на нем можешь что угодно нарисовать, но уличное пространство уникально, там есть такие формы: где-то торчат трубы, они похожи на глаза, где-то каменная глыба, похожая на лепеху, и ты со всем с этим взаимодействуешь. Еще есть такая важная штука — момент случайной встречи: когда прохожий мимо идет, видит работу или просто надпись какую-то и внезапно задумывается. Однажды написал на теннисном столе возле дома фразу: «Для чего ты родился?», потом друг рассказал, как его пятилетней сестре с подружкой попался на глаза этот вопрос, и они начали эту тему разгонять. Если работа так воспринимается, это хорошая работа.
Мои произведения — это моя жизнь. Художник — это тот, кому есть, что сказать, через визуальное искусство, так же, как музыканту через мелодии, а поэту через стихи.
Правда, в последнее время у меня появилось ощущение, будто уличным художникам почти нечего сказать. У нас не так много ребят, которые работают с содержанием, но если и бывает, то такие работы, как правило, имеют один или два уровня интерпретации смысла.
КРАСНОЯРСКИЙ УЛИЧНЫЙ ХОЛСТ
— Как ты воспринимаешь Красноярск с точки зрения уличного художника?
— У нас классный город для вандализма, то есть, у нас такой холст, на котором реально можно что-то нарисовать, и это останется года на три, но сейчас много работ закрасили. Красноярск — уютный город для стрит-арта, но сезон короткий, зима холодная, а вообще спотов много, в том же центре, например.

За последние три года наш город мощно прокачался, благодаря конкурсам типа «Искры», но еще не все, что мы бы хотели, реализовано, в первую очередь из-за коммуникации с властью, с людьми, которые управляют бюджетом и выделяют деньги. Дело в том, что мы, художники, можем любое место сделать красивым, но пока накопим деньги на это, пройдут годы.

В красноярском уличном искусстве хорошо развита абстракция, мы от мира как будто отдалены, поэтому больше вдохновляемся композицией, пытаемся больше совершенствовать ее, нежели смыслы. Кстати, еще Андрей Поздеев делал хорошие работы в абстракции.
«ИСКРА» — конкурс молодежных проектов, организованный управлением молодежной политики администрации города Красноярска совместно с Центром авторского самоопределения молодёжи «Зеркало». Конкурс проводится по трём номинациям: «Художественное оформление», «Ландшафтный дизайн», «Микроурбанизм».
«Ева и змей» из серии «Жизнь человека». Андрей Поздеев
«Любовь». Андрей Поздеев
«Чаша». Андрей Поздеев
— В Красноярске в районе Копыловского моста есть работа, которой многие жутко недовольны. Ты не знаешь, кто ее автор?
— Да она прикольная! (смеется) Только почему розовый фон? Я вообще не был в курсе того, как она создавалась, увидел уже готовый вариант. Занятно, что в Красноярске довольно узкая арт-среда, все друг друга знают, а об авторстве этой работы я ничего не слышал.

— Говорят, что она была сделана по заказу муниципалитета...
— Вопрос: какое задание они дали? Попросили что-то типа: «Нарисуйте нам на розовом фоне детей». Зачем? Я очень много думал насчет того, куда мы идем, куда движется искусство, быть может, скоро вообще все забудут про стены. Сейчас планируется проведение конкурса, где художники будут баттлиться в виртуальной реальности. Мне кажется, развитие дополненной реальности сейчас такое мощное, что еще чуть-чуть и никто даже фасады ремонтировать не будет: налепят QR-код , и все в очках будут себе облик зданий выбирать.
КТО ИЩЕТ, ТОТ ВСЕГДА НАЙДЕТ
— Как твоя художническая душа себя проявляла в детстве? Обои страдали?
— Я с детства любил рисовать. И на обоях тоже. Да у кого они не страдали? Но я как-то даже до 18 лет не представлял, если честно, что художественная деятельность станет для меня основной. В школе смотрел и восхищался: «Каких красивых коняшек девчонки рисуют!», и даже не думал, что смогу их превзойти. А потом в 19 лет я один полетел на Сейшелы, жил там, пытался разобраться в себе, думал, где и как могу себя реализовать, и понял, что еще не пробовал рисовать. Приехал домой, купил холст, краски, открыл видео на Youtube и начал повторять за мужиком, который рисовал пейзажи. Первое время я мог простоять за работой восемь часов – был полностью увлечен процессом.
Серия работ Четверика на холсте
— У тебя есть высшее образование?
— Да, я окончил специальность «PR и реклама» в СибГАУ. Мне нравилось учиться, было время и для творчества. У меня даже диплом назывался «Продвижение личного бренда художника». Я его и сейчас у себя в голове дополняю, потому что погружен в эту сферу. А по поводу художественного образования, я узнавал о том, что и как преподают в КГИИ, других учебных заведениях, там хорошо ставят академический рисунок, помогают «набить руку». У этого есть минусы, потому что в процессе обучения настолько устаешь от рисования, что перестаешь это дело воспринимать с любовью, ощущаешь, как работу, а я лучше сам как-нибудь, открою ламповое видео на Youtube и как начну рисовать. На самом деле, я подавал документы этим летом в университет в Москве, даже поступил, но передумал учиться, решил, что время, уходящее на лекции, лучше потратить на создание картин. Намного важнее общаться с другими художниками, спрашивать мнения, делиться опытом — это дает больше.
— Как ты относишься к классической живописи?
— А я ей в самом начале и вдохновлялся, пытался рисовать какие-то природные пейзажи. Хочется же что-то узнаваемое нарисовать, чтобы показать, чему ты научился!
— Малевич в свое время нарисовал нечто слишком узнаваемое и всем знакомое, хоть и не был классиком. Объясни, в чем смысл «Черного квадрата»?
— Все рисовали пейзажи, а он взял и нарисовал квадрат, типа: «Ребят, смотрите, а можно и квадрат» (смеется). «Вот это мой Квадрат, вот музей, вот выставки, такая же популярность, ребят, че вы паритесь?». Но при всем при этом «Квадрат» Малевича — это больше философский труд, ведь он к нему выпустил манифесты, в которых рассказывал, что такое супрематизм. Малевич за счет минимального количества визуальных средств выражал различные настроения, он был один из первопроходцев геометрической абстракции, еще и доказал, что супрематизм – это ВСЕВЫШНЕЕ! Малевич гнул свою линию, а это всегда восхищает, если такая «своя линия» остается в истории.
Искусство — вещь глубокая. Наша суперспособность — менять пространство под себя, ведь человек, когда рисует, создает это пространство.
Оммаж Малевичу от Четверика
послесловие
— И все-таки, почему стритарт должен существовать?
— Всё то пространство, что нас окружает, очень важно: цвет фасадов зданий, подъездов, переходов и всего вокруг. Чтобы жизнь города и каждого его жителя была более увлекательна, мы должны вкладывать в окружение не типичные решения, а буквально душу. А душу могут вкладывать только художники. Чем больше художников, тем больше улицы и пространства будут олицетворены, поэтому просто творите, начинайте с малого: наклеек, собственных стикеров, можно просто взять мел или маркер и пойти рисовать чудиков! Самовыражайтесь, никто вам за это ничего не сделает.
Иногда уличное искусство — это как семена одуванчика: ты ходишь, раздуваешь их везде, а они потом всходят.
Фото из личного архива Ивана Четверикова.
Made on
Tilda