«У меня смешанные чувства от того, что я увидел»: корреспондент ТВК провел день с бригадой пожарных в Богучанах

6598

30 июля


30 июля из эпицентра лесных пожаров в Богучанском районе вернулась съемочная группа «ТВК Красноярск». Корреспондент Виталий Поляков провел день с пожарными-десантниками, которые вручную борются с огнем за 155 км от районного центра. Он рассказал об условиях тяжелой работы пожарных и поделился своим мнением на этот счет. 

У меня смешанные чувства от того, что я увидел. И негативных эмоций больше. Меня удивило, что в богатейшем лесном Богучанском районе здание лесопожарного центра – это развалюха 70-х годов. Там не делали ремонт около 20 лет. Постройку отключили от центрального отопления, стены ошарпаны. Отношение к ликвидаторам пожаров тоже возмутило. Условий для отдыха для них не создано, к вертолетной площадке их доставляют на грузовой газели.

Пожарных, к которым мы прилетали в тайгу, не обеспечили пайками. Они за свои командировочные деньги сами закупали провизию. Почему так? Люди обеспечены старыми ручными огнетушителями, мы видели такой ранец 1977 г. выпуска, ему почти полвека! Он работает, он исправный, но все-таки.

И стоит ли говорить о том, что вертолет Ми-8, на котором мы летели к пожару, тоже старичок. Ему почти 41 год. Уверен, что к машине этой относятся бережно и он безопасен, но все же – это старая техника.

И еще про зарплаты пожарных-десантников. Оклад, по их словам, – 4 тыс. 800 руб., вместе с прибавками выходит около 30 тыс. руб. в месяц и то, если тебя отправят в другой регион. Да, люди работают. В основном, это жители поселков, которые вынуждены рисковать жизнью на пожаре, чтобы прокормить свои семьи. Но нужно, конечно, власти задуматься о повышении зарплат.

Когда летели через тайгу, самое большое впечатление – это зоны вырубки. Проплешин много. Конечно, лес восстанавливается, это тоже видно, и тайги у нас еще много – это тоже нельзя не отметить, но все же боязно за то, что мы можем оставить или наоборот не оставить нашим детям.

А теперь о том, что меня порадовало: и это, кончено, люди – те самые пожарные, которые работают фактически одни в тайге. Это реальные герои. Когда говорят, что в крае потушили столько-то пожаров – это сделали именно они. Своими руками, их жизнь почти ежедневно висит на волоске – от верховых пожаров, например, приходится спасаться в ручьях, в болоте, они просто лежат в воде и надеются, что в этот раз пожар их помилует. Есть постоянный риск, что к ним безоружным в лагерь придет медведь. В общем, спасибо им большое, надеюсь они услышат. Тем более, что считается – наши пожарные работают эффективнее, чем, например канадцы. Мне удалось последить за их нелегкой работой.

Командир богучанского авиазвена лесопожарного центра Евгений Кузнецов получает информацию о новом пожаре. Очаг обнаружили с неба. Площадь полгектара и на его ликвидацию отправляют группы пожарных-десантников. Оперативно на вновь обнаруженный очаг отправляются пожарные-десантники. Их выбросят на вертолете в глухую тайгу. С формулировкой «до полной ликвидации пожара».

Наш вертолет направляется к другому пожару – самому большому на территории Богучанского района. До него – 155 км. Около 40 мин. лету, внизу – настоящее море тайги. Разной – сгоревшей, вырубленной и пока не тронутой. Пункт назначения встречает клубами дыма – это они доплывают до Красноярска и уходят далеко за Урал. Главное теперь обнаружить табор – так на языке авиалесоохраны называется базовый лагерь пожарных-десантников. Площадка для приземления не самая безопасная – ее в тайге вырубили сами ликвидаторы. Внизу поваленный деревья, коряги, но пилоты Ми-8 к таким посадкам готовы.

Табор здесь уже третьи сутки. Огонь примерно в 50 м. Пожар большой и пока справиться с ним не удается. Мох тлеет, огонь уходит вглубь и там, где тушили вчера, может возникнуть новое пламя.

Мы на самой линии огня, этот пожар общей площадью 230 га. Работаем с бригадой в 12 человек, но с разных флангов этот пожар окружают и другие огнеборцы. Работа у этих ребят не сахар, у линии огня жарко, семь потов сходит, а отдыхать некогда, не будешь тушить – огонь уничтожит лагерь. И, конечно, достает дым. От него и у нас-то не чем дышать, а здесь – тем более, но бригада не унывает.

Большинство пожарных в Богучанском районе из Красноярского края, а моя бригада из Новосибирской области. Сюда они приехали спасать легкие Сибири и заработать, нужно кормить семью. Андрея Главизнина дома ждет жена и дочка, скучает переживает, они боятся – профессия ведь связана с риском и так уже шестой год подряд.

«И сложно, и боишься, и родные боятся оставлять ­– мало ли что. В год что-то да случается. Ну, был верховой пожар, ищешь куда спрятаться в ручей или мох раздвинешь, голову прикроешь – лишь бы вода около рта была», – говорит Андрей.

Накануне к этому пожару пробился гусеничный вездеход – тушить будет проще, а до этого работать приходилось без поддержки техники. Каждый день пожарные набирают в болоте воду в ручные огнетушители и идут заливать кромку. Два пожара в июле они уже потушили. Эти ребята считают, что и в Эвенкии, где горит уже миллион гектаров тушить реально.

«Отстаивать нужно, как мы сейчас делаем. Если не отстаивать – он за пару дней может еще распространиться, в два раза больше, чем сейчас. Можно все при желании», – считает пожарный-десантник Михаил Пинтусов. 

По официальным данным, причина этого и других пожаров в Красноярском крае природная – сухие грозы. Но эти ребята иного мнения.

«Сухую грозу я здесь не видел ни разу. Человеческий фактор, больше не могу ничего сказать», – говорит Сергей Абаев.

Главное, что ждут на пожарах – помощи с небес. Дожди могут упростить работу, но в Богучанах их ожидают только к началу следующей недели. Мы улетаем, а они остаются. Парни, конечно, тоже хотят домой, но пожары не отпускают. Их командировка закончится 6 августа, если не продлят, но пока прогнозы не благоприятные.