«Ее судят не за статью, а за мысли, за инакомыслие»: подробности дела Светланы Прокопьевой

1003

3 октября


Семь лет за две страницы текста грозит журналистке из Пскова Светлане Прокопьевой. Ее обвиняют в оправдании терроризма из-за высказывания в эфире радиостанции «Эхо Москвы Псков». Сейчас журналистское сообщество и общественность по всей стране выступили в ее защиту. Подробности – в материале «ТВК Красноярск».

На самом деле, в каких именно фразах или словах Светланы Прокопьевой силовики увидели преступление, до сих пор никто не понял. Уголовное дело в ее отношении завели еще несколько месяцев назад, но только 20 сентября 2019 г. журналистка официально приобрела статус обвиняемой. Накануне она опубликовала видеообращение, в котором цитирует ту самую передачу, за которую ее будут судить:

«Сильное государство. Сильный президент, сильный губернатор. Страна, власть в которой принадлежит силовикам.

Поколение, к которому принадлежал архангельский подрывник, выросло в этой атмосфере. Они знают, что на митинги ходить нельзя – разгонят, а то и побьют, потом осудят. Они знают, что одиночные пикеты наказуемы. Они видят, что только в определенном наборе партий ты можешь безболезненно состоять и только определенный спектр мнений можно высказывать без опаски. Это поколение выучило на примерах, что в суде справедливости не добьешься – суд проштампует решение, с которым пришел товарищ майор.

Многолетнее ограничение политических и гражданских свобод создало в России не просто несвободное, а репрессивное государство. Государство, с которым небезопасно и страшно иметь дело».

Так журналистка высказалась о взрыве, который произошел 31 октября прошлого года в Архангельске. 17-летний Михаил Жлобицкий подорвал себя на входе в здание ФСБ. Погиб только сам подросток, ранены были трое сотрудников ведомства. Предварительно он оставил предсмертную записку в Telegram. Он написал, что идет на самоподрыв, потому что «ФСБ фабрикует дела и пытает людей». В своей авторской передаче на радиостанции «Эхо Москвы Псков» Прокопьева анализировала причины произошедшего, и высказала мнение что вина за этот взрыв лежит на силовиках. В этих ее выводах они и увидели оправдание терроризма.

На самом деле так считала не только Прокопьева. Осенью 2018 г. широко обсуждалось два уголовных дела: «Новое величие», где 9 человек, в числе которых две девушки 18 и 19 лет, обвиняют в создании экстремисткой организации с целью захвата власти. Дело «Сети», в котором 10 молодых людей тоже обвиняют в создании организации, но уже террористической. Эти дела многие считают сфабрикованными; буквально за 3 дня до взрыва в ФСБ, в Москве прошла акция протеста в защиту фигурантов этих уголовных дел; все чаще появлялись новости о пытках в ФСБ и отделениях полиции. Поэтому рассуждения Светланы Прокопьевой об ответственности силовиков, ответственности государства за случившееся были очень актуальными на тот момент. 

Издание «Ведомости» предположило, что уголовное преследование Прокопьевой только подтверждает те обвинения, которые она высказала адрес правоохранительной и судебной систем. Сама Прокопьева называет уголовное дело «местью обиженных силовиков». Адвокаты говорят, что дело можно считать политическим.

«Ее судят, я думаю, не за статью, а за мысли, за инакомыслие. Какому-то дяденьке показалось, что она оправдывает, возможно, какому-то другому покажется, что призывает. Там, где есть слово терроризм, вообще запрещено об этом думать, только в негативе. Нельзя рассуждать нельзя дискутировать, нельзя говорить почему», – считает адвокат правозащитной группы «Агора».

Эксперты сравнивают это с делом Егора Жукова, который в своем видеоблоге критиковал власть. В начале августа 2019 г. его обвинили в организации массовых беспорядков, потом признали, что беспорядков не было, а Егора обвинили в экстремизме, дело тоже считают политическим. Сейчас Жуков находится под домашним арестом.