Экологи: власти скрывают число золотодобытчиков в Красноярском крае

2130

20 ноября 2019


Сразу в нескольких сибирских регионах в 2019 г. появились требования о запрете на добычу рассыпного золота. Местные жители жалуются на загрязнение рек и зачастую это связано именно с золотодобытчиками. О том, как экологи борются за чистоту рек, – в материале «Бизнес FM».

Экологи: власти скрывают число золотодобытчиков в Красноярском крае

18 природоохранных общественных организаций обратились к президенту Путину с просьбой прекратить выдачу лицензий на добычу рассыпного золота. Поводом стала трагедия на реке Сейба в Красноярском крае.

«Промышленная добыча и разведка россыпного золота в руслах и поймах рек является одним из самых экологически опасных видов горнодобывающей деятельности», – говорится в обращении.

По данным Союза старателей, на рассыпную добычу сейчас приходится около 70 т или 27% всей золотодобычи в России. И значительная часть отрасли работает в условиях хаоса т. к. количество выданных разрешений значительно превосходит возможности Росприроднадзора под контролю. Особенно на таких обширных территориях, как Красноярский край.

Ситуация обеспокоила уже не только общественников, но и власти как минимум одного региона России. В августе этого года остановить выдачу лицензий на добычу в Кузбассе предложил губернатор Кемеровской области Сергей Цивилёв. Проблема эта для области старая, законы нарушают не только черные старатели, но и вполне легальные золотодобытчики.


Так, весной, после помутнения до кирпичного цвета реки Кия, силами ФСБ, МВД и Росгвардии пришлось проводит целую спецоперацию по ликвидации банды нелегальных старателей.

В июле центральный районный суд Барнаула поддержал исковые требования алтайских экологов и запретил добычу золота в долине реки Ануй. Так что прецедент есть.Правда, вердикту предшествовало почти 6 лет противостояния местного населения и золодобытчиков.

И до этого суды несколько раз занимали сторону добывающей компании. 5 ноября в небольшом поселке Иенгра, в Якутии жители провели митинг против добычи золота рядом с питьевой скважиной. Несмотря на заверения в безопасности работ, осенью пробы воды в ручье показали тридцатикратное превышение ПДК по меди. Аналогичные проблемы могут возникнуть и в Красноярском крае.

«В Каратузском районе есть село Таяты, куда тоже пришли старатели и сказали, что законно получили лицензию на добычу. Они уже подогнали технику, вырубили лес и готовятся со следующего сезона начать мыть там золото. Это значит, что село Таяты на реке Казыр будет вынуждено, как минимум, искать новый источник водоснабжения. Естественно, это повлияет и на ихтиофауну», – рассказал эколог Александр Колотов.

О количестве участков, где добывают рассыпное золото в крае можно судить только по косвенным документам, продолжает Колотов. Но счет идет на сотни:

«Роснедра очень неохотно делятся такой информацией. Мы занимаемся спутниковым мониторингом загрязнения воды при добыче рассыпного золота в регионе. Для этого каждый раз перед началом полевого сезона мы пишем обращения в Роснедра, чтобы они прислали границы лицензионных участков, где ведется добыча россыпного золота.

Ни разу Роснедра такую информацию нам не представили. Приходилось пользоваться другими источниками данных. По сведениям, которые мы готовили в начале прошлого года, мы увидели, что на территории Красноярского края более 400 лицензий на разведку и добычу россыпного золота».

Требования региональных активистов о запрете добычи рассыпного золота идут в разрез с политикой государства последних лет. Либерализация этой отрасли началась совсем недавно.

До 1 января 2017 г. в России действовал запрет на добычу золота частными лицами. Его отмену связывали  с намерением поддержать малый бизнес, прежде всего в таких регионах, как Чукотка, Якутия, Красноярский край и Алтай.


Ранее в программе «После новостей» на ТВК депутат Заксобрания Красноярского края от Курагинского района Виталий Дроздов рассказал о возможных причинах трагедии и о том, что нужно сделать, чтобы избежать подобных катастроф.