«Холодная гражданская война продолжается»: Ирина Прохорова о репрессиях и смертной казни

1752

22 ноября


О том, что сейчас происходит в обществе и как это связано с прошлым нашей страны, «ТВК Красноярск» поговорили с Ириной Прохоровой. Литературовед и издатель поделилась мнением о культе личности Сталина, снятии моратория на смертную казнь и как государство влияет на общество.

О Сталине и репрессиях

«Этот культ как-то очень усиленно навязывается и идеализируется. Не удивительно, что в вакууме авторитетов и смыслов люди часто хватаются за предложенных персонажей. Все это очень грустно и неприятно. Мне кажется, возвеличивать человека, который принес столько зла, – не очень правильно. Возможно, это связано с большой травмой, которая живет в обществе и которая пока не разрешена. Ситуация может поменяться с новым поколением».

Какова роль государства в переосмыслении и переживании трагедий?

«Я не думаю, что здесь должна быть надежда на государство – оно волей или неволей принимает общественную точку зрения, когда общество уже требует какого-то решения. Это должен быть скорее разговор в обществе – как с этим жить. Может быть, на первом этапе стоило откровенно рассказать об этом ужасе и поставить вопрос о причинах».

Стратег ли Сталин?

«Зависит от того, с какого угла вы рассматриваете эту стратегию. Так, проблема сокращения населения тоже относится к вопросу стратегии. Что такое репрессии, раскулачивание, страшный голод? Это миллионы умирающих людей, еще и те, кто погиб во время войны. И все это к вопросу о том, насколько был хорош «гений стратегии», уложивший столько людей. Вот, мы имеем сейчас результат – эта проблема не из 90-х. Иногда потери людей могут быть не восполняемы – это великое стратегическое решение?

К тому же, мы держали восточно-европейские страны и разоряли свою страну. Делали все, что угодно, лишь бы держать их в сфере своего влияния. Чем все закончилось? Распадом советского пространства. Эти страны как-то не поблагодарили нас за великую казну, и ушли в Европейский союз. Борясь за звание Сверхдержавы, мы надрывали собственные ресурсы. При том, что население жило очень бедно. Это сейчас почем-то думают, что мы жили богато».

Есть ли запрос общества на жестокость?

«Несмотря на разговоры о Сталине, запрос на гуманизацию очень высок – мы это видим. Даже все протестные активности с этим связаны. В том числе, экологические. Запрос на жестокость больше не поступает – он скорее искусственно создается и насаждается. В чем ловушка? Важно отбелить Сталина, потому что мы собственную идентичность привязываем к режиму. У нас так много непроработанных стереотипов, что мы часто попадаем туда».

Надо ли возвращать смертную казнь?

«Я не верю в эти 80% – они зависят от формулировки вопроса. Если предложат казнить педофилов, ты эмоционально согласишься. Нельзя навязывать так введение смертной казни без серьезных публичных обсуждений. Обратите внимание, вопросы начались после пойманного педофила. Тут, конечно, я и сама соглашусь, но эмоции – плохая вещь для принятия решения. Насилие – это простой способ решать сложные проблемы. И чаще это от растерянности и непонимания, как работает общество и где истоки его проблем. Мы сейчас на сложном этапе – снизу идет запрос на гуманизацию, а сверху общество искусственно будоражат».

Про ток-шоу федеральных каналов

«Это попытка разжигания и уж точно – плохо продуманная стратегия. Потому что, если общество становится таким разрываемым, оно становится недееспособным. Тогда включается насилие, как единственная мотивация к действию. И пошло опять по старым стопам гуляние. Мы находимся в той сложной стадии страны, когда повторная идея насилия, как инструмент управления, будет просто катастрофична для страны».

О списании Россией миллиардных долгов

«В приоритете должно быть инвестирование в собственную страну, человеческий капитал, развитие креативных индустрий и вообще, чтобы собственная страна, собственные люди имели перспективы в будущем, какую-то систему безопасности, большой разнообразный рабочий рынок, чтобы страна была привлекательна для собственных людей. А дальше можно играть с Африкой, Америкой, с кем угодно».

В тексте расшифрованы только основные тезисы, полные ответы смотрите в интервью. Записано при поддержке Фонда Михаила Прохорова.