«Восток – дело тонкое»:
чем может закончиться противостояние США и Ирана
Начало 2020 года ознаменовалось конфликтом на Ближнем Востоке. В ночь на 8 января Иран нанес ракетный удар по американским базам в Ираке, что стало ответом на
убийство иранского генерала Касема Сулеймани
в аэропорту Багдада 3 января.


Мировое сообщество всерьез обеспокоено новым конфликтом. Многие политологи считают, что он может стать отправной точкой для начала новой войны на Ближнем Востоке, сравнимой по масштабу с войной в Персидском заливе 1990-1991 годов, когда армия США вторглась в Ирак. История противостояния и возможные сценарии развития – в материале «ТВК Красноярск».
Исламское государство Иран является давним геополитическим оппонентом США на Ближнем Востоке. До 1979 г. в Иране существовал светский монархический строй, свергнутый в ходе исламской революции. В результате к власти пришли представители шиитского духовенства, которые создали в стране особую систему госуправления на основе исламских религиозных принципов. Высшим руководящим лицом страны является не президент, а верховный лидер – пожизненно избранное духовное лицо, стоящее над президентом и осуществляющее контроль за деятельностью всех ветвей власти.
Шиизм – одно из основных течений ислама, его исповедуют около 15-20% от общего числа мусульман. Большинство шиитов проживают в Иране – здесь их свыше 95% от всего 80-миллионного населения страны.
Таким образом, Иран стал своеобразным центром всего шиитского сообщества не только на Ближнем и Среднем Востоке, но и во всем мире, активно поддерживая попытки исламских революций в других странах. Многие эксперты сходятся во мнении, что главной целью Ирана является установление своей гегемонии во всем регионе.

Иран открыто поддерживает ливанскую группировку «Хезболла» и палестинскую «Хамас», которые признаны террористическими организациями во многих странах Запада.

В России эти движения не внесены в список террористических организаций, более того, западная разведка не раз заявляла о скрытой военной и экономической поддержке организаций от Москвы.
Обострение отношений США и Ирана началось еще при президентстве Барака Обамы. Камнем преткновения тогда стала ядерная программа исламской республики, которую Штаты расценивали как угрозу своей национальной безопасности.
Стоит отметить, что на развитие иранской ядерной программы активно повлияли Россия и Китай, которые еще в 90-х гг. начали сотрудничество с Исламской республикой в области атомной энергетики. Россия построила в Иране первую на Ближнем Востоке АЭС в иранском городе Бушер.
Официально Иран не входит в так называемый ядерный клуб – неформальное объединение стран, обладающих ядерным оружием. Однако, как неоднократно заявляли официальные лица Исламской республики, Иран способен изготовить ядерное оружие, но не делает этого и ограничивается обогащением урана для мирных целей (атомная энергетика). Полный цикл самостоятельного обогащения урана в стране освоили к началу 2010 г.
Западные страны обвиняли исламскую республику в том, что «мирный атом» лишь прикрытие – под видом развития атомной энергетики в Иране занимаются разработкой и созданием ядерного оружия. В связи с чем на Иран последовательно накладывали санкции, которые практически изолировали страну и существенно подорвали ее экономику.

В 2015 г. стороны смогли прийти к политическому соглашению, его назвали совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД).

Иран и страны «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия) заключили договор, согласно которому Иран должен допустить на свои ядерные объекты экспертов МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии), а страны Запада,
в свою очередь, будут пошагово снимать с Исламской республики санкции.
Соглашение действительной работало – это признавали многие, в том числе и западные эксперты. Однако избранный в 2017 г. президент США Дональд Трамп заявил, что его страна выходит из сделки по иранской ядерной программе, так как американская разведка обладает исчерпывающими доказательствами того, что исламская республика продолжает разработку ядерного оружия.

Вместе с этим Трамп объявил о восстановлении санкций против Тегерана, в том числе в нефтегазовом секторе. Для возобновления действия «ядерной сделки» США выдвинули Ирану расширенные и более жесткие требования.
Решение Трампа тогда поддержали только верные союзники США в регионе – Израиль и Саудовская Аравия. Страны Евросоюза осудили решение Штатов и призвали Иран сохранить свои обязательства по сделке. Европейцы пообещали Исламской республике разработать специальный платежный механизм, который позволил бы осуществлять поставки нефти в обход санкций.

С сожалением новость восприняли и в России. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров назвал решение Трампа неправильным, но выразил уверенность, что это не приведет к полному разрыву договора.

Спустя ровно год после решения Штатов выйти из договора иранский президент Хасан Роухани объявил об отказе исполнять часть его положений, сославшим при этом на 28 параграф СВПД, в котором указывается, что в случае введения новых санкций, Иран имеет право на прекращение своих обязательств по сделке «полностью или частично».

Можно сказать, что Тегеран решил не «рубить с плеча», поверив странам ЕС, которые пообещали ему выгодные условия продажи нефти в обход американских санкций.

На протяжении около полугода противостояние США и Ирана продолжалось исключительно в плоскости публичных высказываний. В тот период чиновники Исламской республики заявили, что в случае полного запрета на экспорт нефти со стороны США, республика может перекрыть доступ для танкеров через Ормузский пролив.

Это узкий канал, соединяющий Персидский залив с Оманским заливом, через который
проходит около 30% всей экспортируемой нефти в мире.
В мае 2019 г. санкции США против нефтегазового сектора Ирана вступили в полную силу, что серьезно подорвало экономику Тегерана. А платежный механизм, который обещали разработать в Европе, по-прежнему находился в стадии разработки. В результате Исламская республика объявила об очередном сокращении обязательства по СВПД и начала увеличивать объемы обогащенного урана. В ответ на это США стали наращивать свое военное присутствие в регионе.
На протяжении лета напряженность только возрастала. В Ормузском проливе участились нападения на нефтяные танкеры – сразу несколько грузовых судов подверглись ракетному обстрелу. Правда, кто именно совершил нападения, доподлинно неизвестно – США обвиняет Иран, а тот, в свою очередь, называет атаки намеренной провокацией со стороны американцев.
Поводом для очередного нарастания напряженности послужила гибель гражданина США в Ираке. Как утверждают представители Пентагона, 27 декабря 2019 г. боевики «Хезболлы», которых поддерживает Иран, атаковали базу «К1» в районе иракского города Киркук. Во время атаки был смертельно ранен гражданский специалист ВС США.

В ответ на это ВВС США 29 декабря нанесли несколько ударов по целям «Хезболлы» в Сирии и Ираке. В результате атаки были убиты 25 бойцов группировки и еще 55 были ранены, среди убитых также были иракские ополченцы.

Возмущенные «актом агрессии» со стороны США иракцы вышли на протесты к зданию американской дипмиссии в Багдаде. Манифестанты снесли ворота на входе в диппредставительство и подожгли его приемную.

Американская сторона считает, что протесты были организованы Ираном с целью дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке и ослаблению позиций США в регионе.
Все это спровоцировало США на жесткие меры. 3 января 2020 г. американский беспилотник выпустил две ракеты по автоколонне, которая выезжала с территории аэропорта в Багдаде. Как станет известно позже, в одном из уничтоженных автомобилей находился иранский генерал Касем Сулеймани.
Формально Касем Сулеймани был командующим элитным подразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР, часть вооруженных сил Ирана). Однако многие эксперты говорят о том, что Сулеймани был одной из самых влиятельных фигур на Ближнем Востоке и с легкостью мог бы стать президентом Ирана, но он в свое время отказался от политической карьеры со словами: «Я хочу остаться солдатом революции».

Именно Сулеймани контролировал гигантскую сеть различных вооруженных формирований по всему региону, которые официально и неофициально поддерживает Иран. Под его руководством было создано движение «Хезболла», стремящееся к созданию в Ливане исламского государства по образцу Ирана.
«Информация, которая была у нас и которую мы считаем очень весомой, указывала на то, что Сулеймани и те, с кем он был в сговоре, готовились убить большое количество американских дипломатов и солдат в ближайшие дни»
Роберт О'Брайен
советник президента США
Сразу после убийства Сулеймани, вооруженные силы США были приведены в полную боевую готовность и начали передислокацию войск на ближайшие к месту возможного конфликта базы.

Реакция Ирана последовала незамедлительно – Совбез Исламской республики заявил, что обязательно отомстит Вашингтону за гибель командующего Сулеймани и сделает это «в нужное время и в нужном месте».

5 января президент США Дональд Трамп пригрозил уничтожить 52 иранских культурных места (речь, вероятно, идет о мечетях), если Иран атакует американцев в ответ на убийство Касема Сулеймани. Интересно, что такая цифра была выбрана неспроста – в 1979 г. во время иранской революции в посольстве США были захвачены 52 американца.

В повышенную боевую готовность были приведены силы российской армии на авиабазе Хмеймим в Сирии,
а в Крыму была усилена группировка кораблей ВМФ.

5 января парламент Ирака официально проголосовал за окончание присутствия американских военных в стране. Премьер-министр Адиль Абдул-Махди заявил, что США перешли все границы и нарушили суверенитет страны.

7 января в иранском городе Керман прошли похороны командующего Корпусом стражей исламской революции Касема Сулеймани. В давке, которая образовалась в ходе церемонии прощания с генералом, погибли 40 человек, еще 213 получили травмы различной степени тяжести.
На ответные действия Иран решился только 8 января. С территории Исламской республики были запущены порядка 15 крылатых ракет малой дальности .
Их целью стали американские базы
в Ираке – Аль-Ассад и Эрбиль.

Ракеты были запущены ночью. Иран назвал этот обстрел операцией «Мученик Сулеймани». По информации официальных представителей Исламской республики,
в результате обстрела были уничтожены около 80 американских военных, тогда как представители США, в том числе президент Дональд Трамп утверждают, что их вооруженные силы не понесли никаких потерь.
Спутниковые снимки последствий удара Ирана по авиабазе Аль-Асад.
В тот момент многие политологи и эксперты всерьез озадачились вопросом о дальнейшем развитии событий. Обстановка накалилась до предела и следующим действием одна из сторон могла пересечь
ту «красную линию», после которой нет пути назад.
Буквально через несколько часов мир потрясла еще одна новость – украинский лайнер со 167 пассажирами на борту потерпел крушение недалеко от столицы Ирана. По сообщениям очевидцев, самолет загорелся в небе и рухнул на землю. В результате катастрофы не выжил никто из 167 пассажиров и 9 членов экипажа. По предварительной версии, авария произошла в результате технической неисправности.

Точно выяснить, что стало причиной крушения, могут помочь черные ящики, которые обнаружили среди обломков, однако пока Иран не решил, кому он их передаст.
Вечером того же дня президент США Дональд Трамп вышел в прямой эфир с обращением к нации. В нем американский лидер объявил о подготовке новых санкций против Ирана, но отказался от развития нового вооруженного конфликта на Ближнем Востоке.
9 января командующий Воздушно-космическими силами КСИР бригадный генерал Амир Али Хаджизаде заявил, что операция «Мученик Сулеймани» будет продолжаться.

«Ракетные удары по одним из самых важных военных баз США стали началом крупной операции "Мученик Сулеймани", которая будет иметь продолжение во всем регионе», – приводит его слова агентство Fars. Он добавил, что «реальная цель действий Ирана в том, чтобы изгнать США из региона».

Политологи отмечают, что сценарий, при котором между США и Ираном начнется полномасштабная война, не выгоден ни одной из сторон – впереди у Дональда Трампа президентские выборы, которые он хочет вновь выиграть, а новая война может сильно ударить по его позиции.

Иран, хоть и заявляет о продолжении своей операции по изгнанию Шатов и региона, в своей политике действует рационально и понимает, что сил тягаться с западной коалицией у него недостаточно.

«Иран является нашим геополитическим союзником.
И поэтому все события, которые последние десятилетия происходили на Ближнем Востоке, имеется в виду вторжение в Ирак и в другие государства – все шло к Ирану.
Это последний бастион, самый главный приз, можно сказать, поэтому тучи сгущались над Ираном очень давно. Поэтому здесь именно это противостояние выразилось именно так. Вероятно, наверное, и США, и Ирану сейчас нужно взять некую паузу, чтобы посмотреть, что же произошло между ними, чтобы избежать дальнейшей эскалации»
Сергей Стакутис
политолог
Новый виток напряженности между США и Ираном серьезно отразился на мировых индексах. В самом начале инвесторы начали активно вкладываться в защитные активы – выросло золото, взлетели цены на нефть. По мере снижения напряженности активы «откатились» назад и ситуация начала выравниваться.

«Если говорить о прямом конфликте между США и Ираном, России это грозит проблемами. Последние пять лет нарастали военные связи между Россией и Ираном, объёмы торговли тоже росли. Объём поставок российского оружия в Иран велик. Мы поставляем туда зенитно-ракетные комплексы С-300. Постепенно мы стали набирать темпы экономического взаимодействия: Иран присоединился к зоне торговли с ЕАЭС, это значит что Иран — не только стратегический партнёр России, но и всех пяти стран — участниц ЕАЭС. В случае эскалации конфликта торговля может прекратиться.

Если стороны будут воздерживаться от дальнейшей эскалации, то Россия может получить не только экономические, но и геополитические выгоды. Россия может выступить неким арбитром в споре между США и Ираном. Кроме того, конфликт между этими странами отвлечёт внимание инвесторов от санкций, которые применяют
в отношении России»

Алисен Алисенов
доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических наук РАНХиГС
Эксперты говорят, что Исламская республика не будет предпринимать никаких серьезных мер вплоть до президентских выборов в США. Все будет зависеть от того, кто станет следующим президентом – демократ или республиканец. Ирану выгоден президент-демократ, который точно не допустит войны и наверняка вернется к переговорам по СВПД, о чем не раз заявляли в стане демпартии.
Made on
Tilda