Кирилл РОГОВ: «Очень техничный конституционный шабаш»

1870

20 января


Предложение Владимира Путин внести поправки в Конституцию РФ сейчас обсуждает вся политическая и бизнес-элита страны. Тем временем журналисты и политологи пытаются понять, к чему приведет этот ход. «ТВК Красноярск» публикует мнение журналиста газеты «КоммерсантЪ» Кирилла Рогова по теме.

Кирилл РОГОВ: «Очень техничный конституционный шабаш»

«Тут надо повиниться. Слушая путинскую речь с колес, я, как и многие аналитики, был введен в заблуждение кремлевскими пиарщиками и рече-писателями. Нам показалось, что путинские конституционные поправки направлены на частичное перераспределение власти и сокращение полномочий президента. Сегодня абсолютно ясно, что это не так.

При формировании правительства за президентом остается право представлять кандидатуру премьера: Дума его не избирает, а утверждает, и это небольшое отличие от сегодняшней «дачи согласия». Премьер лишается права формировать кабинет, он должен согласовывать его состав теперь не только с президентом, но и с Думой. При этом президент может снимать назначенных министров и премьера по своему произволению и «определяет задачи и приоритеты деятельности правительства». Здесь нет ни малейшего шага в сторону парламентско-президентской республики, как показалось вчера.

То же в отношении Совета Федерации, Путин сказал, что «назначение руководителей всех так называемых силовых ведомств президент может проводить по итогам консультаций с Советом Федерации». Здесь нет и намека на юридическую обязательность и какое-то расширение прав Совета Федерации. «Консультации» – это такая салфетка, которой удобно рот вытереть, не более. К тому же, как справедливо указал Михаил Касьянов, эта новация позволит конституционно закрепить за президентом назначение и руководство силовым блоком в обход Думы. Сегодня на практике это так и есть, но в конституции этого нет: силовые министры – это часть правительства. Теперь они вообще будут конституционно (!) вне контроля парламента.

Экспертов особенно взволновал Госсовет, который, по их мнению, станет новым центром власти. Это может быть, а может не быть. Из вчерашней речи ничего не следует. Путин создал Госсовет в начале 2000-х в качестве утешительного приза после того, как отнял у региональных боссов реальную политическую власть. И никогда не давал повода видеть в себе сторонника системы вотчин, готового назад поделиться этой властью в ущерб «вертикали». Теперь он предлагает упомянуть о существовании Госсовета в конституции. Ни о каких его автономных правах ничего сказано не было. Пока Госсовет – это полная фантазия аналитиков.

Президентская власть в результате этого комплекса поправок будет не сокращена, а расширена совершенно африканским образом (плюс: право назначения региональных прокуроров и отзыва судей высших инстанций). И в целом, дело выглядит скорее так, что Путин просто пообещал за это расширение всем – Думе, СФ и регионам – пряники, которые невозможно разгрызть, а можно только полизать.

И тут встает вопрос: а кто же будет тем президентом, полномочия которого Путин предлагает расширять под видом сокращения?

На прямой линии Путин сказал: "Что касается прежних изменений (Конституции). Они были, насколько мне известно, связаны с количеством сроков (никаких таких изменений количества сроков не было! – прим. автора). Что можно было бы сделать, что касается этих сроков? Отменить оговорку «подряд». Она некоторых наших политологов, общественных деятелей смущает. Можно было бы ее отменить, наверное".

В послании же Путин сказал: "Знаю также, что в нашем обществе обсуждается конституционное положение о том, что одно и то же лицо не должно занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд. Не считаю, что этот вопрос принципиальный, но согласен с этим". (Такой «вопрос» не обсуждается – это действующая конституционная норма!).

Забавно, что каждый раз, заговаривая про эту норму, Путин «уходит в несознанку» – путается и говорит что-то явно не соответствующее действительности, «мажет тему». Да и будет ли президент, всерьез намеренный изменить конституционную норму, ссылаться на мнение «некоторых наших политологов»?

Сухой же результат этого каскада оговорок в том, что есть разные мнения – есть те, которые считают, что надо убрать «подряд», есть те, которые считают, что надо ограничить двумя сроками подряд». Для Путина это все «не принципиально». А для кого принципиально? Кто будет решать? Так вот же они – члены редакционной комиссии. Как вы думаете, какого мнения в этом дискуссионном для общества и «не принципиальном» для Путина вопросе о сроках придерживаются они?

На самом деле вчера Путин предложил слишком президентскую российскую конституцию переделать в мега-президентскую. А своими пасами в адрес Совета Федерации, Думы и Госсовета представил эти изменения как предмет широкого общественного консенсуса. Вчера он уже отменил прежнюю конституцию, а как будет выглядеть новая мы еще в точности не знаем. На это есть комиссия, Путиным же и назначенная.

Наиболее точной, необходимо признать, вчера была оценка юриста Елены Лукьяновой, назвавшей все это анти-конституционным переворотом. Дело даже не только в том, что параллельно упомянутым нововведениям Путин предложил отменить принцип разделения властей, приоритет международных обязательств и автономию местного самоуправления – т.е. изменить фундаментальные положения Конституции, он также обрисовал не соответствующую действующей Конституции процедуру принятия этих нововведений, которая теперь спешно, в «переворотоном» режиме реализуется.

Очень техничный конституционный шабаш», – журналист ИД «Коммерсантъ» Кирилл Рогов.