«Профессиональный блогинг деформирует психику»: о травле блогерши, чей муж умер в бассейне с сухим льдом

6283

5 марта


После смерти трех человек во время вечеринки Instagram-блогерши Екатерины Диденко, на девушку обрушилась масса критики. В сети началась настоящая травля Диденко – особенно после того как она опубликовала несколько видео уже после смерти мужа. Специалист в сфере медиакоммуникаций из Москвы Ангелина Грин увидела в этом тревожный звонок – российские блогеры перестают жить по-настоящему, а во всех событиях от безысходности видят только контент для своей страницы. «ТВК Красноярск» публикует мнение Ангелины на реакцию соцсетей.

«Профессиональный блогинг деформирует психику»: о травле блогерши, чей муж умер в бассейне с сухим льдом

«По поводу всей этой ситуации со смертями из-за сухого льда в бане – в который раз ловлю себя на глобальном сочувствии к блогерам с большой аудиторией.

Нет, я прекрасно понимаю все аргументы уровня "а чем же они думали, у нее же медицинское образование", но давайте честно: во-первых, смертей вот этот подход "поделом им" не отменяет, и людей все-таки жалко, во-вторых, кто всю жизнь не косячит, не ошибается и не попадает в ситуации "чот я не подумал/а", тот пусть первым кинет в меня камень и все такое.

Сочувствие мое связано с другим аспектом этой истории.

Вот кто-то пишет, что она слишком ярко накрашена в сториз, где оплакивает смерть мужа и друзей, но я прекрасно понимаю, что если бы она не накрасилась, говорили бы, что специально подчеркивает свой трагизм и вообще "тебя же люди смотрят". Кто-то пишет, мол, плачет наигранно, слишком интенсивно. Хотя до этого писали, что подозрительно мало плачет. А кто-то спрашивает, мол, зачем вообще было публиковать сториз с заплаканным лицом и выставлять напоказ свое горе. Но точно так же я легко могу представить ситуацию, в которой на блогершу обрушивается тонна негативных комментов из-за того, что она "замалчивает трагедию".

Люди в массе своей хотят пряного контента больше, чем хотят сочувствовать и понимать чужую боль. Даже в такой ситуации. и именно поэтому я так сочувствую популярным блогерам.

Любой человек, так или иначе работающий с историями из жизни – журналист ли, врач ли, психотерапевт ли – скажет вам, что рано или поздно встает выбор: или ты выгораешь, или ты абстрагируешься. большинство, конечно, учится второму – отстраивается от ситуации, не пропускает чужие истории глубоко внутрь, относится к этому как к работе.

А любой блогер вам скажет, что только "экспертным контентом" аудиторию себе не заработаешь. Всем интересно, с кем ты спишь, куда ходишь, на чем ездишь, с кем вступаешь в споры в комментах и кого откровенно не перевариваешь.

Фуллтайм блогинг – это ад, которого я никому бы не пожелала, если честно. Твоя жизнь превращается в контент, и от этого неизбежно случается профессиональная деформация. Точно так же, как врачи и журналисты, ты отстраиваешься от переживаний по поводу жизни своего героя. Только герой в этом случае – ты сам.

Любое событие в жизни блогера – потенциальный инфоповод, и от этой мысли невозможно отделаться, когда составляешь контент-план и пытаешься как-то стабилизироваться в растущей индустрии. С одной стороны: не хочется никого пускать в совсем уж личное, а с другой стороны – надоело рекламировать всякое говно или переключаться между "обычной" работой и ведением блога.

И ты начинаешь делиться, потому что кажется, что ничего страшного – ну расскажу одну историю из жизни, и все. Но это никогда так не заканчивается. За одной тянется вторая, пятая, десятая. Ты самостоятельно нарушаешь свои границы, и откатить этот процесс обратно с каждым днем все труднее.

Я даже не могу сказать "ну они сами сделали такой выбор – стать блогерами". конечно, сами, вот только знали ли, чем это обернется? Как правило, все начинается как история о том, что люди просто хотели монетизировать свои знания, а иногда и вовсе безвозмездно делиться опытом. Дальше – аудитория становится все активнее, требует обновлений, окружает своим вниманием и осыпает лайками.

И только после этого обрушивается ответственность. Только после этого в комментариях начинается манипулятивный торг: вот мы тебя читаем и любим, а ты даже не можешь рассказать, чем живешь. Только после этого появляется система стандартов, которым все вокруг требуют соответствовать.

У тебя нет права на ошибку, потому что "ну ты же блогер, тебя люди читают и ориентируются на тебя". При этом ты даже обреченнее страдающих от собственной популярности звезд – у тебя нет кино, музыки или там писательства, в которые ты можешь нырнуть подальше от всего этого. Комментарии – не часть твоей работы, это и есть твоя работа.

И в итоге психика не выдерживает. Чтобы не сойти с ума, ты перестаешь переживать события своей жизни по-настоящему: включенно, глубинно, осознанно. Ты привыкаешь относиться ко всему, что с тобой происходит, как к контенту. и тебя можно понять.

В тех сториз, где аптечная блогерша оплакивала потерю и запрашивала контакты психологов для проработки этой ситуации, я вижу человека, который раздавлен трагедией и чувством вины. Но на какое-то мгновение – буквально на долю секунды – она как будто отключается от своего переживания и меняет тон, чтобы очень по-блогерски сказать что-то в духе "пишите контакты вот в этом окошке". И для меня это история не про наигранность, ложь или нарочное переключение между ролями. Для меня это очередное свидетельство того, как профессиональный блогинг деформирует психику.

В любой индустрии есть профессиональные травмы, и проблема блогинга только в том, что эта сфера еще не очень зрелая, более того, многие продолжают не воспринимать ее всерьез.

Но я практически уверена, что лет через 5-10 в какой-нибудь обновленный МКБ предложат внести новое психическое расстройство – что-нибудь в духе "диссоциативное блогерское расстройство".

А до тех пор мы продолжим жить в мире, где за смерть мужа и друзей в твой день рождения тебе еще и напихают говна за шиворот», – со-основатель и креативный директор московского агентства медиакоммуникаций Ангелина Грин.