«Вымогали деньги и отказывали в лечении»: родственница умершей от рака красноярки винит онкологов в халатности

4489

14 марта


Пациентка красноярского онкодиспансера скончалась после продолжительного лечения – ее родственница обвиняет врачей в халатности и уверяет, что они вымогали деньги за бесплатные лекарства, а также отказывали в химиотерапии, говоря, что пациентка здорова. 

В Минздраве и самом медучреждении подозрения женщины отрицают. Свою проверку начали правоохранительные органы – она длится уже почти 2 года, однако пока никаких результатов нет. Во всех обстоятельствах ситуации разбирались «ТВК Красноярск».

«Вымогали деньги и отказывали в лечении»: родственница умершей от рака красноярки винит онкологов в халатности

Как рассказала «ТВК Красноярск» родственница погибшей Ларисы Лубягиной, в октябре 2013 г. она встала на учет в Красноярский краевой клинический онкологический диспансер им. А. И. Крыжановского – у женщины нашли злокачественное новообразование.

По ее словам, во время лечения медики требовали с женщины деньги для получения лечения, которое по действующему законодательству должно предоставляться бесплатно. 

«Во время лечения она столкнулась с фактами злоупотребления полномочиями, вымогательства и взяточничества со стороны врачей и медсестер, я сама была этому свидетелем. Чтобы попасть на химиотерапию, племянница платила суммы более 10 тыс. руб., несколько раз лекарство вводили на дому за 4,5 тыс. руб.

Племянница получала лекарства, но только после жалоб, а также после требований отказов в письменном виде. Например, ей сообщали, что надо купить "Авастин" по 120 тыс. руб. за коробку. Постоянно выставлялись требования об оплате за бесплатные медицинские услуги и бесплатные медицинские препараты», – утверждает родственница пациентки Лариса Парфенова.


По закону в России в системе государственной медицины лечение онкологии бесплатно. Также больных обязаны бесплатно обеспечивать назначенными им по протоколу лечения препаратами.


Лариса Парфенова рассказывает, что так продолжалось 3,5 года. Ее племянница – пациентка онкодиспансера, как и другие больные, боялась жаловаться на врачей. Во-первых, назначаемые лекарства очень дорогие – лучше заплатить меньшую сумму, чем вовсе оказаться без лечения. Во-вторых, после жалоб пациенту все равно придется обращаться в то же самое медучреждение, к тем же врачам и медсестрам.

Однако, стоит отметить, что подобный прецедент в истории онкодиспансера все-таки был – в июне 2019 г. несколько пациентов медучреждения пожаловались в прокуратуру на действия врача, который убеждал их приобретать бесполезные, но очень дорогие лекарства через «своих поставщиков». Правоохранители раскрыли мошенническую схему и возбудили уголовное дело – сейчас его материалы находятся в суде, а сама врач уволилась.

В апреле 2017 г. племяннице Ларисы Парфеновой отказали в химиотерапии. Прием тогда вела не лечащий врач, а заведующая отделением, которая заявила, что пациентка здорова. Вот, какой у них вышел диалог:

Заведующая: «Я внимательно изучила все документы и анализы, и утверждаю, что у вас нет онкологического заболевания».

Пациентка: «А как же все комиссии?».

Заведующая: «Они часто ошибаются, идите, ищите себе врача, который прооперирует и живите спокойной жизнью».

Однако после этого в выписке указали, что химиотерапию нельзя проводить, потому что пациентка простыла, хотя жалоб на это у нее не было.

Чтобы окончательно убедиться в наличии или отсутствии онкозаболевания, пациентка улетела в израильскую клинику. И там медики подтвердили диагноз, добавив, что за то время, пока она не получала лечение, болезнь развилась до 4-й стадии (на момент отказа в проведении химиотерапии в Красноярске у нее была 2-я стадия онкологии).

В августе 2017 г. женщина вернулась в Красноярск потребовала, чтобы ее направили на комиссию, где выписываются необходимые препараты, но по непонятным причинам в проведении комиссии отказывали.

Лекарства назначили только после неоднократных жалоб в Минздрав. Упущенное время лечения дало о себе знать, говорит родственница женщины, состояние Ларисы Лубягиной начало резко ухудшаться и 22 января 2018 г. она скончалась у себя дома – на тот момент ей было 39 лет.

За несколько дней до смерти женщина рассказала, что к ней на дом приходила медсестра и прокапала ей капельницу с препаратом «Феринжект», за который потребовала 5,5 тыс. руб., при этом не предупредила больную о сильных побочных эффектах, которые оно вызывает. Также медсестра не стала брать анализы и не измерила давление, но самое главное – не сообщила врачам об ухудшении самочувствия пациентки.

Лариса Парфенова стала обращаться в различные инстанции и контролирующие органы, чтобы добиться наказания тех, чьи действия, как она считает, привели к смерти ее племянницы.

Минздрав Красноярского края сообщил, что они опросили медперсонал и провели проверку, но не выявили нарушений в оказании медпомощи пациентке. А в Росздравнадзоре пришли к выводу, что «установление фактов введения лекарственных средств на дому за денежное вознаграждение подлежит доказыванию», то есть документально подтвердить, вымогали ли врачи с пациентки деньги, фактически невозможно.

Свою проверку начали и правоохранительные органы – в полиции составили рапорт об обнаружении признаков состава преступления и направили его в Следственный комитет. Следователи приняли материалы дела в работы и назначили дополнительную проверку, после которой уже будет принято процессуальное решение.

«ТВК Красноярск» направили запросы в управление СК по Красноярскому краю и полицию, чтобы узнать на какой стадии расследования в данный момент находится дело.

В самом онкодиспансере уверены, что сделали все от них зависящее, чтобы помочь пациентке, а факты вымогательства денег среди медперсонала назвали ложными.

«Суд рассматривал эту историю, вышестоящие инстанции рассматривали – все это не подтвердилось. Изначально у пациентки была запущенная форма заболевания, и достаточно долго мы боролись за ее жизнь. Мы сами разбирались в этой ситуации и сделали все возможное. Правоохранительные органы фактически также закончили все проверки, просто обращения к ним поступают вновь и вновь, поэтому они не могут закрыть дело», – пояснил «ТВК Красноярск» главный врач красноярского онкодиспансера Андрей Модестов.