«Фамилия, имя, матчество»: большой репортаж ТВК о новом социальном феномене

3014

20 марта


В последнее время появляется все больше новостей о женщинах, которые меняют себе или своим детям отчество на матчество – Анновна, Ириновна, Марьевна. Девушки говорят: «А почему нет? Отцы никакого участия в жизни не принимают. Ни заботы, ни помощи от них, ни денег». Культурологи уверены, это только начало перелома, который не значит ничего плохого.Психологи говорят об обратном: ничего хорошего вычеркивание мужчин из жизни не принесет.

С чего это началось, и может ли матчество стать официальной нормой наравне с отчеством? Разбирались в «Большом репортаже» ТВК.

По имени Анны Таяновны Миллер сразу и не поймешь, но это не папу зовут Таян, а маму – Таяна. Анна рассказывает: поменяла отчество на матчество еще 3 года назад. Была первой в Красноярске. Девушка признается, к этому ее подтолкнула не очень приятная, но многим знакомая история: Анну хотел удочерить отчим, она в ответ решила взять его отчество, но взрослые развелись.

«Он, получается, меня воспитывал, всю школу прошел, институт. Потом пути разошлись, родители развелись, и сейчас нет таких теплых отношений, как раньше. Рядом всегда была мама, поддерживала, и я решила взять матчество. Пришла в ЗАГС, сказала, что хочу поменять. Меня спросили: у вас какая-то особая религия? Я сказала: нет, что в честь матери хочу. И мне без проблем поменяли», – рассказывает Анна.

Тогда она была на пятом месяце беременности. Отец ребенка замуж не звал. Семьи не получилось. Рядом снова была мама. Тогда девушка подумала, что будет справедливо и малышку записать по бабушке. Теперь она тоже Таяновна.  

«Она вырастет и захочет поменять – пожалуйста, это ее право. На данный момент так спокойней и мне, и всему окружению. Это имя не звучит в нашей жизни. Раз никакого участия нет, то почему бы и нет. Все, кто знает мою семью и меня, говорят, что я сделала правильно. Не было тех, кто бы осудил. Удивляются, да. В поликлиниках говорят: какое необычное отчество. Я говорю, что это матчество. Они отвечают: а что, так можно было? Может, многие бы тоже так хотели сделать, но не знали, что можно взять документы и поменять», – говорит красноярка.

Однако узнают о такой возможности все больше. География новостей о матчестве расширяется. И никаких проблем в ЗАГСЕ нет, потому что по бумагам Ириновна, Марьяновна и Анновна – это все же отчества. Якобы образованы от мужских имен – Ирин, Марий и Анн. По закону никаких матчеств нет. Так сложилось исторически.

«Отчество, а не матчество подчеркивает юридическую ситуацию. Скажем, до революции у женщин не было паспортов, их выдавали только по заявлению, которое писали полицмейстеру муж или отец.

Например, знаменитая Софья Ковалевская смогла выехать учиться в Швейцарию, только потому что она вышла замуж за Ковалевского. Он дал ей паспорт, и она уехала без него. Это был фиктивный, но успешный брак. Выдающаяся женщина получила возможность учиться благодаря тому, что муж пошел ей навстречу.

Именно традиция отчеств связана с важнейшей юридической ролью отца в Российской империи», – говорит доктор философских наук, профессор СФУ Наталья Копцева.

Но мы уже давно не в Российской империи, казалось бы, живем, говорит Анна Плехова. Она – феминистка. Борется за равные права, ведет блог в Instagram и на YouTube. Студентка считает, что женщины должны иметь право самим выбирать, на кого записывать ребенка. И, если захотят, поменять и себе отчество на матчество.

«Мне кажется, это очень хорошая идея, поскольку, если женщина одна воспитывает ребенка, вкладывает все силы, почему бы не дать матчество, если отец только вписан в графе. Я не вижу в этом ничего плохого и думаю, со временем это приживется. Феминизм процветает, берет свое, и матронимы тоже будут в ходу», – считает Анна.

Матронимы и раньше были в ходу, говорят историки и культурологи. Записывали по матушке бастардов. Был, например, такой князь Олег Настасьич – сын князя галицкого Ярослава Осмомысла и его любовницы Анастасии. Еще один известный случай – цесаревич Василий Мариинич – внук Владимира Мономаха. Его записали по матери Марии, дочери Мономаха.

Но чаще имя матери, родной или духовной, закрепляли в фамилии.

«Есть очень много малых церквей, например, Беспоповцы. Они говорили, что мы принадлежали матушке Марины. Они закрепились в фамилии. Матренин, Татьянин, Иринин, то есть люди записали себя по матушке», – рассказывает доктор философских наук Наталья Копцева.

В общем, для нашей культуры это не новость, но и не норма. Станет ли нормой? Вот что интересно. Феминистки уверены – да. А психологи говорят – такое явление крайне вредное и отражает кризис семьи. Женщины меняют отчество на матчество, чтобы наказать своего родителя или отца ребенка.

«Чаще в такие ситуации попадают те, кто в позиции жертвы. И если мать меняет отчество ребенка, она лишает его фигуры отца. А для ребенка эта фигура является значимой. Чем меньше фигуры отца, тем меньше опор, меньше устойчивость. Возникают проблемы с карьерным ростом, все эти социальные аспекты становятся слабее, что, конечно, не влияет на его судьбу хорошо», – считает психолог Оксана Анищенко.

Мужчины в большинстве своем тоже от такой женской эмансипации не в восторге. Это же вопрос гордости и самоутверждения. Вряд ли кто-то всем, а главное самому себе, скажет: да, я плохой отец, и давать ребенку отчество не достоин. Отношение, наверное, 90% мужчин к матчеству и феминизму резко негативное.

Василий Дамов не так категоричен, но тоже считает, что женщины перегибают. И думают только о себе, а не о детях. Во-первых, ребенку с матчеством будет тяжело в школе. Его будут дразнить и унижать. А во-вторых, говорит Василий, это изначально настроит сына или дочь против отца.

«Вы сейчас можете распоряжаться жизнью ребенка и давать ему мамчество, потому что вам кажется это правильным. Мы же знаем много примеров, когда дети вырастали, находили отца, и отношения у них завязывались. Мне кажется, плохо распоряжаться отношением ребенка к отцу, когда ребенок на это повлиять не может», – считает блогер Василий Дамов.

С позиции психологии это усугубит ситуацию. Таким образом женщина пытается как бы уйти от проблемы, но все равно к ней вернется.

«У такой женщины внутренний конфликт, который она активно проживает на стадии эскалации. Если она идет и меняет отчество, то скорее всего, она еще больше отрицает мужскую фигуру. У такой женщины очень сложно выстраиваются отношения с мужчинами», – отмечает психолог Оксана Анищенко.

Анна Таяновна Миллер уверяет: у нее никаких проблем с мужчинами нет. С родным папой общается периодически. С отчим меньше, но иногда созванивается. С отцом дочери вообще нет контакта. Но это ничего не значит. Девушка говорит, это не обида и не месть. Ее вели, наоборот, светлые чувства – любви и благодарности матери.

«Нет никакого контекста и смысла, кроме того, что хотела сделать красиво для мамы. Мы на 8 марта дарим цветы, но этого мало. Ты идешь и делаешь такой поступок, который больше дает, чем какие-то цветочки и звонки», – говорит Анна.

Для большинства пока все это выглядит как протест. В Красноярске всего 3 человека с матчеством. В России несколько десятков. Многие уверены: нормой это не станет, законы общества не на их стороне. Однако культурологи считают, что уже новый социальный феномен.

«Скоро это будет иметь юридическую природу. Скажем, появится какой-то отец из небытия и потребует, поменять матчество на отчество, то это будет юридический спор, который должен как-то решаться. Пока на матчество, видимо, никто не претендует. Право обычно возникает там, где культурный механизм уже не срабатывает», – говорит доктор философских наук Наталья Копцева

По мнению профессора, новое поколение уже признает матчество, а поколения сейчас меняются каждые 5 лет.