«ИЗОляция»: Валерия Тыняная о прекрасном мрачном

2496

25 мая 2020


Пока вокруг бушует коронавирус, «ТВК Красноярск» запускают новый проект «ИЗОляция», в котором будут рассказывать, как это время проводят творческие люди. Первым героем стала художница Валерия Тыняная.

Художница Валерия Тыняная в своем Instagram опубликовала фотографии квартиры подруги, назвав это рубрикой «По домам художников» – она приходила в гости к ней. Теперь ее саму навестила съемочная группа «ТВК Красноярск».

«Когда люди заходят в первый раз ко мне домой, они начинают рассматривать картины, просят экскурсию. Начинают так ходить, говорить, что у меня в доме все как в музее. Но для меня это привычная среда, и у меня как-то так в голове сложилось, что у всех так, наверное», – говорит художница.

Как рассказывает сама Валерия, ее творческий стиль постоянно меняется – она свободный художник, коммерческий иллюстратор, пишет и абстрактные черно-белые картины, и портреты, и смешивает разные стили, занимается digital-артом:

«У многих ребят, которые рисуют, есть такой внутренний перфекционист. Репина не пускали в "Третьяковку", потому что он заходил с мольбертом и пытался дописать все. И здесь смотришь на свои картины и воспитываешь сам себя принимать законченную работу и говорить, что для себя на этом этапе я сделал все, что мог», – описывает свое творчество Валерия.

Художница выросла в деревне в Балахтинском районе и очень любила рисовать, но не могла учиться. Заканчивая архитектурный институт, она поняла, что не хочет заниматься чем-то, кроме рисования:

«Из "архитектурки" часто становятся художниками, это обычное дело. Я поучаствовала в выставке, и потом пошло-поехало. Сейчас их уже прошло столько, что я в портфолио пишу избранные выставки, а не все. То есть, в страницу А4 уже не влезает».

Валерия признается, что к критике относится положительно, но бывает и так, что отрицательные отзывы о ее работах задевают художницу:

«Искусствовед Антонио Джеуза приезжал из Москвы в Красноярск в 2017 г. Он посмотрел мои работы и сказал: "Ну, знаешь, этот дизайн я хотел бы видеть на рюкзаке, но не в галерее". Вот тогда это для меня было сильно эмоционально, и я действительно потом над этим работала. Я вот не знаю, хотела бы я еще с ним встретиться и сказать: "Вот, посмотрите мои работы, теперь это дизайн?"».

Красноярка рисует и своих друзей – порой, из обычного портрета рождается нечто новое:

«Я рисовала друга, нарисовала фрагмент, но не получалось, я долго не могла собраться и дорисовать эту картину, отложила. И потом прямо сверху нарисовала просто в другой технике. Я посидела так, подумала – блин, а круто! Вообще это еще не законченная работа, многие говорят, что нельзя показывать такое, но я считаю, что это как заклеивать стикером ребенку лицо, чтобы его душу не украли».

По словам Валерии, красноярские художники продают свои картины дешевле, чем они могли бы это делать:

«Мои друзья, которые занимаются продажей картин, ударили бы меня, потому что картины должны дороже продаваться из-за сил, материалов, образов, которые заложены».

На вопрос, почему некоторые картины выполнены в мрачных тонах, художница отвечает однозначно – творцы черпают вдохновение из себя, но мысли не всегда бывают позитивные:

«У меня был период, когда я рисовала именно в такой технике и цветовой гамме. Я думаю, это из-за эмоционального и умственного состояния – когда я смотрела на мир таким образом. Многие художники имеют какую-то боль внутри и как бы черпают из себя, и это их вдохновляет работать и творить – они сами делают для себя такую арт-терапию, прорабатывают свои беспокойства. В определенный момент я поняла, что у меня внутри эта банка черной краски опустошилась, и постепенно я начала рисовать цветное».

Для вдохновения Валерия также использует свои старые работы, которые она нарисовала 3-5 лет назад. Но сейчас она черпает идеи из иконописи и от русских художников, которые придумывают сказочные сюжеты для своих картин:

«Я придумала, что буду делать свои. Я не беру персонажей из сказок – придумываю сама. У меня за персонажем стоит сказка и его история личная. Я решила посмотреть народные головные уборы, и, кроме кокошника, есть очень много разных вариаций. Я решила, что это нужно зарисовать, и первая появилась девочка с лапками паука, а потом появилась с лапками лисички. Это тоже такое существо, лесное, как дух девушки, которой оторвали голову, ее голову нашел в лесу леший и пришил к лисе».