«Рост тарифов на услуги ЖКХ»: насколько «потяжелеют» платежки красноярцев

6764

23 июня


В Красноярском крае с 1 июля вырастут тарифы на ЖКХ – электричество подорожает на 5%, все остальное - на 4,6%. При этом власти всячески игнорируют призывы не повышать коммунальные платежи, несмотря на то, что многие семьи и так потеряли доход.

В соседних регионах людям пошли на встречу, однако у нас решение повысить тарифы было принято еще в декабре прошлого года и ничего менять правительство не намерено. Подробнее о росте тарифов – в материале «ТВК Красноярск»

Во втором полугодии 2020 г. жителей Красноярского края ждет очередное повышение тарифов на электричество – растут они из года в год вместе с инфляцией.

Рассчитанные по новому тарифу квитанции население региона получит уже в августе.

Для большинства потребителей киловатт электроэнергии в пределах «нормы потребления» подорожает на 9 коп., а сверх нее – на 15 коп.

Для тех же, кто имеет дома газовую плиту, рост окажется еще более существенным – 13 коп. в пределах «нормы потребления» и 21 коп. сверх нее соответственно.

Такое положение дел закреплено в федеральном законодательстве – при формировании тарифов на электроэнергию для жителей, чьи дома не были газифицированы, применяются понижающий коэффициент. Объясняется это тем, что владельцы электроплит вынуждены потреблять больший объем электричества на приготовление пищи и отопление – такая практика применяется еще с советских времен. Так или иначе, повышение ждет и тех и других.

Кто и как устанавливает тарифы для населения?

Количество потребляемой энергии измеряется в киловатт-часах. 1 кВт*ч – это количество энергии, которую потребляет устройство мощностью 1 кВт (1000 Вт) за час. К примеру, бойлер мощностью в 3500 Вт за час работы расходует 3,5кВт*ч, а за два – 7кВт*ч.

Стоимость 1 кВт*ч называется тарифом – у нас его утверждением занимается Министерство тарифной политики Красноярского края.

При этом цены на электроэнергию для юридических лиц являются «нерегулируемыми», то есть государство здесь устанавливает только нижнюю и верхнюю допустимую планку, а сама стоимость зависит от так называемого гарантирующего поставщика электроэнергии – коммерческой организации.

К примеру, в нашем регионе самыми большими «гарантирующими поставщиками» являются энергетическая компания «Россети Сибирь» (МРСК «Сибири») и «Красноярскэнергосбыт» – они самостоятельно устанавливают точные тарифы для бизнеса в регионе.

Конечно, при установлении тарифов поставщики услуг не могут руководствоваться исключительно корыстными интересами – процесс так или иначе регулируется государством, да и антимонопольная служба была создана не просто так.

Самый высокий тариф у мелких частников – они платят от 6 руб. и выше за 1кВт*ч. Что, кстати, несомненно является одним из факторов, усугубляющих и без того трудное положение малого бизнеса. Затем идут средние предприятия, большие и крупные, то есть цена напрямую зависит от уровня мощности (величины необходимой предприятию электроэнергии) – чем он выше, тем меньше платят предприятия за 1кВт*ч, так сказать, оптовая закупка.

Тарифы на электроэнергию в Красноярском крае нельзя назвать одними из самых высоких, они скорее средние. Но жителям региона от этого не легче, ведь в крае находятся сразу две ГЭС: Красноярская и Богучанская – они являются крупнейшими подобными сооружениями в России и входят в десятку самых больших во всем мире.

При их строительстве еще во время Советского Союза людям обещали дать практически бесплатную энергию, но в итоге никаких особых «плюсов» от наличия громадных гидросооружений жители Красноярского края не ощущают. А скорее даже «минусы» в виде затопления огромных территорий и нарушения биологического баланса реки (нерест рыб, вымирание некоторых обитателей, развитие вредной флоры).

«Те обещания, которые были в 60-е годы, за них спрашивать было бы справедливо в 60-е годы. Потому что тех, кто обещал, сейчас нет. Собственником ГЭС было государство, причем другое государство – все было другое. Владельцы электростанций хотят делать так, чтобы денег получить больше – чужое горе их не волнует. Это суровый закон рынка. Если бы государство создало такие правовые механизмы, чтобы собственники таких электростанций, как Красноярская ГЭС обязаны были бы, например, продавать электричество для местного населения по особым ценам, потому что это местное население здесь как минимум живет и рискует из-за присутствия этой ГЭС, то тогда мы бы имели соответствующий уровень цен. Это вопрос к государству, значит ему так удобно», – отмечает адвокат, кандидат юридических наук Артем Карданец.

К тому же большое неудобство приносит незамерзающая полынья ниже Красноярской ГЭС. Планировалось, что ее протяженность будет не более 30-40 км, но на деле оказалось около 300 км, и теперь даже в 40-градусные морозы вода в Енисее не замерзает. Как результат – в безветренную погоду Красноярск накрывает большим облаком водяного пара.

Депутат красноярского Горсовета Константин Сенченко отмечает, что постоянное повышение тарифов на электроэнергию напрямую связано и с другой большой бедой Красноярска – «черным небом», поскольку из-за высокой цены электричества частный сектор делает выбор в пользу гораздо более дешевого источника энергии – угля.

«Из-за того, что сегодня у нас очень дорогое электричество, частный сектор вынужден топиться углем и наряду с промышленными предприятиями загрязнять воздух. Пока мы не сделаем тарифы нормальными, экономически выгодными, чтобы люди переходили с угля на чистую энергию, это будет продолжаться. Ситуация, когда нам в условиях экономического кризиса снова поднимают тарифы на электричество, конечно, уже выходит за все рамки. У нас была очень теплая зима – спрос на электричество падает и по логике должны и тарифы падать, но у нас все как обычно. Население и так сейчас практически загнано пандемией в угол, а мы видим очередное повышение», – говорит Константин Сенченко.

Вопрос – «Почему власти не могут сделать дешевое электричество для отопления?» – задавался еще во время визита главы Росприроднадзора Светланы Радионовой в Красноярск. Федеральная чиновница тогда заявила, что у нее «нет готового рецепта перевода Красноярск на электрическое отопление», однако пообещала его проработать в будущем.

Получается, что географическая близость ГЭС практически не влияет на стоимость электричества для жителей и предприятий – влияет политика министерства тарифной политики. Вопрос только в том, почему она такова.

«Конечно же, у них была такая возможность – не делать этого. Потому что увеличение тарифов на энергоресурсы относится к компетенции краевого правительства. Если есть некая периодичность для пересмотра тарифов, это не значит, что их обязательно нужно увеличить – их можно и понизить. Если бы правительство края снизило тариф на электроэнергию, как раз следуя в ногу с президентом и правительством России, поддерживая людей, вот тогда это решением можно было бы оценить положительно, это был бы хороший шаг к разрешению всей этой неблагополучной экономической и эпидемиологической картины, которая сложилась в Красноярском крае, но у нас все наоборот», – считает адвокат, кандидат юридических наук Артем Карданец.

Увеличение тарифа – это не просто изменение цифр в платежке в большую сторону, это гораздо более большие изменения, влияющие на всю экономику. Поскольку электричество – один из самых важных, если не сказать, что самый важный ресурс на сегодняшний день. Повышение платы за него «бьет» по кошелькам населения с двух сторон, поскольку, помимо увеличения в квитанциях, вырастут цены на товары и услуги, которые производят предприниматели, потребляющие эту же энергию – круг замкнутый.

«ТВК Красноярск» направили запрос в Министерство тарифной политики края с целью выяснить, какие факторы повлияли на повышения тарифа – почему это пришлось сделать в очередной раз? Однако ответа пока не поступило.