Ирина Славина подожгла себя возле здания МВД: что толкнуло нижегородскую журналистку на такой шаг

7213

4 октября 2020


Новость, которая шокирует, пугает и безумно возмущает одновременно – в Нижнем Новгороде журналист Ирина Славина сожгла себя возле здания МВД. До этого в своем Facebook она написала: «В моей смерти прошу винить Российскую федерацию». Славиной было 47 лет. У нее остались супруг и двое детей.

Что произошло? Из-за чего журналист решилась на такой шаг? Почему никто не смог ее остановить? Ответы на эти вопросы искали «Воскресные новости» ТВК.

Произошедшее 2 октября попало на камеры видеонаблюдения здания нижегородского МВД – это случилось примерно в 15:30. Женщина вспыхнула мгновенно. Мимо проходил мужчина, он сразу же подбежал и попытался помочь, но журналист его оттолкнула. Потом сбить пламя было уже невозможно. Полицейские вышли, когда женщина уже догорала. Ирина Славина скончалась.

За несколько часов до этого она написала в Facebook:

«В моей смерти прошу винить Российскую федерацию».

За день до произошедшего Славина рассказала в соцсети про обыски в ее квартире:

«Сегодня 6:00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета "Открытой России", возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли – все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны – не только мой, но и мужа, – кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций. Я осталась без средств производства. Со мной все нормально».

Ирина Славина была шеф-редактором собственного независимого издания «KozaPress». Она открыла его в 2015 г. после очередного увольнения. Бывшие коллеги говорят, Ирина была слишком прямолинейной и несгибаемой. Она хотела говорить правду и ни от кого не зависеть, что в Нижнем Новгороде, как впрочем, и во многих городах, практически нереально.

СМИ принадлежат либо правительству, либо крупному бизнесу. Издание Славиной существовало на пожертвования и денег почти не приносило. Но было делом жизни Ирины. Она писала о том, о чем другие писать не могли. О коррупции, экологии, свободе слова. Журналист часто выступала на митингах и призывала не бояться отстаивать свои права.

Многие считают, что власти такая активность Ирины не нравилась. Ее ни раз привлекали к административной ответственности и выписывали огромные штрафы. В марте 2019 г. Славину оштрафовали на 20 тыс. руб. за участие в акции памяти Бориса Немцова. В октябре 2019 г. оштрафовали на 70 тыс. руб. за пост по поводу открытия в городе Шахунье мемориальной доски в честь Сталина. В июле 2020 г. выписали штраф за размещение информации о проведении форума «Свободные люди».

«Полиция, прокуратура, судьи испытывают ко мне какую-то особенную любовь, пытаются докопаться до каждого слова, которое я пишу в Facebook. У полиции, видимо, нет более важных дел. У прокуратуры тоже. Флаг им в руки», – говорила Ирина Славина.

Осенью журналист стала фигурантом уголовного дела, связанного с организацией «Открытая Россия» – ее деятельность признана нежелательной в нашей стране. 1 октября у Славиной в квартире провели обыски. Ее адвокат Евгений Губин уверен, это давление силовиков и сломило Ирину.

«По всем делам нам не удалось добиться положительного результата, все дела заканчивались привлечением Ирины к административной ответственности, заканчивалось многотысячными штрафами. И видимо, этот вчерашний обыск, изъятие техники, компьютеров, телефонов – это стало последней каплей», – сказал юрист.

В этот же день обыски прошли еще у нескольких человек. Все они, как и Славина, проходят по делу свидетелями. Дело завели на основателя нижегородского отделения «Церкви летающего макаронного монстра», активиста Михаила Иосилевича. По версии следствия, нежелательная в нашей стране организация «Открытая Россия» проводила тренинги в помещениях, которые предоставлял Иосилевич. При этом исполнительный директор «Открытой России» Андрей Пивоваров в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заявил, что никаких мероприятий в Нижнем Новгороде в это время они не проводили, а проводили в Великом Новгороде. То есть силовики перепутали города, а Славина с «Открытой Россией» вообще никак не связана.

Так ли это, и, если так, почему это преступление? В сети тысячи комментариев. Кто-то пишет, что это уже не имеет значения – человека не вернешь. Другие уверены – она боролась за справедливость, и ее дело просто так оставлять нельзя.

«Как справедливо сказано в Нюрнбергском приговоре, преступления совершают не абстрактные сущности, а живые люди. У Ириной смерти есть конкретные виновники. Те, кто организовывал ее травлю. Те, кто отдавал приказ резать колеса на ее машине, фабриковать глупые и мерзкие обвинения в ее адрес, клеить на подъезд подметные листки с клеветой, кто следил, кто стучал и вербовал стукачей, кто писал протоколы, кто выносил "судебные решения"», – считает правозащитник и публицист Станислав Дмитриевский.

К зданию МВД, где произошла трагедия, люди несут цветы. Эта лавочка стала стихийным мемориалом и символом нашего государства. Ирина Славина села и подожгла себя между изваяниями жандарма, чекиста и полицейского. Во многих городах люди выходят на одиночные пикеты и проводят акции памяти.

Журналисты и правозащитники требуют провести расследование и возбудить уголовное дело. Пока в Следственном комитете заявили, что Ирине Славиной назначена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза.

Фото: Светлана Виданова / «Новая газета»


Напомним, после произошедшего корреспондент РБК Маргарита Алехина на своей странице в Facebook написала пост о трудностях работы независимых журналистов в регионах.