С ДИКСОНА НАС ПРОВОЖАЛИ БЕЛУХИ

Рассказ женщины-матроса о работе мечты на севере Красноярского края

Встретить на Диксоне белого медведя или белуху – часть трудовых будней красноярки Елены Мальцевой. Женщина работает матросом на плавкране, который каждый год на шесть месяцев уходит из Красноярска на север.

«ТВК Красноярск» пообщались с Еленой и расспросили ее о диких животных, работе на речном флоте и собрали завораживающие фото и видео из архива матроса.
О Елене Мальцевой мы узнали благодаря белому медведю – она отправила фото зверя в Instagram ТВК. Снимок сделан в 2018 г. на Диксоне. Медвежонок потерялся и остался без мамы, поэтому потом его перевезли в красноярский зоопарк «Роев ручей».
«Тогда мы стояли на Диксоне, рядом был военный корабль. Он пришел из Североморска [Мурманская область – прим. ред.]. Они там, оказывается, послевоенные мины достают.

С острова Диксон все приплывала мама-медведица с этим медвежонком. Военные и местные жители отпугивали их, чтобы в поселок не заходили. Медведицу отпугнули, она уплыла на остров, а этот, мелкий, остался.

У него сил не хватало вернуться, потому что уже было холодно, и штормы начались.

И вот он к нам приходил в 4, в 5 утра. Три дня подряд. Кухней, видать, пахнет – с камбуза же идет запах.

Благо, военные стояли, они же постоянно на посту. Как услышим выстрел – отпугивают. Все, значит, медвежонок пришел – выходим, смотрим.

Он уже и не убегал, как ручной был. Голодный, замерзший, поближе к людям хотел. На Диксоне много таких случаев, что к людям медведи выходят», – рассказывает Елена.

Медвежонка, говорит красноярка, старались не подкармливать – запрещено.

«Раз подкормишь – они потом вообще не отстанут, будут приходить, как к себе домой. Можно где-то там, пока он не видит положить, подальше где-нибудь от поселка. Мы оставляли какую-то еду. А так, с судна – нет».

Зато Елена подкармливала других диких зверьков – песцов. Их команда плавкрана встретила в прошлом году в Лескино. Это полярная станция, которая находится в 135 км от Диксона.

«Там на берегу стоит поселочек из вагончиков вахтовиков. При нас бегали 4 песца. Они прямо к их вагончикам подходят. Те, да, их подкармливают.

Я сначала думала, это собаки. Спрашиваю: "Что это за собаки такие интересные?". А вахтовики отвечают: "да это песцы!". Потом уже подошли поближе рассматривать. Снимали, но файлы эти найти не могу».


Также в районе Лескино уже два года подряд плавкран встречает Нерпа.

«В этом году опять увидели нерпочку. Мы считаем, что это одна и та же, – улыбаясь говорит женщина, – назвали Люсей. Не знаю, может быть, это разные, но как-то так мы решили».
Кличку Елена и ее коллеги дали и другому зверю – моржу. Назвали Кешей. За ним команда наблюдает уже два года подряд.
«После очередного шторма Кеша приплыл, просил помощи, но, к сожалению, ничем помочь не смогли», – написала красноярка в Instagram.
Еще в этом году с Диксона плавкран провожала белуха.
«Вот наш плавкран на Диксоне. С августа там уже такие ветра, даже комментировать сложно на видео».
Елена работает на плавкране-416 Енисейского речного пароходства. Это несамоходное судно. Плавкран, как баржу, таскают другие корабли.

«Куда подвели, там и стоим. Выгружаем на берег какие-то трубы, балки, технику, на Диксон вот, например, выгружаем уголь.

Еще в позапрошлом году грузили металлолом. Тогда на Диксон отправляли студенческие отряды, чтобы они чистили территорию».

Каждый год плавкран выходит из Красноярска в конце апреля-начале мая и возвращается только через полгода, в начале ноября.

«Сначала мы идем по Енисею до Подкаменной тунгуски и сходим на нее.

Там горы. Обалденные места. Сейчас все говорят, что сделали дорогой теплоход "Максим Горький" для круизов. Я вот считаю, что туристов надо по Подкаменной водить – есть, на что посмотреть. Там бы иностранцы обалдели, конечно, от вида», – рассказывает Елена.
«На Подкаменной работаем примерно месяц практически беспрерывно. Баржу одну за другой подводят. Кроме нашего, много других кранов работает.

Там лебедей много встречаем. Где-то есть видео, но такое, слабенькое. Тогда у меня собой не было нормального телефона.

Потом выходим опять на Енисей, и уже составом идем на Дудинку. А дальше кто куда, по своим работам, в поселки».
Елена работает на плавкране в должности матроса. Вот что она говорит о своей работе и коллегах:

«Это так звучит красиво – "матрос". На реке матросы обычно женщины. Я чисто по хозяйству. Слежу за порядком в жилых помещениях, чтобы было чистенько, уютненько, у всех чистые постели. Для этого машинка-автомат стоит.

Есть еще одна девочка – повар. Остальная команда мужчины – командир, замкомандира, электрик, два крановых.
Команда дружная, как семьей одной живем, хорошо. Есть времена, особенно переходы, когда по той же Подкаменной идем. Это очень много времени занимает, и оно у нас свободное, потому что работы как таковой нет. Мальчишкам вести никакой штурвал не надо – нас тянут и тянут.
Мы можем спокойно на палубе шашлыки пожарить, позагорать, тренажер у нас стоит. Интересно, спокойно, мне нравится».
Когда я привела к себе подружку работать, она сказала: «Ё-моё! Кто-то деньги платит за такие экскурсии, а мы отдыхаем и еще и зарабатываем».
В свободное от работы время команда плавкрана рыбачит – ловят щук, хариусов, иногда попадается омуль, рассказывает Елена.
«Тем, кто на кораблях работает, получше, они самоходные. Если работы нет в ожидании груза, могут – раз – перейти в другое место, более рыбное, и там рыбачить хорошо.
А наш кран как бросили на рейде [морской термин, часть акватории порта для якорной стоянки судов – прим. ред.] посередине, так мы можем одни простоять две недели, вокруг никого, и рыбы нет в этом месте. Вот и сидим, скучаем. Благо, если хорошее место, погода и сезон подходящий – на лодочке выбираемся по грибы, по ягоды».
За время работы Елена научилась управлять моторной лодкой.
«В прошлом году нам вообще повезло – стояли на рейде в Дудинке, была очень хорошая погода. Мы выходили, и День города у них там отмечали, в национальных костюмах фотографировались.

Даже прошли посвящение в таймырцы – нас заводили в чум, все о местной жизни рассказывали, какая пища, как готовится, как у них проживают, про обычаи. Естественно, это чисто символически».


В Дудинке красноярка уже завела друзей, только вот сетует, что никак не может добраться до Норильска.

О погоде на севере Елена отзывается хорошо. Говорит, там тоже бывает тепло. Так, в 2019 г. было много приятных дней.

«В этот раз так вышло, командир попал в больницу. 13 октября мы уже домой вышли, а он там остался. Его должны были переправить в Красноярск самолетом и выписали из больницы раньше, пока не наступила нелетная погода – примерно 17 октября Норильск уже заметало снегом.

12 октября я снимала видео, как снега навалило по щиколотку. Тоже раз на раз не приходится – тогда из Красноярска мне дети отправляли фотографии, снега также было очень много», – вспоминает красноярка.


В начале октября, рассказывает Елена, плавкран леденеет.

«В прошлом году прямо много намерзло, мы лед сбивали, красиво».
Работа для плавркрана есть не только на севере. Так, в Красноярске команда судна помогала доставать из Енисея затонувшую баржу в районе острова Отдыха. Водолазы резали ее под водой, а плавкран поднимал фрагменты со дна. На видео попали сборы и погружение.
Матросом Елена работает 8 лет. Жалеет, что не начала раньше.

«Я почему-то всегда хотела быть проводником в поезде. Мне нравится это. Меня и на машину посади и вези, куда хочешь. Нравится сесть и ехать, любоваться видами.

Проводником не получилось, потому что сын рос – не хотела надолго его оставлять. А вот когда сын повзрослел, все стало спокойно, я одна, не замужем, пошла на такую работу».



Текст: Алёна Кузнецова
Монтаж видео: Эдуард Чижиков
Фото и видео из личного архива Елены Мальцевой

«ТВК Красноярск», 2020.

Made on
Tilda