«Большой репортаж» ТВК «Плюс-минус 40°» о водке и культуре пития

2150

23 декабря 2020


Почему водку в России стали пить меньше, куда теперь льют «беленькую», и не разучились ли сибиряки культуре пития – об этом и не только в «Большом репортаже» Сергея Григорьева «Плюс-минус 40°» поговорили с директором единственного оставшегося в Красноярском крае водочного завода, актером, самогонщиком и многими другими.

Внимание! В репортаже содержатся сцены употребления алкогольной продукции. Все они - части художественных фильмов. Употребление спиртных напитков вредит вашему здоровью. Мнение интервьюируемых по обозначенной теме является их субъективной позицией. Мы не советуем употреблять алкоголь ни в каком виде. Цель репортажа – рассказать об изменениях в культуре пития, произошедших за последние 20 лет.

Красноярский «стакан» – место, которое знает любой горожанин. Но молодежь уже не в курсе, почему «стакан», откуда такое название. По легенде, на этом месте, на пр. Мира, был расположен пост регулировщика ГАИ. Он своей формой напоминал граненный стакан.

Уже позже название «стакан» приобрело новые смыслы – сквер облюбовали неформалы, рокеры и другие люди. Они любили здесь отдыхать и, естественно, крепко выпивать.

Сейчас это благоустроенный сквер с качелями, озеленением, лавочками – место для семейного отдыха. Видеть здесь маргиналов, распивающих водку – дикость.

Так же дико сегодня услышать выражение «напиться водкой». Кажется, это понятие стало не более чем фигурой речи, а этот напиток превратился в обычный сувенир, наряду с матрешкой, шапкой-ушанкой или балалайкой.


Балалайка, медведи и водка. Из трех стереотипов о России показать мы можем только два. «Беленькая» давно под запретом в рекламе и в СМИ. Как говорят данные Крсноярскстата, потребление водки в расчетах на семью в Красноярске снизилось. Может и не критично, но это заметно сказывается на рынке. В нашем крае было пять ликероводочных заводов. Остался один. И то, в свое время ему повезло с командой руководителей. Другим, видимо, не очень.
 

«Наверное, стало неинтересно. В свое время, когда был Спиртагрпром, и когда мы приватизировались, решили все руководители отойти от объединения. На каждом заводе появился свой руководитель. Выжить не удалось. Рыночная экономика, когда раньше ценообразование шло через администрацию – чтобы увеличить стоимость продукта, нужно было однозначно обосновать это в администрации края.

Алкоголь и табак – это все-таки поступления денег в бюджет. И чтобы поступления были, нужно чтобы, мы все были в рынке. Но сегодня, пока рыночная экономика по алкоголю, она не стабильна», – считает Зинаида Медведева, директор Красноярского водочного завода.

Нестабильна алкогольная экономика из-за множества вещей. Из последнего – летние антиковидные меры. Помните, депутаты Заксобрания запретили торговать алкоголем после шести вечера? Тогда, по данным единственного водочного завода в регионе, они потеряли 20% от объема продаж.

«Сегодня, конечно, люди больше начали заниматься спортом. Поэтому и у нас пошло снижение. Опять же, сравнивая с нулевыми и 90-ми, я думаю, что жизнь поменялась. Там жизнь была как-то стабильная, пришли на работу, получили зарплату. Стабильно знали, что съездим отдохнем куда-либо и оставляли какие-то деньги на увеселительные мероприятия. А сегодня деньги тратятся не на алкоголь. Мы это чувствуем», – говорит директор водочного завода. 

А еще водку «убивает» самогон. С имени этого напитка постепенно сходит непристойный налет, дошедший до нас из бутлеггерского прошлого с «сухими» законами. Теперь гнать – это хобби, которое не очень нравится российским производителям сертифицированной продукции. Причем, по неофициальным исследованиям, самогоноварение снимает 30% от объема алкогольного рынка. Закон разрешает варить, но запрещает этим торговать. Однако многие знают, что домашнюю продукцию все равно реализуют. Просто на этом трудно поймать.

«Наше законодательство отпустило самогоноварение. Раньше было под запретом, а сейчас – без проблем. Есть целые магазины, которые торгуют самогонными аппаратами. У многих людей это стало хобби. Есть даже клубы, где делятся своими рецептами, люди стали уходить в эту сферу. А зачем покупать то, что ты можешь сделать дома, для себя, по своим рецептам? Интерес к водке потерялся», – считает Павел Ковалёв, директор винной галереи.
Продажу самогонных аппаратов и варение в домашних условиях снова разрешили в 2002 г. Причем тихо, не было бума. Ажиотаж случился только пару лет назад. Причем, как говорят продавцы оборудования для варки, покупатель помолодел, поумнел и теперь хочет творить, заявляют бизнесмены.

«Если раньше человек, покупая аппарат, года 3 назад или 4, просил как-то спрятать его, чтобы никто не увидел, то сейчас он с гордо поднятым идет. Не надо упаковывать – пусть все видят», – рассказывает руководитель магазина народного промысла Дмитрий Хуртин. 

Почему стали меньше пить водку, по мнению самогонщиков? Люди, якобы, разочаровались в качестве продукции. По словам Дмитрия, пшеничный спирт сегодня на рынке не найти, будто бы, он весь уходит за границу:

«Он весь уходить туда – за бугор. Там русская водка, ее знают, она ценится. У нас есть клиенты из Европы, США. Мы общаемся. У них русская водка продается, но она другая. И как мне сказал один человек, такой, на опыте, многие люди никогда не пили настоящий продукт. Может, 5% из всех. Тот же виски взять, текила, чача, ром, любой продукт – это все самогон. Весь перечень, кроме водки. Водка – это ректификат. Это спирт, а из чего он получен – это уже вопрос второй».
Еще одна причина потери интереса к крепкому алкоголю в целом – исчезновение культуры пития. В кино бутылки «замыливают», в рекламе водки больше не встретишь.

Откуда узнавать о том, как люди вообще пьют? Остаются театры. Причем, общественность в большинстве своем уверена: актеры – заядлые выпивохи. Откуда появился такой образ? Заслуженный артист России Андрей Пашнин не знает первоисточника, но зато заверяет: образ этот не совпадает с реальностью:

«К счастью своему, понял, что играть пьяного будучи пьяным – невозможно. Притупляется все. Один раз случайно я оказался на сцене в очень серьезном и любимом спектакле, будучи выпившим. Произошла резкая замена, срочно вызвали в театр, вышел на сцену, немного под градусом. Но по иронии судьбы именно в первом акте мой персонаж появляется выпившим. Это Островский, "Без вины виноватые", Незнамов. Но мне казалось, что я голый. Мне было очень стыдно. Зритель, конечно, не заметил, потому что я собрался, стал говорить более отчетливо. Наверное, это было смешно. Профессионалы, актеры это сразу заметили. Мне было безумно стыдно, мне казалось, что все это видят. И я понял, что это просто неправильный путь».
Почему тогда вся страна так любит смотреть и обсуждать пьяниц? Почему образ алкаша для нас – и смех, и слезы, и опала? Помните, сколько просмотров и лайков собирали видео с нетрезвым Михаилом Ефремовым. Так было до тех пор, пока он не погубил жизнь другого человека в ДТП. А до этого, ведь не все осуждали, многие смеялись, мол, во дядька дает! 

«Просто артист на виду. Выпивший артист заметен в толпе. Выпивший артист узнаваем в экстремальной ситуации. Поэтому о них мы и говорим.

На самом деле все люди одинаковые. Ну, тянет выпить – ради бога. Главное, это культура пития. Мне однажды довелось пить с огромным, большим во всех смыслах человеком, борцом, олимпийским чемпионом, вообще, с легендой - с Карелиным в Новосибирске. Боже мой, как он это делает обаятельно! Какая светлая голова! И выпили-то немало. Он принимал гостей, был радушен и гостеприимен. Выпивая, он рассказывал истории под каждый тост. Рассказал про каждое здание в своем любимом городе Новосибирске. Знал имена молодых спортсменов, борцов в его спортивной школе борьбы. Знает их родителей. Я был поражен интеллекту этого человека.

Вот, человек выпивает одну и ту же дозу, одно и то же количество, но один это делает до спектакля, а другой – после. Тот, кто это делает до спектакля – преступник. У него плохая дорога. Ну, сколько их уже ушли, сколько их упало в бездну, уже нет их. Человек, который после спектакля, снимает стресс. Видимо, эта своевременность превращает даже пагубную привычку в лекарство.

Тот же Шнур, по-моему, сказал: "Господи, мы говорим, сколько людей от водки погибло. Мы же не говорим о том, сколько людей водка спасла". Сколько инсультов удалось избежать? Человек выпил, и накопившаяся отрицательная энергия через спиртное из него выскочила, это позволило ему жить дальше и счастливее. Вот так я думаю», – делится актер Андрей Пашин.

Все-таки любая культура должна иметь носителя, любая культура должна передаваться. Как? Если в СМИ и медиа водка – табу?

Оксана Василянская, управляющая сети винных магазинов, в алкогольном бизнесе полжизни – 25 лет. Она начинала с торговли в павильонах. Красноярских потребителей «крепкой» узнала очень хорошо:

– Раньше, знаете, как получалось? Человеку все равно было, что купить. Главное было напиться. Как бы это грубо не звучало, но это было так. Сейчас слово «напиться» неприемлемо. Мы больше говорим: «человек дегустирует, пробует, пытается разобраться, понимать».

– А это мы не прикрываем ли то же самое просто другими словами?

– Это мы не просто не прикрываем. Все кардинально все поменялось. Когда мы продавали последний раз литровую водку, я даже не помню. Хотя она у нас есть. Сейчас люди такими объемами и такой напиток пьют очень редко.

Даже, если человек берет у меня 3 бутылки вина, это не говорит о том, что он выпьет их за вечер. Если человек за вечер выпил 2 или 3 фужера, я не думаю, что это страшно. Я никогда не назову это пьянством.

«О культуре пития стали меньше говорить. Я думаю, в связи с тем, что есть закон о запрете рекламы алкогольной продукции. Но я всегда за то, что человеку нужно рассказывать о культуре пития. Ее [водку] не уберешь же с полки?

Мы должны рассказывать о культуре пития, как раньше, в советское время. Брали графинчик, в графинчик наливали и по чуть-чуть, понемножечку вечером выпивали. Это могло быть и вино, и коньяк, и водка. Не ставили литровую бутылку на стол, и пока донышко не увидели, продолжали пить», – говорит Зинаида Медведева, директор Красноярского водочного завода. 

«Люди еще ничего не умели, они там на жестах общались, палкой-копалкой копали коренья, но алкашечка уже была.

На самом деле хороший вопрос насчет культуры и не только пития, а вообще. Знаете, кто как к этому приходит? Кто-то приходит в свое время перепивши, когда его разорвало на части, он потом собирался неделю и потом решил: "Нет, что-то я дал маху, надо как-то более аккуратно, уметь остановиться". Это же касается не только алкоголя. Надо уметь вовремя остановиться. Поэтому культура сейчас только-только зарождается», – считает руководитель магазина народного промысла Дмитрий Хуртин.

А артисты учат друг друга, рассказывает Андрей Пашнин – ему культуру передавали мастера профессии, старшие коллеги – Валерий Милошенко и Виктор Питерский:

«Когда они собирались в гримерке, стучали ко мне в соседнюю, говорили: "Андрюша, зайди. Есть разговор". Я заходил, и там на двух табуретках были аккуратненько порезанные огурчики, по дольками. Это просто... Вот это культура!

И как они говорили: "Ну, давай, сегодня роль у тебя пошла". Или: "А вот у меня сегодня… там запнулся ". И как-то обсудили, и ни о ком плохого слова.

Знаете, вокруг этих двух табуреток возникала такая атмосфера доброты, и вот здесь как раз и передавалась эта культура пития мне. И я стараюсь сесть, нарезать, если я выпиваю со своими друзьями. А не так – наглыкаться, "гэ-гэ-гэ " и в телефон. Вот она, культура! Она внутри каждого из нас.

Пьяный человек пьяному человеку рознь. Спиртное, как все знаем, по-разному действует на людей. Есть люди, которые, выпив, добреют. Готовы снять последнюю рубаху, подарить, поменяться. В общем, сделать что-то доброе: спеть, рассказать анекдот. А есть люди, на которых спиртное действует отвратительно. Они становятся агрессивными. Им надо померяться силами, потом побороться, потом подраться. Это все в прогрессии, соответственно выпитому. Вот эти люди не очень обаятельные, не очень за ними наблюдать.

Это же неслучайные поговорка – "что у трезвого на уме, то у пьяного на языке". Так вот, если у тебя, у трезвого, в голове чудовище, то у пьяного они выползают наружу. И вот смотреть на эти чудовища мне неприятно». 


Теперь зрители ТВК, самого цитируемого СМИ в Красноярском крае, могут поддержать редакцию не только лайками и подпиской в соцсетях. На главной странице сайта появился раздел «Поддержать ТВК». Он для тех, кто хочет сделать свой личный вклад в развитие независимой красноярской журналистики.